Вафина О.П.

None

Keywords: NoneNoneNoneNoneNone.

       Законодательное направление в юридической политике Российского государства в первой половине XIX в., сохраняя главенствующее положение в механизмах законотворчества императора, получает дальнейшее развитие и начинает выстраиваться на новых основаниях, позволяющих говорить о достаточно четкой институционализации данного направления.  Провозглашенный и развиваемый властью принцип опоры на закон и законность в управлении страной  потребовал и решения проблем, связанных с качеством нормативных актов, систематизацией законодательства и определением системы узаконений. В контексте данного подхода заметим, что разработка и создание Свода законов Российской империи стало важнейшим этапом на пути формирования российской государственности и привело к определенному логическому и практическому завершению более чем вековую деятельность по упорядочиванию законодательного массива в стране.

       На указанной ранее отечественной историко-теоретической базе М.М. Сперанский определил этапы работ по систематизации законодательства и содержание практической реализации каждого из них. При этом он, с учетом прежнего опыта, не исключая и своего, составил последовательный процесс упорядочивания законодательного массива, исходя из необходимости на первом этапе собрать все узаконения и опубликовать их в рамках Полного собрания законов Российской империи как хронологической инкорпорации и необходимой базы для последующих работ [1, с. 134]. И завершение его позволило  перейти ко второму, более сложному этапу работ - созданию Свода законов Российской империи и изданию в его рамках систематизированного по определенным критериям действующего общеимперского законодательства.

       По мнению М.М. Сперанского, фундаментом систематизации законодательства  должен был стать Свод законов Российской империи.  Свод законов  базировался на материалах Полного собрания законов, но он как сложный акт систематизации законода­тельства представлял тематическую инкорпорацию законодатель­ного материала с его отраслевой консолидацией по соответствую­щим разделам свода - отраслям законодательства. Здесь перед правоведом встали несколько проблем: определение общих пра­вил составления Свода законов и его структуры, которая одновре­менно становилась и системой общеимперского законодательства. 

     В "Обозрении исторических сведений о Своде законов" Сперанский, исходя из состояния русского права в тот период, обосновывал необходимость Свода законов, объясняя это особенностями нашего юридического быта. Главной особенностью он считал, что Россия не получила, в отличие от западноевропейских стран, заимствовавших римское право, его стройной системы, которую составляли "законы высоким знанием придуманные, долголетним опытом испытанные и веками утвержденные". Основная задача Свода законов - это дальнейшее совершенствование законодательства. Отсутствие его вело к тому, что "...суд непрестанно обращался к законодательству и искал разрешения; отсюда так называемые в старину дела временные именными указами и боярскими приговорами" [2, с. 84-88].     

     Анализируя данное обстоятельство, известный историк Н.М. Коркунов считал, что необходимость составления Свода Сперанский обосновывал "отсутствием у нас права самостоятельного судебного толкования законов" [3, с. 95], то есть тем, что большинство действующих законоположений в России представляли собой решения по конкретным делам. Поэтому Свод законов был призван по идее правоведа - создать твердую основу для издания новых законов [4, с. 31].

      Перед составлением Свода законов правовед предлагал определить его форму. Он различал в истории систематизации законодательства несколько видов свода:

    1) свод, составляемый посредством выписок.  Для составления такого свода готовились выписки из разных законов, касающиеся одного и того же предмета, но без взаимосвязи между собой. Сперанский различал общие и частные выписки. Частные выписки он видел в судопроизводстве по конкретным делам и классифицировал их на подготовительные или окончательные. В подготовительных выписках в хронологическом порядке излагались все положения, которые могли иметь отношение к делу. Общие выписки составлялись не по конкретному делу, а на целые главы или разделы законодательства.  В таких выписках приводились указы, относившиеся к определенной главе или разделу законодательства. Эти указы приводились в хронологическом порядке, без связи одного с другим и без разделения действующих и недействующих правовых норм. Такое разделение осуществлялось присутствием уложенной комиссии, которое определяло, какую правовую норму считать действующей, а какую отмененной или подлежащей отмене;

      2) учебные или научные своды. В этих сводах по принятой системе обычно излагались основные принципы классификации какого-либо раздела законодательства, последствия этой классификации и связь этих последствий между собой. К подобным сводам Сперанский относил сочинения римских правоведов, которые составили одну из частей Свода Юстиниана;

      3) ручные книги или сборники. Это краткое указание на законы, содержавшие только их общий смысл. Они были схожи с учебными сводами, но, по мнению Сперанского, имели два существенных отличия: во-первых, учебные своды  сочинялись для обучения, а ручные книги и сборники составлялись только для руководства должностных лиц, чтобы ввести их в курс своей должности; во-вторых, учебные своды обычно охватывали какой-либо целый раздел законодательства с соблюдением принятой системы и ее методическим изложением, а ручные книги составлялись не научными методами, а для удобства их практического применения;

      4) своды в виде указателей. Последние обычно составлялись в алфавитном порядке и были либо пространные, либо краткие. В пространных указателях на каждое слово излагалась история прежних законов, их основные изменения, а также существо действующего законодательства с более или менее подробным указанием частных случаев и судебных решений. Краткие указатели ограничивались изложением содержания закона с указанием времени его издания. Такой краткий указатель законов был составлен и приложен, в частности, к Полному собранию законов Российской империи;

     5) сводное уложение.  Сводным уложением Сперанский считал свод законов, начало которому было положено в 1700 г. Петром I. Будущий свод получил название сводного уложения, так как, во-первых, в его основе лежало Уложение 1649 г., и, во-вторых, потому что с Уложением 1649 г. предполагалось  соединить «новоуказные статьи» и последовавшие за ними указы;

     6) свод Юстиниана. Известно, что свод Юстиниана состоял из трех частей: из Институций, Дигестов, или Пандектов, и действующих императорских конституций, благодаря которым дошел до нас памятник периода расцвета римской юриспруденции [5, с. 5].

       Институции были составлены в основном из сочинений Гая, а также трудов Флорентина, Марсиана, Павла и Ульпиана. Они были разделены на следующие книги: общие учения о праве и о лицах; общие институты вещного права; общие институты обязательственного права; учение об исках и судопроизводстве. Подобная система получила название институционной.      

       Дигесты, или Пандекты, включили в себя выписки из сочинений других известных римских юристов, которые еще до Юстиниана получили, благодаря своей важности, силу закона. Они составляли основной предмет рецепции римского права и являлись в течение ряда столетий действующим правом [6, с. 3]. Дигесты были разделены на следующие основные части: а) общие вопросы  права и учения о правах лиц; б) «о праве лиц на свои собственные и чужие вещи» и о защите права собственности; в) «об обязательствах двусторонних или возникающих из взаимного доверия»; г) об обеспечении обязательств, издержках и исках из обязательств, об обязанностях из семейных и опекунских прав; д) о завещаниях; е) о разных вопросах, разрешаемых по судейскому усмотрению; ж) об уголовном и публичном праве [7, с. 128-130].

       При этом Сперанский считал, что только «наше Сводное Уложение в начатках его, и состав Юстинианов в действительном исполнении, одни представляют дело Законодательное; все прочие виды - выписки, сборники, указатели, книги учебные и ученые суть дело частное». Этим и было определено существо и форма Свода законов Российской империи.

       Кроме того, Сперанскому  предстояло определить правила составления самого Свода законов. Характерно, что приемы юридической техники он почерпнул из истории римского права и европейской юриспруденции, связанные с систематизацией узаконений. Эти правила  содержались в самом  своде Юстиниановом, но, сверх того, ближайшим руководством положено было принять начала, установленные Ф. Бэконом, поскольку они подходили к условиям составления нашего Свода [8, с. 5], с теми ограничениями, которые по свойству наших законов признаны необходимыми.

      Действительно, в основу принципиальных подходов к созданию Свода законов он положил сочинение английского политического деятеля, философа и юриста Ф. Бэкона «О достоинстве и приумножении наук», в разделе которого «Образец трактата о всеобщей справедливости, или об источниках права», в одной главе «О новых сводах законов (Дигестах)» в форме афоризмов были изложены основные положения. Но это были лишь афоризмы, которым Сперанский придал практическую направленность, несколько дополнил и использовал уже в создании всех сводов узаконений Свода законов Российской империи.

     Правила Ф.Бэкона были следующие:

     1). «Исключить из свода все законы, вышедшие из употребления». Сперанский предлагал считать не подлежащими применению только те законы, которые отменены более поздними;

    2). «Исключить все повторения, и вместо многих постановлений, одно и то же гласящих, принять в свод одно из них полнейшее»;

    3). «Сохранить слова закона, извлекая статьи свода из самого их текста, хотя бы то было самыми мелкими и дробными частями; потом сии мелкие части связать и соединить по порядку: ибо в законе не столько изящество слога, сколько сила и важность его, а для важности древность, драгоценны. Без сего свод был бы книгою учебною или ученою, а не составом законов положительных».

    Это правило Сперанский уточнил следующим образом: во-первых, статьи свода, взятые из одного действующего указа или постановления, следовало излагать дословно без каких-либо изменений; во-вторых, статьи, составленные из двух или более указов, излагать словами основного указа с присоединением слов из указов, служащих к нему дополнением или пояснением; в-третьих, статьи, составленные с учетом большого количества указов, должны были располагаться по смыслу, который они имели в своей совокупности, и, в-четвертых, под каждой статьей следовало давать ссылку на те указы и постановления, на основании которых она была составлена;

     4). «Законы слишком многословные и обширные должны быть сокращаемы». Сотрудники Второго Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии позднее получили разъяснение, что указы и постановления обычно состоят из трех частей: из изложения мотива издания закона, из положений, которые принимались во внимание при его написании, и из самого текста закона. Первые две части решено было исключить из свода, а третью изложить без изменений, несмотря на то, что иногда ее можно было бы усовершенствовать, но это противоречило бы предыдущему правилу;

    5). «Из законов противоречащих избирать тот, который лучше других». Однако Свод переступил бы свои границы, если бы его составители решали, какой из  двух противоречащих законов лучше. Поэтому вместо этого правила Сперанский предложил из двух противоречащих законов следовать позднейшему, так как закон считается утратившим силу, если на его предмет издан другой. Если бы противоречие возникло между статьями одного закона, то только законодательная власть была бы вправе устранить его;

    6). «По составлении таким образом свода, сей Состав Законов должен быть утвержден надлежащей властью, дабы, под видом законов старых, не вкрались законы новые» [9, с. 499-502]. Во исполнение данного правила своды каждой части законодательства должны были, по мнению Сперанского, подвергаться ревизии того управления, к ведомству которого они принадлежали. Для этого во всех министерствах следовало учредить особые ревизионные комитеты, а для ревизии гражданских, межевых и уголовных законов - составить особый комитет под председательством  министра юстиции.

      Система разделения законодательного материала в Своде, по мнению Сперанского,  была основана на мысли, что "в государстве действуют два союза...: союз государственный и гражданский... отсюда два порядка законов: законы государства и законы гражданские». Он выделяет «четыре вида за­конов государственных»: 1) «Законы Основные»; 2) «Учреждения»; 3) «Законы сил государственных»; 4) «Законы о состояниях». Схема законов гражданских представлена «в следующем порядке: I. Законы Основные. II. Законы Учредительные. III. Законы Правительственных Сил. IV. Законы Бла­гоустрой­ства. V. Законы о Состояниях. VI. Законы Полиции. VII. За­коны Испра­витель­ные и Уголовные» [10, с. 150-151].

       М.М. Сперанский посчитал так же необходимым «соединить две цели: удоб­ство употребле­ния их при производстве дел и средства к систематическому их изучению, так чтоб те же за­конные книги, а не две системы разные, были основанием и в от­правлении дел, и в учебном образовании». Поэтому «порядок разделения за­конов, принятый в Своде, соображен в главных его началах с порядком учеб­ного их разделения. За­коны государственного пер­вого разряда представляются в книгах I, II, III и IV, и каждый их вид занимает то самое место, какое в теории ему предназначено: за Основными законами сле­дуют Законы установлений, за­тем Уставы управления государственных сил в двух книгах и потом Законы о состояниях», и лишь «неко­торые … части Учреждений отделены от общего их состава в книге I и для прак­тического удобства раз­мещены в книге III вместе с Уставами» [10, с. 152].

        Подготовительные к созданию и изданию Свода законов труды, по мысли Сперанского, должны были состоять в «1) собрании законов, и 2) подробных обозрениях посредством Сводов исторических» [2, с. 128-129]. Исторические обозрения являлись необходимым этапом в процессе создания Свода законов. Они способствовали обнаружению официально отмененных или утративших свою силу законов, а также всех законодательных изменений [11, с. 194]. При составлении сводов исторических сначала законы «приискивались без различия действующих от недействующих». Затем проводились сравнения законов одного года с законами другого. Статьи отмененные были исключаемы из Свода, пояснения и дополнения были «прилагаемы к первоначальному узаконению». Таким образом, составлялась история изменений закона по каждому отделению.

Во второй половине 1820-х гг. было составлено только историческое обозрение гражданских и некоторых частей уголовных законов. Создание исторических сводов по другим областям законодательства было отложено на неопределенное время. Только в 1832-1833 гг. чиновникам Второго отделения была снова поручена подготовка исторических сводов. Эти обозрения для тех частей законодательства, для которых они были составлены, группировали правовой материал по царствованиям. Однако, историк П.М. Майков,  который исследовал архивные материалы М.М. Сперанского, считал, что эта работа не была закончена [12, с. 40]. Деятельность по составле­нию исторических сводов явилась важным этапом, непосредственно пред­шествующим созданию Свода законов. По мере завершения исторических сводов начались работы над систематическим Сводом.

         Итак, Свод законов Российской империи установил официальную систему обще­имперского законодательства. Он делился на восемь книг по которым распределялись тома свода: книга первая - Основ­ные государствен­ные законы (ч. 1 т. I); книга вторая - учреж­дения: цен­траль­ные (ч. 2 т. I) и ме­ст­ные (т. II), а также уставы о службе го­судар­ственной (т. III); книга третья - за­коны правитель­ст­венных сил: уставы о повинно­стях (т. IV), о пода­тях и пошлинах (т. V), ус­тав таможенный (т. VI), ус­тавы монетный, горный, о соли (т. VII), уставы лесной, об­рочных статей, аренд­ных ста­ростинских имений (т. VIII); книга четвер­тая - за­коны о состоя­ниях (т. IX); книга пятая - за­коны граж­данские и межевые (т. X); книга шестая - законы госу­дарст­венного благоустрой­ства: уставы кредит­ный, торго­вый, про­мышленно­сти (т. XI), путей сообщения, строи­тельный, по­жар­ный, о городском и сельском хозяй­стве, о благоустройстве в ка­зенных селениях, о коло­ниях иностранцев в им­пе­рии (т. XII); книга седьмая - законы благо­чиния (поли­цейские): уставы о народ­ном продо­вольст­вии, об обществен­ном призре­нии и вра­чебный (т. XIII), о пас­пор­тах и бег­лых, о предупреж­дении и пресече­нии пре­ступ­лений, о содержа­щих­ся под стражей, о ссыльных (т. XIV); книга восьмая – за­коны уголовные: законы о преступлениях и наказаниях, уголовное судопроизводство: следствие, суд (кн. 1-2, т. XV) [11, с. 199], [13, с. 99]

        Работа над Сводом закипела в январе 1826 г. и к концу 1832 г. Свод, заключавший в себе действую­щие узаконения, был отпечатан тиражом 1200 экземп­ляров и 19 января 1833 г. был представлен Государственному совету на за­седании, происходившем под личным председательством Николая I. Со­ставляющие Свод отдельные статьи расположены в систематическом, а не хроноло­гическом порядке. Свод законов изд. 1832 г. делился на восемь главных раз­делов и состоял из 15 томов. Всего в Своде законов 1832 г. содержалось 36000 статей. В целях периодического отражения состояния законодательства в определенный момент предполагалось выпускать Про­должения к Своду законов, а также переиздавать весь Свод через каждые де­сять лет. Продолжения к Своду должны были отражать все изменения в за­конодательстве, последовавшие за известный период времени. В течение восьми лет (1832-1840гг.) вышло шесть Продолжений к Своду законов.

       Второе издание было осуществлено через десять лет после первого издания   в 1842г. общий объем Свода значительно возрос, число статей в нем в полтора раза превысило, это количество в первом издании. Число томов осталось прежнее - пятнадцать, хотя состав томов вообще  не подвергался особенным изменениям. В 1857 г. Свод был переиздан в третий, по­следний полностью раз, количество статей в 15-ти томах достигло 90000. Свод сделался обширнее потому, что  были включены  находившиеся в изданных с 1843 по 1854г. продолжениях различные законы, учреждения, уставы и постановления. К этому изданию Свода был составлен алфавитный указатель [12, с. 128]. В последующие годы полных переизданий не производилось, а переиздавались лишь отдельные тома свода.  

       Таким образом, Российское государство привело к определенному логическому и практическому завершению более чем вековую деятельность по упорядочиванию законодательного массива в стране. Систематизация имперского законодательства, осуществленная посредством издания Свода законов, была крупным шагом вперед в развитии русского права. Свод законов Российской империи стал действующим источником права. Он  впервые представил для органов государства свод действующих законов, имеющий достаточно четкую и продуманную теоретическую и практиче­скую основу, снабженный указателями и вспомогательными материалами. На долгие годы Свод законов стал основным документом, к которому обращались российские юристы - как в своей практике, так и для теоретических целей. В качестве исторического источника Свод законов не утратил своего значения и сегодня.

Литература

  1. Кодан С.В. Проекты преобразований политико-правовой системы России М.М. Сперанского. Екатеринбург: УрАГС, УИЦ «Защита-Урал», 2003. 156 с.
  2. Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов.    СПб.: тип. II Отделения Собственной е.и.в. канцелярии. 1837. 198 с.
  3. Коркунов Н.М. Значение Свода законов. // Н.М. Коркунов. Сб. статей 1877-1897. СПб., 1898. С. 77-96.
  4. Шебанов А.Ф. О роли систематических собраний законодательства (на примере Свода законов 1832 года) // Ученые записки ВНИИСЗ. 1969. вып. 16. С. 25-37.  
  5. Дигесты Юстиниана / отв.ред. Е.А. Скрипилев. Т.1. М.: Наука, 1984. 456 с.
  6. Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана; очерки по истории составления и общая характеристика. М.: Гос. изд-во юрид. литературы, 1956. 132 с.
  7. Сперанский С.И. Учение М.М. Сперанского о праве и государстве. М.: Ось-89, 2004. 224 с.
  8. Нефедьев Е.А. Причины и цель издания Полного собрания и Свода законов с точки зрения Сперанского. Казань: тип. губернского правления, 1889. 36 с.
  9. Бэкон Ф. Сочинения в 2-х томах / под общ. ред. А.Л. Субботина. Т.1. М.: «Мысль», 1977. 567 с.
  10. Сперанский М.М. Руководство к познанию законов. СПб.: Наука, 2002. 680 с.
  11. Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800-1850-е гг.: деятели, идеи, институты. Екатеринбург: УрАГС, 2005. 324 с.
  12. Майков П.М. О Своде законов Российской империи. СПб.: тип. т-ва  Общественная польза, 1905. 279 с.
  13. Шебанов А.Ф. Из опыта создания Полного Собрания законов и Свода законов в дореволюционной России //  Правоведение. 1967. № 2. С. 96-106.
  • Теория и практика юридической науки


Яндекс.Метрика