Актуальность исследования деятельности органов власти по формированию семейных ценностей

Авторы:  Россель А.С.

В статье рассматривается вопрос реализации мер по укреплению ценности института семьи как фундаментальной ячейки здорового общества. Стратегическое положение института семьи в Российской Федерации угрожает с точки зрения национальной безопасности, поэтому для изменения ситуации необходимы системные меры государства. Сегодня проблема семьи в Российской Федерации является одним из основополагающих факторов национальной безопасности.

Ключевые слова:  орган власти, семья, государство, институт семьи, ценности

Стратегическое положение института семьи в Российской Федерации угрожает с точки зрения национальной безопасности, поэтому для изменения ситуации необходимы системные меры государства. Сегодня проблема семьи в Российской Федерации является одним из основополагающих факторов национальной безопасности.

Актуальность исследования деятельности органов власти по формированию семейных ценностей основывается на том факте, что стратегия построения модели семьи становится неотъемлемой частью семейной и демографической политики. Концептуальной основой стратегии государственной семейной политики в России является определение необходимости возрождения традиционной модели семьи и семейных ценностей.

Семья традиционно является ценностью для всех групп российского общества. Однако модель идеальной семьи в системе ценностей человека не остается постоянной.

Изменение отношения к семье в современном российском обществе происходит на фоне наиболее важных глобальных изменений ценностей в мире. Важным шагом в разработке официальной концепции семейной политики в нашей стране является утверждение распоряжения Правительства Российской Федерации Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации от 25 августа 2014 года № 1618-р на период до 2025г. При этом необходимо иметь в виду, что именно традиционные общества в большинстве случаев приняли патриархальный порядок социальной и общественной жизни, что также характерно для модели семейных отношений.

Исследователи обнаружили, что традиционная модель семьи, предложенная в правительственных документах, в значительной степени отдалена от современных реалий [3].

Исследования показывают, что семейная политика успешна лишь в случае принятия во внимание разнообразия жизненных планов людей [3].

Стремления государства искусственно способствовать распространению традиционных институтов и ценностей в современном обществе не приводят к повышению рождаемости: люди предпочитают не иметь ребенка в условиях, не соответствующих их ожиданиям. Согласно данным 2019 года в Российской Федерации всего 50,5% семей состоит из 2 и более человек. Семьи, имеющие в своем составе несовершеннолетних детей, составляют 40% общего количества семей, с двумя несовершеннолетними детьми – 8% процента, многодетные семьи - 2,5 % [2].

Если государство реализует социальную политику, которая направлена на создание возможностей для самореализации личности и сосредоточена на «скорейшей реализации собственных интересов, целей и ценностей», то можно прогнозировать реализацию репродуктивных намерений личности, что способствует относительно более высокому уровню рождаемости.

Темпы современных социально-экономических перемен не позволяют молодому поколению сосредоточиться на созидательных вопросах построения семейных отношений и сохранения семейных ценностей. Новые тенденции в отношении молодых людей, связанные с деторождением, такие как сознательно отказываются от рождения детей, присоединяясь к движению «child – free» (свободный от детей), которое становится все более популярным в западных странах [7].

Правило «одна семья – один ребенок» – это еще одна тенденция среди молодых семей, которая крайне негативна для демографической ситуации в нашей стране. В настоящее время общество напрямую демонстрирует риск социального ухудшения и депопуляции, которые оказывают существенное негативное влияние на развитие и поддержание традиционных семейных ценностей.

Государственная семейная политика Российской Федерации представляет собой единую систему действий и принципов, которая рассматривает семью как социальный институт с правовой, организационной, экономической, научной и информационной точек зрения. В соответствии с указом Президента Российской Федерации семейная политика осуществляется законодательной и исполнительной властью на всех уровнях, общественными объединениями, религиозными общинами и организациями, политическими партиями, профсоюзами и т.д. Все это определяет актуальность изучения деятельности органов власти для формирования семейных ценностей.

Исследования подтверждают присутствие в России изменений, характерных для эпохи второго демографического перехода. До недавнего времени исследования показали устойчивость относительно традиционного распределения семейных обязанностей. Однако в настоящее время семье не хватает четкой поляризации родительских ролей, а новые социальные факторы определяют повседневную жизнь и семейные функции [5].

По данным мониторинга ВЦИОМ, превалирующее большинство россиян поддерживают равенство супругов в семейных отношениях: например, 82% респондентов в 2018 году ответили, что считают, что так должно быть в семье, а 72% состоящих в законных отношениях ответили, что они совместно принимают решения в своей семейной жизни (с 2009 года 34%, то есть этот показатель более чем удвоился). Определенные авторы придерживаются мнения, что попытку возобновить традиционные ценности в рамках стратегии семейной политики в России трудно считать успешной из-за отсутствия последовательности во взглядах россиян на семейную и социальную политику [4].

В то же время следует иметь в виду, что нынешний этап культурной модернизации в России характеризуется частичной десекуляризацией общественного сознания, что свидетельствует об определенном возрождении традиционализма. При этом, делая вывод о возрождении традиционных ценностей, следует отметить, что Россия – не единственное исключение. Глобальные идеологические изменения могут привести к «фундаменталистским» реакциям.

В разных обществах человеческое поведение может характеризоваться различными взглядами, мотивами, нормами и практикой, которые тесно связаны со спектром желаний и возможностей, доступных людям в конкретной социально-экономической среде. Такие реакции могут замедлить тенденции второго демографического перехода, привести к территориальной дифференциации процессов, но они не могут полностью остановить их прогресс. Это создает ситуацию, в которой логика официальной модели семейной политики в России не учитывает глобальные тенденции изменения демографического и семейного поведения россиян, что позволяет усомниться в ее эффективности.

Под часто обсуждаемой статистикой уменьшения числа рождений и детей в семье подразумевается не ухудшение плодовитости или плохие материальные и бытовые условия, которые постоянно воспроизводятся большинством журналистов и политиков, а научно обоснованный факт, что ценностно-мотивирующая привлекательность семейно-детского образа жизни теряется по сравнению с холостяцким существованием.

Социально-биологический потенциал рождаемости составляет 45-50%, но реализуется примерно на 30% из-за низкого отношения к детности [7]. Кроме того, в каждом новом поколении престиж самой семьи, т.е. семейные ценности, брак, воспитание более двух детей – снижаются, о чем говорят данные социологических и демографических исследований, показывающих отношение к установке на детность и календаря рождений реальных поколений.

В нашей стране с конца 60-х гг. из-за низкой потребности в 1-2 детях преобладала небольшая семья. При введении пособий на детей в 1982 году увеличилась полнота потребности более чем в двух детях, и, таким образом, суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в 1988 году вырос до уровня простого воспроизводства населения. «В связи с накоплением рождений в 1982-1988 гг. через 5 лет в 1992 году началось снижение СКР, поскольку все репродуктивные когорты уже полностью реализовали свою потребность в детях» [3].

В результате в начале нового века среднее число рождений на одну женщину упало до сенсационно низкого СКР = 1,7. Но именно поколение, рожденное в 90-х годах, вступает в брачную и репродуктивную фазу жизни в 2016–2027 годах и формирует новую демографическую волну негативного свойства, поскольку репродуктивный контингент для женщин сокращается вдвое. СКР достиг 1,8 в 2015 году, но снизился до 1,7 в 2016 году и 1,6 в 2017 году [4].

Возможное снижение рождаемости в ближайшие 10–15 лет связано с ухудшением возрастной структуры и стагнацией, и, возможно, даже с дальнейшим ухудшением репродуктивного здоровья. Материнский капитал не увеличил потребность в детях (ПВД), а только уменьшил протогенетические и межгенные интервалы, т.е. ускорил реализацию потребностей одного или двух детей в нескольких возрастных группах одновременно.

Падение рождаемости было легко и просто объяснено низким уровнем дохода и предполагаемым нераспространением ПК в бедных семьях, их низкой осведомленностью и культурой. Считалось, что модернизация сопровождалась массивным ПК, который сводил к минимуму искусственный аборт (ИА) и сводил результаты к двудетности. Однако распространение ПК вместо желаемых детей (которое не было результатом ошибок контрацепции) привело к образу жизни вместе без детей и снижению коэффициента рождаемости до СКР = 1,5-1,6. Стали объяснять этот факт в теории второго демонстрационного перехода из-за увеличения разводов и сожительства, а не обесценивание семьи и отношения к детности т.к. общая потребность в детях была отклонена. В парах ПК были объявлены первичными «НЕ хочу иметь детей», в то время как отказ от ПК «НЕ не хочу детей» являлся вторичным, и поэтому дети появляются якобы не из-за потребности в детях, а из-за двойного отрицания [6].

Исторический ход событий склоняет выбирать маленькие семьи, а не семьи из трех и более детей. Семьи рационально реагируют на внебюджетное направление общества, блокируя ПВД, так что долгосрочное сохранение заблокированных установок в родительском поколении транслируется в более молодое поколение, и эта преемственность между поколениями редуцированных РУ на практике устанавливается РП и ПК, которые формируют заниженную ПВД. Показатели детства и ПВД снизились примерно на 1,0 за 30 лет.

«В двадцатом веке в 1900-1920 гг. нормы многодетных семей (5 и более детей) были заблокированы, в 1930-40 гг. нормы среднедетности (3-4 детей), в 1950-60 гг. нормы трехдетности, в связи с чем с конца 60-х гг. стала преобладать малодетность и уже с 70-80 гг. наступила эра блокирования норм двудетности. Депопуляция 90-х годов вместе с блокировкой ПВД=2 привела к инновационному укреплению норм однодетности и бездетности» [3].

«Измерение репродуктивных отношений в ряде регионов Российской Федерации в период с 1976 по 2015 гг. используя метод семантического дифференциала СД продемонстрировало двукратное увеличение установок на однодетность (индекс СД с 8.15 упал до 4.27, а сходство с ориентаций на бездетность выросло на половину с 12.83 до 6.03 – чем меньше величина СД, тем сильнее установка, больше сходство между сопоставляемыми объектами)» [3]. Кроме того, установка на 2-х и 3-х детей и сроки их рождения в 2015г. немного усилилась под воздействием мер стимулирования, при этом ценность семьедетности снизилась, а бездетность возросла.

Опрос около 700 человек в июне 2018 г. в соответствии с ожидаемым числом детей среди респондентов с 2-мя или менее детьми, 95% респондентов обнаружили ориентацию на 1,7 ребенка, которая реализуется на уровне от 1,4 до 1,5 детей [3].

Следует отметить, что социологи, которые непосредственно измеряют ценности и нормы детности, ПВД и РУ, более точно смотрят в будущее и прогнозируют репродуктивные события, особенно если они выявляют репродуктивные ориентации самого молодого поколения. Тем не менее, точность нормативных прогнозов рождаемости увеличивается, когда учитывается влияние поведения и мотивация репродуктивных действий.

Институт семьи как фактор формирования человеческого капитала является главной ценностью современного общества. Институциональная ориентация в рамках теории человеческого капитала как предмета исследования определяет влияние на формирование человеческого капитала социальных институтов, таких как семья, образование, церковь, культура, здравоохранение и т. д.

Особая роль института семьи в воспроизводстве и накоплении человеческого капитала в первую очередь определяется его функциями: репродуктивным, образовательным, социализационным, социальным статусом, а также экономическими, хозяйственнымий и рекреационными функциями. Семьи должны иметь значительные ресурсы для успешного выполнения всех этих функций. Однако цифры, доступные ряду местных исследователей, не внушают оптимизма по поводу ситуации, сложившейся в современной России.

Л.Овчарова, например, отмечает, что во время кризиса с 2014 по 2017 год, сопровождавшегося снижением реальной заработной платы, доля семей, имеющих фонды развития, сократилась с 40 до 30% [4].

Кроме того, половина этого дохода расходуется на так называемый бюджет на выживание, включая питание, одежду и обязательные платежи. Остальное – это ресурс, который можно инвестировать в образование, здравоохранение, досуг и культуру, то есть непосредственно в развитие человеческого капитала. Оставшиеся 70% населения России, как правило, имеют только бюджет на выживание. Однако, если население финансирует развитие социальных зон за счет своих доходов, нет необходимости надеяться на модель постиндустриального развития.

В связи с вышесказанным определяется актуальность проблемы совершенствования социальной поддержки материнства и детства в Российской Федерации, что подтверждается социально ориентированной бюджетной политикой, реализуемой государственными программами (в том числе формированием нового качества жизни), разрабатываемыми национальными проектами, объявленным десятилетием детства. В частности, учитывая ранее достигнутые результаты социально-демографической социальной политики, необходимо улучшить социальную поддержку материнства и детства в следующих областях:

1. Материнский капитал.

− формирование нескольких уровней этой поддержки в зависимости от порядка ребенка (например, когда рождается второй ребенок, когда рождается третий ребенок; когда рождается четвертый ребенок), что подразумевает:

а) увеличение выделенной суммы;

б) расширение возможностей расходования средств (в том числе в целях возможности размещения средств в крупнейших банках России, что, в свою очередь, будет способствовать развитию банковского сектора);

в) улучшение контроля над коррупцией и другими проявлениями, которые нарушают закон.

− предоставление не только денежных средств и земли, но и предоставление дополнительных услуг (включая налоги) при запуске малых и средних предприятий.

2. Занятость.

− предоставление дополнительной информации и юридической поддержки родителям с детьми для обеспечения их занятости. В то же время создавать родительские пулы в трех категориях: с детьми до 1,5 лет, до 3 лет и до 18 лет);

− увеличение пособия по безработице для граждан с детьми в возрасте до 18 лет (включая дифференциацию пособия по безработице в зависимости от количества лет легальной работы).

3. Здоровье.

− предоставление некоторых платных медицинских услуг бесплатно;

− для родителей с тремя и более детьми возможность ежегодного оздоровительного отпуска в течение 10 дней (бесплатно) или 20 дней (с оплатой 45%) и для родителей с пятью и более детьми в течение 20 дней (бесплатно);

− предоставление возможности ежегодного медицинского осмотра;

− проведение специальных медицинских осмотров для многодетных семей.

4. Пенсионное обеспечение.

− досрочный выход на пенсию для родителей с двумя или более детьми или более поздний рост;

− расширение числа индивидуальных пенсионных коэффициентов для социально значимых периодов (особенно для периодов ухода за детьми) по отношению к людям, ухаживающим за четвертым ребенком (в настоящее время с учетом ухода за третьим и четвертым ребенком используются те же числовые значения коэффициентов), а затем (коэффициенты) не используются во время ухода за последующими детьми.

5. Способствовать развитию корпоративной социальной ответственности, в том числе частично:

− создание детских садов в организациях и учреждениях;

− активное взаимодействие организаций со школами и формирование общих кружков и дополнительных классов;

− использование возможностей работы по воспитанию детей для воспитания детей, в том числе в рамках образовательного процесса.

Для успешной реализации вышеуказанных мер необходимо также обеспечить следующее:

− постоянный контакт должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления с населением (как с получателями мер социальной поддержки, так и с другими категориями);

− проведение консультаций (в том числе онлайн) с населением по интересующим его вопросам, в том числе в области социального обеспечения семей с детьми;

− формирование устойчивых каналов обратной связи, в том числе с использованием Интернета (официальные сайты и порталы, группы в социальных сетях и использование потенциала СМИ).

Наконец, следует отметить, что реализация вышеуказанных мер поможет повысить качество социального обеспечения семей с детьми, что не только решит текущие демографические проблемы, но и поможет создать социально ориентированную экономику в Российской Федерации на инновационной и цифровой базе с учетом интересов населения.

В основные ценности русских и других народов России всегда входили такие принципы мировоззрения, как: моногамия, целомудрие, супружеская верность, семейный центризм, общественное согласие на брак, ранний брак, семейная организация из поколения в поколение, основанная на общем домохозяйстве, строгая семейная иерархия, пожизненный характер брака – означающий недопустимость развода, сохранение неприкосновенности семьи в случае чрезвычайной ситуации высокая репродуктивная частота (рождение) – из-за желаемых многодетных семей и недопустимости нарушений репродуктивного цикла.

Перечисленные сегодня традиционные семейные ценности не отражены ни в семейной концепции (в Концепции семейной политики), ни в Концепции демографического развития, ни, к сожалению, в документах, регулирующих культурную сферу, ни в Стратегии развития воспитания. Эти основные ценности не описаны подробно в действующем Семейном кодексе. Все эти ценности требуют уточнения и юридической консолидации.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что минимальным условием выхода России из состояния демографического кризиса является желание и воля государства преодолеть его. Для роста населения минимальным требованием является наличие подлинной национальности. В случае, если это просто сфера частных, текущих бюрократических интересов, никакого демографического роста не ожидается.

Семейная политика, направленная на повышение ценности семейного образа жизни, должна быть гибкой, чтобы обеспечить ее эффективность в контексте корректировки жизненных стратегий различных групп россиян. Именно такая модель позволяет людям реализовать свои репродуктивные и брачные намерения и развить представление о важности семейного образа жизни для молодого поколения.

Литература:  

1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ
(в ред. от 06.02.2020) // СПС КонсультантПлюс. URL:  http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 24.02.2020).

2. Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 августа 2014 г. № 1618-р. Росминтруд. URL: https:// rosmintrud.ru/ (дата обращения: 24.02.2020).

3. Бухтиярова И.Н., Грудина Т.Н. Образ многодетной семьи глазами общественного мнения // Социодинамика. 2017. № 5. С. 108–119.

4. Деханова Н.Г. Особенности формирования человеческого капитала в современной России // Социально-политические науки. 2017. № 5.С. 52–55.

5. Сазонова А.Л. Любовь как социокультурный феномен в жизни современных россиян // ПОИСК: Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. 2017. № 4 (63). С. 137–153.

6. Семья, дети – жизненные ценности и установки / Под. ред. А. И. Антонова. М., 2015.

7. Всероссийский центр изучения общественного мнения // ВЦИОМ. Данные опросов. URL: https://wciom.ru/ (дата обращения: 24.02.2020).

8. Исследование «Репродуктивных установок на число детей и сроки их рождения» выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта «Межрегиональные исследования жизненных ценностей и не транзитивности семейно-детных ориентаций женщин, мужчин и семейных пар на основе сквозного анализа сопоставимых данных (1976 - 2020 гг.)» № 18-011-01037. URL: https://istina.msu.ru/conferences/presentations/149575992/ (дата обращения: 24.02.2020).

Вы можете отправить статью для публикации в журнале
Новый выпуск