Подходы к трактовке понятия «национальная безопасность»

Авторы:  Медведев М.В.

В статье рассматриваются различные подходы к трактовке понятия национальная безопасность. С позиции национальных интересов можно выделить два основных подхода к трактовке политики национальной безопасности – реалистский и идеалистический. Первый исходит из понимания политики национальной безопасности как средства для создания благоприятных условий (как внутренних, так и внешних) для развития государства. Идеалистическая трактовка предполагает акцент на реализации прав человека и гражданина, пусть даже в ущерб национальному суверенитету. По мнению автора, именно реализм в наибольшей степени соответствует сложившейся ситуации в области международных отношений и обладает наибольшим эвристическим потенциалом в отношении объяснения поведения основных участников. Расширение поле безопасности и включение новых угроз наряду с традиционными не отменяет ведущей роли именно силовых ресурсов при разрешении конфликтов. В этой связи не теряет своей актуальности теория баланса угроз С.Уолта. Суть данной теории состоит в том, что государства увеличивают ресурсы для минимизации своей уязвимости, но при этом вступают в союзы, когда они примерно сопоставимы по своим силовым характеристикам.

Ключевые слова:  национальная безопасность, суверенитет, безопасность, национальные интересы

Национальная безопасность – одно из базовых понятий в современном мире. Важность его обусловлена колоссальной значимостью для полноценной жизнедеятельности личности и общества. Текущая ситуация еще более обостряет проблему безопасности как отдельных стран, регионов, так и цивилизации в целом, поскольку значительное число современных вызовов носят глобальный характер. В этой связи интерес ученых различных областей предметного знания к осмыслению проблем безопасности в целом и национальной безопасности в частности продолжает сохраняться, несмотря на обилие публикаций по этой теме.

Несмотря на то, что человечество сталкивалось с угрозой безопасности постоянно, сам термин «национальная безопасность» появился сравнительно недавно. В 1904 Т. Рузвельт употребил термин «национальная безопасность» впервые в своем послании к конгрессу США. В этом послании говорилось о необходимости присоединения к США Панамского канала. Такие действия обосновывались с точки зрения обеспечения национальной безопасности США.  Несмотря на то, что с XVIII в. США реализовывали такого рода «проекты», термин впервые появился только в ХХ веке. А уже в конце Второй мировой войны именно правительство США инициировало принятие ряда нормативных правовых актов о национальной безопасности [1, c. 12]. В законе США от 26 июля 1947 г. «О национальной безопасности» была заложена трактовка национальной безопасности как «интеграция вопросов внутренней, внешней и военной политики в интересах взвешенного подхода к проблемам использования различных военных и невоенных средств» [2, c. 2].

В отечественной научной традиции нет единого понимания рассматриваемого понятия. В Финансовом словаре дано краткое, размытое определение термина «национальная безопасность» как безопасности многонационального народа РФ как носителя суверенитета и единственного источника власти в РФ.

В словаре И.И. Санражевского «национальная безопасность» понимается как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, устойчивость к неблагоприятным воздействиям, гарантирующие возможность стабильного прогресса общества, позволяющие обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие, оборону и безопасность государства.

В политологическом слове национальная безопасность определяется как «совокупность внутренних и внешних условий, выполнение которых обеспечивает стабильное политическое, социально-экономическое и духовно-культурное развитие общества, независимость, защиту суверенитета и территориальной целостности государства» [3, c. 6].

Развернутое определение национальной безопасности дано в экономическом словаре. В данном случае она рассматривается как «совокупность официально принятых взглядов на цели и государственную стратегию в области обеспечения безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз политического, экономического, социального, военного, техногенного, экологического, информационного и иного характера с учетом имеющихся ресурсов и возможностей» [4].

Легальное определение понятия «национальная безопасность» содержится в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации. В данном документе под данным явлением понимается «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, достойные качество и уровень их жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации» [5]. Элементами национальной безопасности являются «государственная, общественная, информационная, экологическая, экономическая, транспортная, энергетическая безопасности, безопасность личности» [5].

Тем не менее, в научных источниках сложились разные трактовки данного феномена. Так, О.Арин рассматривает национальную безопасность как «политику, направленную на защиту и реализацию национальных интересов страны. Эта политика может принимать разнообразные формы и средства: экономические, дипломатические, военные и т.д.» [6, c. 391]. Таким образом, ключевым при анализе национальной безопасности является определение национальных интересов и нации.

Выдвижение на первый план понятия нации подчеркивает, что именно безопасность нации, а именно общества и каждой личности, приоритетнее безопасности государства [7]. Вместе с тем ряд авторов полагают, что использование термина национальный не имеет соответствующих коннотаций. Так, В.Д. Зорькин указывает, что «национальная безопасность как система взглядов отражает не интересы какой-либо нации в смысле этноса (коренного, титульного, составляющего большинство), а единство интересов граждан и общества в рамках конкретного суверенного государства, т.е. интересы народа (многонационального народа), интегрированного в государственное сообщество на основе права» [8, c. 87].

С позиции национальных интересов можно выделить два основных подхода к трактовке политики национальной безопасности – реалистские и идеалистический. Первый исходит из понимания политики национальной безопасности как средства для создания благоприятных условий (как внутренних, так и внешних) для развития государства. Идеалистическая трактовка предполагает акцент на реализации прав человека и гражданина, пусть даже в ущерб национальному суверенитету. Представляется ясным, что реалисты считают именно силу основным инструментом реализации политики национальной безопасности.

В качестве силы могут рассматриваться не только военные, но и экономические, территориальные (природные), идеологические ресурсы. Современные авторы добавили еще такие составляющие силы как национальную волю и стратегические цели [9, c. 125]. 

Политика национальной безопасности предназначена для защиты и реализации национальных интересов страны, а «сила – не что иное, как способность этого достигнуть, ибо «не одно государство не может отдавать приказы другим, если оно не располагает средствами принуждения их к послушанию» [10].

Предметное поле национальной безопасности в последние годы расширилось. Наряду с проблемами военной безопасности, добавились вопросы мягкой силы и экономического давления. Это обстоятельство нашло отражение в ряде документов Российской Федерации в области обеспечения безопасности, в частности, в Военной доктрине [10].

Важно отметить, что расширение поле безопасности и включение новых угроз наряду с традиционными не отменяет ведущей роли именно силовых ресурсов при разрешении конфликтов. В этой связи не теряет своей актуальности теория баланса угроз С.Уолта. Суть данной теории состоит в том, что государства увеличивают ресурсы для минимизации своей уязвимости, но при этом вступают в союзы, когда они примерно сопоставимы по своим силовым характеристикам.

Также стоит отметить, что представители неомарксизма видят экономический фактор в качестве триггера международных отношений. В данном случае стоит упомянуть теорию И. Валлерстайна о центре и периферии и перманентном антагонизме между ними. Соответственно, любой конфликт проистекает из этого глобального противоречия между странами т.н. «золотого миллиарда» и бедными, развивающимися странами. Тем не менее, в основе конфликта лежат все те же национальные интересы. Поэтому следует согласиться с мнением О.Арина, считающего, что предварительным этапом к разработке национальной безопасности является осознание и определение национальных интересов [6, c. 391].

По мнению автора, именно реализм в наибольшей степени соответствует сложившейся ситуации в области международных отношений и обладает наибольшим эвристическим потенциалом в отношении объяснения поведения основных участников. Примером может послужить ситуация с Россией. После распада СССР политическая элита наивно полагала, что наступила эра партнерских взаимоотношений с западными странами. Тем не менее, практика показала, что противоречия оказались не сняты, а приобрели новые черты. Обладая большой территорией, богатыми природными ресурсами, Россия по-прежнему является привлекательной для развитых стран как источник сырья, но с другой, - потенциальный соперник, обладающий ядерным оружием. Не имея возможности вступить в прямое противоборство, США активно использует информационные технологии для оказания влияния на общественные настроения, что вынуждает корректировать в этом аспекте и стратегию национальной безопасности. Поэтому с 2000-х гг. возникла необходимость обновления парадигмы национальной безопасности Российской Федерации с учетом нового понимания ее системы стратегических приоритетов и соответственно сложившихся национально-государственных интересов.

Обеспечение национальной безопасности включает ряд направлений, в том числе: прогнозирование и выявление внешних и внутренних угроз; создание и поддержка в готовности сил национальной обороны; создание необходимых социально-экономических условий для повышения качества жизни граждан; участие в мероприятиях по обеспечению безопасности за пределами РФ в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными РФ и др.

Важнейшим направлением обеспечения национальной безопасности являются усиление государства в качестве гаранта реализации прав и законных интересов граждан. Реализация данного направления подразумевает, прежде всего, повышения эффективности функционирования правоохранительных органов контрольно-надзорных органов.

Обеспечение национальной безопасности в области национальной обороны реализуется посредством проведения политики стратегического сдерживания и предотвращения военных конфликтов.

 Обеспечение национальной безопасности в области повышения качества жизни российских граждан, в том числе в области повышения качества жизни российских граждан являются развитие человеческого потенциала, удовлетворение материальных, социальных и духовных потребностей граждан, снижение уровня социального и имущественного неравенства населения прежде всего за счет роста его доходов [11]. Необходимо признать, что именно данное направление в нашей стране реализуется хуже всего. Российская Федерации по уровню ВВП на душу населения относится к развивающимся странам, высок уровень бедности, низка продолжительность жизни. Взаимосвязанным аспектом в данном случае выступает обеспечение национальной безопасности в экономической сфере. Отток капитала, оффшоризация российских компаний с целью скрыть их истинных владельцев, сращивание государства и крупного капитала при низком инфорсменте, сырьевая ориентация экономики существенно снижают национальную безопасность страны в экономической сфере.

Итак, мы рассмотрели понятие национальной безопасности и основные направления деятельности по ее обеспечению. Данные меры направлены на укрепление не только внешней, но внутренней безопасности и позволяют создать условия для полноценного функционирования государства и общества и их развития.

Литература:  

1. Маринин А. Новая стратегия национальной безопасности США // Зарубежное военное обозрение. 2018. № 2. С. 12-16

2. Манилов В. Система национальной безопасности: зарубежный опыт // Зарубежное военное обозрение. 1995. № 10.

3. Поддубный А.О. К вопросу о понятии «национальная безопасность» // Российская юстиция. 2019. № 6. С. 6-7.

4. Степанов А.В. Понятие категории «Национальная безопасность»: теоретико-правовой анализ // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. № 2(28) [электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-kategorii-natsionalnaya-bezopasnost-teoretiko-pravovoy-analiz (дата обращения: 09.05.2020).

5. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683 [электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 09.05.2020).

6. Арин О. Мир без России. М.: Эксмо. 2002.

7. Стремоухов А. А., Лунгу А. С. «Национальная безопасность»: содержание понятия // Ленинградский юридический журнал. 2011. № 2 [электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/natsionalnaya-bezopasnost-soderzhanie-ponyatiya (дата обращения: 09.05.2020).

8. Зорькин В.Д. Роль права в обеспечении национальных интересов // Право и безопасность. 2006. № 1-2.

9. Арон Р. Мир и война между народами. М.: Nota Bene. 2000. C. 125

10. Военная доктрина Российской Федерации, утв. Президентом РФ 25 декабря 2014 г. № Пр-2976 [электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 09.05.2020).

11. Харламов Е. В. Культура здоровья населения как составляющий элемент национальной безопасности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2018. № 1. С. 97-102.

Вы можете отправить статью для публикации в журнале
Новый выпуск