Технологии управления

Репина Е.А.

Статья студентки Уральской академии государственной службы Репиной Елены Алексеевны под названием «Технология управления» посвящена классификации систем государственного управления согласно соответствию их структурных элементов – технологических приемов управления.  Приводятся примеры той или иной системы управления. Делается вывод о том, что несоответствие приемов технологии управления приводит к противоречиям в развитии системы на примере России.

Ключевые слова: гражданская и аппаратная технологии управлениятехнологический приемтехнология управленияфигуроцентристская.

Любой процесс обладает некими свойствами, уникальностью содержания, внутренним алгоритмом. Определенные алгоритмы действий складываются в единую систему, функционирующую по правилам, характерным только для данного явления - процесса.

Если алгоритмы природны, самоявленны по своему происхождению, они становятся жизненными ритмами, общими условиями существования.

Когда же они антропогены, когда они искусственны, они приобретают форму общественных процессов, которые также обладают свойством классификации.

Некоторые из них случайны и аморфны, не обладают конечной целью. Такие алгоритмы становятся общественными условиями, возможно законами. Они как бы трансформируются во внешнюю среду, но уже не природную, а антропогенную. Примером могут стать потребности человека в общении, семье и тому подобное.

Но существуют целеполагающие алгоритмы. Те, задачами которых становится упорядочивание общественных отношений. Причем порядок в данном случае – понятие очень широкое, это состояние. Оно может включать в себя и хаос, и общественные катаклизмы как составляющие конечной для цели идеи общественного состояния. Так появляются на свет технологии управления.

Технология управления в общем смысле – это системный комплекс воздействий на объект для достижения конечного его состояния с точки зрения управляющего.

В данном контексте мы не будем касаться технического управления, рассмотрим лишь социальное публичное. Нашим предметом будут технологии государственного управления.

Технологии государственного управления– система и характер мер, применяемых государственной властью для достижения нужного состояния общественной жизни.

В своем полном смысле это понятие слишком обширное для цельного анализа, поэтому есть смысл раздробить его на составляющие элементы. Для этого введем понятие технологических приемов как опорного каркаса технологии государственного управления.

Под технологическими приемами мы будем понимать ситуационные стили управления в узкой области применения, которые в совокупности образуют общее представление  о характере технологии управления. То есть это характерные варианты поведения государственной власти по выполнению программы одного направления, одной задачи. Для каждой технологии характерен комплекс тех или иных приемов. При обнаружении этих характеристик можно определить соответствующую технологию.

Технология государственного управления может быть фигуроцентристской, гражданской и аппаратной.

У каждой из них свои методы воздействия, свои технологические приемы.

Попробуем вкратце рассмотреть их содержание.

Фигуроцентристская технология управления.

Начнем с фигуроцентристской технологии. Очевидно, что связанный с ней политический режим, будет ярко выраженной вертикалью однородного подчинения, где лишь один руководитель. Мы можем наблюдать эту технологию в древних деспотиях – стиль управления, отживающий себя. Однако можно сказать, что он использовался в России вплоть до революции 1905 года. Смена режима тогда произошла из-за нарушения четвертого технологического приема (вернемся к этому чуть позже).

Тогда можно выделить следующие технологические приемы: теократический, патерналистский, отстранительный, принужденческий.

Теократический технологический прием составляет суть теорий обожествления верховного управленца, его мифологизирования, смешения с потусторонним миром. Нередко данный прием специального воздействия сопровождается наделением властителя сверестественными силами. Так, например, древнеегипетская царица Клеопатра была дочерью богини Изиды. Довольно часто такая мифичность, созданный антураж, придающий полубогу естественную непревзойденную могущественность, сопровождается соответствующей внешней атрибутикой. Не будем в примерах удаляться от Древнего Египта – фараоны - боги солнца, сошедшие на землю – обязательно держали в руках символы их власти, были усеяны золотыми украшениями так, чтобы сияние золота создавало парадокс свечения фараона. Это безошибочно воздействовало на жителей Египта и конечно, уже теряло свою божественность при частом контакте с «полубогом» (отсюда внутридворцовые интриги, убийства и так далее).

Патерналистский прием ознаменовался положением, а точнее самовыдвижением центрального управленца на роль «отца народного». Он дает правителю лигитимность его власти засчет непререкаемой любви народа к нему. Проявлением результатов этого приема становится обвинение всех приближенных управленцев правителя в тех несправедливостях, которые чинит управление. Это и нелюбовь бояр при, естественно, ничего не знающем, справедливом царе; это и цели всех восстаний на Руси – они никогда не были направлены на самодержавие как систему, лишь на единоличных ее представителей - бюрократов. Так в России этот прием был настолько грамотно использован, что даже 9 января 1905 года к царю шли как к великому батюшке.

Что касается отстранительного приема, то его можно  определить как некое двукастовое деление общества. Деление такое, когда есть только подчиненные и правитель. По естественному издревнему принципу, старой традиции касты разного достатка мало соприкасаются друг с другом. Таким образом поддерживается и увеличивается разрыв между ними. В этой части прием схож с теократическим (как мы уже говорили, здесь действует принцип – «чем меньше вижу, тем больше преклоняюсь»). Только в условиях редких заантураженных встреч возможно постоянное присутствие страха в общении. Менее облагодетельствованная каста не знает, как живет более облагодетельствованная. Она не видит, что ест владыка ту же еду, может быть более изысканную по ингредиентам, но без приправ  чудодейственного зельеварения (не даром появились легенды, подобные Астериксу и Обеликсу).

Принужденческий прием – основа долговечности соответствующего режима. Как бы не было эффективно эмоциональное и психологическое воздействие, масса народа, во-первых, никогда не будет полностью подвержена мифу – миф, как и любое другое правило, имеет исключения; во-вторых, человек, в основном, не подвержен желанию работать на благо не своих нужд, а государство - как еще в свое время вывел К. Маркс - труд отчуждает, результат труда становится не личным благом и теряет свою прелесть.

Вернемся к переходу России в другой стиль управления в 1905. Как мы уже сказали, нарушение рассматриваемого технологического приема привело к таким изменениям. Дело в том, что введение любого представительного органа в государстве по инициативе, что называется, «снизу» уничтожает прием в своей основе. Прием опирается на идею вселенского могущества правителя. Так или иначе любые бунтари до 1905 года боялись Царя. В этом есть элемент божественности, страха неведанной силы. Власть уступила, власть не принудила, значит – власть достигла потолка возможной угрозы, значит – больше она не сможет принуждать.

Гражданская технология управления.

Гражданская технология управления выглядит чуть ли не диаметрально противоположной фигуроцентристской. Правда, не стоит представлять эту противоположность как анархию управления, сумбурность и многолицевость аппарата, аморфность организации. Нужно учитывать, что мы исследуем технологию с точки зрения направленности ее результата, то есть на своеобразную векторность системы. С такой позиции гражданская технология государственного управления представляется нам как идеальный механизм поддержания общества и государственного устройства. Таковым становится обеспечение максимальной свободы каждого гражданина, его ресурсообеспеченность, высокий образовательный аспект и уровень саморазвития и гражданской сознательности. Такая технология своей целью имеет максимальный комфорт личности в системе общества. И таковой может быть даже явно централизованное государство.

Здесь можно обозначить следующие технологические приемы: прививочный, корректирующий, правовой, форсайтовый, кооперирующий, интенсифицирующий, контрольный.

И, конечно, как бы это избитым не казалось – технология эта характерна для развитых стран Запада. Причем, не будем говорить о том, что есть империалистические тенденции, об интересах самой власти, и тем самым очернять Запад. Но и в то же время, не станем рассматривать его как полную идеальную структуру. Что та, что другая трактовка представляются популистическими, пропагандными и принижающими остальные, «антизападные» культурные традиции идеями. Мы будем иметь в виду первичную цель государственного аппарата. Ведь если та или иная страна западного склада стремится к мировому влиянию, она уже в достаточной степени обеспечила благополучие своих граждан. В этом принципиальное отличие таковой страны от нас, например, где мы выкладываемся полностью для достижения тех же позиций, истощая себя. Однако нам следует ограничить понятие «Запада». Оно в нашей работе не включает в себя США. Эта страна относится к аппаратной технологии, как и Россия, эту «нашу» технологию управления мы рассмотрим позднее.

Итак, вернемся к гражданской технологии управления и рассмотрим ее технологические приемы.

Прививочный прием ознаменуется наличием экспериментаторских площадок для внедрения новых прецедентов. Это метод постепенного дозированного «приучивания» к новым схемам действий и позиций. В данном приеме отрабатываются лучшие стратегии, способы внедрения и функционирования, идеи корректируются под практику. Задачей прививочного приема становится обеспечение максимально безболезненного направления системы в нужное русло с учетом внутреннего содержания и специфики этой системы. Относим прием к гражданской технологии, поскольку такая система обеспечивает максимально комфортное состояние общества. Блокированные, неприемлемые обществом схемы отбрасываются или трансформируются в своей основе до тех пор, пока не будут удовлетворять общественных веяниям, так сказать, «гражданскому дыханию».

Ярчайшим примером такого способа является Европейский Союз как конфедерация. В данной системе управления территориями преобладает «трехступенчатая» концепция. Она включает в себя 3 административных уровня: сам Евросоюз, отдельное национальное государство, отдельные национальные регионы. На каждом из этих уровней существуют определенные управленческие интересы. Однако воплощение в жизнь пожеланий «центра» не является превалирующим. Если таковое пожелание не приемлемо на какой-либо из нижних ступеней, оно на этом уровне не реализуется. И в тоже время, удачный опыт внедрения управленческих технологий в отдельном регионе перенимается другими. Таким образом, интересы сообщностей превалируют над общегосударственными, а значит – решения по-максимуму приближаются к населению [7, с.1].

Корректирующий прием подразумевает искусственное взращивание тех тенденций, которые перспективно необходимы обществу и блокировка негативных, побочных явлений. В чем его специфика относительно его местоопределения как технологического приема гражданской технологии управления?  Сюда мы его относим в силу того, что задача приема – обеспечить будущее сосуществование течений, социальных групп, индивидов и т.д. Несмотря на то, что мы блокируем часть явлений, мы целью видим отсутствие противоречий, что равно максимально возможной свободе в обществе. Как в теории относительных преимуществ регионов Рикардо: можем производить все сами, но получим выгоду меньше, чем при разделении труда с другими регионами. То есть координация обеспечит гражданам гораздо больше свобод, чем безрамочное сосуществование.

Например, совсем недавно во Франции началась программа по депортации иностранцев, «оскорбляющих ценности Запада». С 2001 года, по данным РосБизнесКонсалтинга, из страны было выслано 29 радикальных исламских священнослужителей и проповедников.В заявлении министра внутренних дел Франции Б. Ортефе говорится, что "Проповедникам ненависти, не имеющей ничего общего со свободой совести, нет места в нашей стране". Таким образом Запад противостоит брожениям и возможным военным угрозам, в тоже время, принимая минимальные насильственные меры [8, с.1].

Далее выделяем правовой прием. Сфера его деятельности понятна из названия. А специфика в том, что право здесь понимается не как средство закрепления того или иного правила поведения, а как позитивное идеальное начало, верная модель существования. Именно правовые порядки имели в виду идеологи просвещения, когда работали над теорией общественного договора. То есть создание правовой системы в такой трактовке понимается законодателями не как средство организации цели, а как непосредственная цель. Цель максимального комфорта и свобод в этой правовой системе. Из представленных в настоящее время правовых систем наиболее приближенной к такой идеальной модели находим англо-саксонскую. Она берет начало в традициях, а традиции – это древние представления населения о равенстве и справедливости. Они были наиболее адекватны, поскольку были и наиболее приближены к практике. Пока человек не научился мыслить глобально и отвлеченно от непосредственных дел, в его голове не возникало путаницы и модернизма в смысле его замены реальности на нечто безликое и космическое. Справедливость равнялась справедливости, определяемой из ценности, ценность – ценности, определяемой из справедливости.  Англо-саксонская правовая система оставила эти традиции, естественно корректируя их сообразно гуманности, и лишь постепенно добавляла и добавляет новые прецеденты на основе понимания их справедливости обществом.  К тому же, англо-саксонская система доказала себя в своей устойчивости и, пусть и косной (в хорошем смысле слова), эффективности.

Форсайтовый прием близок к по содержанию к выработке стратегии развития. Однако, имеет и существенные отличия. Они связаны с наукой, бизнес-структурами и обществом. Форсайт предполагает активное участие этих трех сторон в принятии стратегических планов развития, что, в свою очередь, означает приближение власти к целевым аудиториям и выбор реформ, продиктованных не управленческой системой, а объектом. Особенно это продуктивно в условиях научного анализа содержания принимаемых решений, поскольку он обеспечивает максимальный и взвешенный учет рисков.

Так, в Европе функционирует международный консорциум экспертных организаций Европейского Союза по мониторингу форсайта, который проводит статистические подсчеты проведенных с помощью форсайта проектов в ЕС, а также определяет их успешность\неуспешность и анализирует методы осуществления форсайта. Так самым успешным проектом считается проект ≪Сценарии будущего≫(≪Futures≫), организованный одним из восьми институтов совместного исследовательского Центра Европейской Комиссии в конце 90-х годов. В рамках данного проекта четыре группы экспертов в 1998-1999гг. ≪конструировали≫развитие Европы до 2010г. Рассматривалось несколько направлений, включая демографические и социальные тенденции, информационно-коммуникационные технологии и информационное общество, науки о жизни и жизнеобеспечение, природные ресурсы и окружающая среда. В рамках проекта разработаны дорожные карты в области технологии, занятости, конкурентоспособности. Много внимания уделено созданию новых знаний и образованию, проблемам расширения ЕС, а также реформе социального обеспечения. В последние годы в рамках структур ЕС проводится регулярный мониторинг практики форсайт-проектов, осуществляемых как в странах-членах ЕС, так и в странах, не входящих в ЕС [5, с.3].

Кооперирующий прием основан на своеобразном укрупнении объектов управления. Это всевозможное создание союзов, коалиций, блоков, ассоциаций и тому подобное. В них отдельные субъекты проще и эффективнее реализуют свои интересы путем их объединения с подобными и, в положительном смысле этого слова, лоббирования их.

Европейский союз – самый крупный пример такого приема в условиях гражданской технологии управления. Его особенность – в том, что инициатива «союзирования» исходит «снизу», от непосредственных объектов управления. И это не «провозглашение демократических принципов», а реальная свобода индивидов (будь то конкретный гражданин или организация как единица). К тому же, такая кооперация не нарушает свобод, поскольку в каждой стране при этом не унифицируются культурные и исторические традиции. Например, система регионов NUTSвводится как дополнение к уже существующим коренным, а значит - не требуется насильственное перекраивание границ  [4, с.3].

Интенсифицирующий прием создает поддержку объектов в любой сфере через качественное улучшение условий. Главное отличие приема в том, что каждый объект самостоятельно достигает своего эффективного предела. Ему лишь предоставляются управлением все возможные ресурсы и технологии осуществления тех или иных преобразований.

Так, в ЕС в 1975 году был создан один из основных инструментов региональной политики — Европейский фонд регионального развития, занимающийся распределением вкладов членов ЕС в общий бюджет между проектами, реализуемыми в наиболее отсталых регионах [6, с.1]. Напрашивается вопрос: в чем же отличие такой системы поддержки от, например, наших фондов финансовой поддержки по территориям. А разница есть, и она огромная. Поддержка отрасли означает поддержку предпринимательства в сфере, поддержка инициатив, чем, к тому же,  занимается Европейская Комиссия. Поддержка же поселений означает обеспечение конечной траты ресурсов, обеспечение долгов поселения, обеспечение территории не на перспективу, а на настоящий момент. Отсюда неразвитие. Отсюда формула: «Закупились и хватит». Отсюда не полный загруз мощностей поселения.

В заключение гражданской технологии управления рассмотрим контрольный технологический прием. Это не надзор. И в то же время – наблюдение очень строгое и тщательное. Такое «два в одном» образуется благодаря тому, что цель управления  опять сливается с предметом. Это лишь неотклонение, соблюдение всех правил системы для ее самосохранения. Таким контролем наделено любое управление. А его принадлежность именно к гражданской технологии управления подтверждает добровольность подчинения ему общества.

Так пример тому – на Западе если водитель увидит, что навстречу едет нарушитель правил, то он остановится и позвонит в ближайший отдел автодорожной инспекции и сообщит о приближающемся водителе, у нас же водитель «поморгает»  о том, что впереди ждет «засада». Отсюда видно: европеец самовольно подчиняется закону, русского же подчинение не устраивает, однако и открыто он бороться не будет, он будет применять «лисьи уловки».

Аппаратная технология управления.

Теперь перейдем к наиболее важной для нас технологии управления – аппаратной технологии.

Почему она важна? Именно она характеризует нашу – российскую - систему.

В ракурсе этой технологии общество представляет собой некую среду, где слишком мала роль индивида. Такая организация государства направлена на создание, опять таки, сильного государства. Эта «сила» декларируется, отчаянно подчеркивается. Однако сила эта сводится в конечном счете к военной или, что менее вероятно, экономической мощи. Это материалопотенциал, а не человекопотенциал.

Мысль эту выражает А. Рыбаков в художественной книге «Дети Арбата», описывая раздумья И.В. Сталина о том, что история простит ему миллионы человеческих жизней, ведь он совершит при этом очередную революцию (коллективизация, индустриализация). И так в этой технологии происходит всегда: путем жесточайшей мобилизации человеческих возможностей страна проходит дискретные, «рывочные» этапы развития. Она достигает, но не живет.

Здесь возможно выделить  следующие технологические приемы: кластерный, вилочный, клонирующий, дискретичный, идеологический.

Итак, кластерныйприем. Мы связываем данное название с разработанной концепцией А. Прохорова. Он в своей книге «Русская модель управления» описывает кластеры как основные обособленные социальные группы, самоорганизующиеся и эффективные внутри своей структуры. Однако Прохоров не дает прямого указания на связь образования таких элементов социальной системы с центральным управлением. На наш же взгляд, это целенаправленный результат проводимой политики. Власть не вмешивается в личное пространство кластера, и два управления сосуществуют как вассалы в Средневековой Европе – живут себе, живут, и лишь на повинности являются. Прохоров практически полностью в своей книге раскладывает на кластеры социальную систему СССР. Так в его представлении каждое предприятие в отдельности являет собой кластер, каждая бригада на предприятии – также кластер.

Позволим себе представить прием в общем его виде. Государство лишь до той степени вмешивается в кластер, до которой нужно выжать необходимые ресурсы. Когда все показатели достигнуты, что называется, «да гори оно огнем». Так сейчас выглядит система управления муниципальными образованиями. По большому счету государство не стремится повысить их уровень жизни, уровень социально-экономического развития. Если территория «молчит», значит – все у нее нормально. А на практике просто «говорить» некому.

Далее рассмотрим вилочный технологический прием управления. При использовании данного приема власть строит структуру определенного вида. Она представляет собой абсолютную вертикальную линию, которая множится на конце. Это значит, что верхние эшелоны власти характеризуются строгой подчиненность сильной, чаще всего, президентской руке и подконтрольна ему практически полностью, а нижние элементы управления практически самостоятельны и бесконтрольны.

В некотором смысле это парадокс соединяет, казалось бы, деаметральные принципы фигуроцентристской и гражданской технологий управления. Сюда включается, с одной стороны, единовластие, с другой - дезинтеграция. Однако эти два принципа в сочетании дают абсолютно другой эффект. Это не единовластие, а даже наоборот – чаще всего называется режим демократическим, народным, легитимно избранным, да и ресурсы далеко не полностью подвластны лидеру государства. Они дробятся. Правда, уходят они не туда, куда бы ушли при гражданской технологии. Они не идут вниз из вены -  к капиллярам и далее – к населению, или идут, но далеко не в полной мере. Они, как пыль, оседают на программах, разработках, структурах, которые в то же время абсолютно несамостоятельны. Система всеобщего подчинения и выкачивания, с беспомощными кластерами. Точнее самостоятельными. Парадокс еще и в том, что кластеров гораздо больше, но они сдерживаются как раз тем, что обособлены. Им важна собственная структура, а не общегосударственная. А соберись кластеры вместе, и не устоять верхней вертикали в прежних позициях. Но кластеры не соберутся. Они попросту не договорятся по разнящимся внутренним интересам. Вот такая она – настоящая система сдержек и противовесов [1, с.70].

Что касается клонирующего приема, то он основан на базовых идеях. Что-то навроде анголо-саксонской правовой системы, только в других сферах и масштабах. В отличие от нее, клонирующий прием направлен не на право, а на производство. Производство в широком смысле – производство любой организации, промышленности, аппарата управления и вообще любых структур, в каком бы виде оно не выражалось, будь то товары и услуги, или количество нормативно-правовых актов и изменений.

В определенной степени прием имеет свои плюсы. Таким способом мы освоили территории от Европейской равнины до Дальнего Востока, во время индустриализационного рывка при Сталине при помощи этого приема мы осуществили огромный прорыв. Но, как можно понять, это экстенсивное развитие. И согласно ему, мы клонируем наши стереотипы, не повышая эффективность во всем. Для решения государственных проблем мы создаем очередные бюрократические структуры с тем же потенциалом и теми же принципами работы, для увеличения прибыли мы строим новые нефте- и газопроводы (например, в настоящее время для поставок в Германию, Великобританию, Нидерланды, Францию и Данию) и так далее, и так далее. Мы опять задействуем ресурсы, а не реформируем системы [9, с.1].

Теперь перейдем к дискретичному приему. Под ним понимается «рывочное», поступательное развитие. Маятниковая система изменений. Об этой системе мы опять читаем у А. Прохорова. История страны, использующей прием, живет по сменяющим друг друга стадиям: стабильное и нестабильное состояния. Время стабильного состояния сопровождается такими характеристиками, как застой, рост отрицательных экономических показателей, отсутствие сколько-нибудь существенных изменений и так далее. Нестабильное состояние – это время гигантских прорывов, открытий и достижений, вошедших в историю эпохи [1, с.134].

В России такие смены выглядят очень наглядно. В США - как мы говорили выше, мы отнесли эту страну к аппаратной технологии – стабильные и нестабильные фазы чаще всего связаны с выборами, сменой лидеров двух главенствующих партий и мена ориентиров, согласно их идеям.

Идеологический прием будем рассматривать, немного сдвинув ракурс понимания идеологии как явления. Идеология необязательно должна представлять собой чистой воды теорию, явно пропагандируемую властями. Меняются времена, размываются понятия. Однако общая идея в аппаратной технологии всегда воспитывается у населения.

В США, например, идеология лежит на поверхности: «Мы сильная, истинно демократическая нация, которая несет демократию по всему миру!». Под такой эгидой Америка входит в Ирак, да и вообще вмешивается в дела других стран.

Что касается России, то тут многие могут сказать, что у нас нет идеологии. И в какой-то степени они будут правы – как таковой явной и прописанной в законах ее нет. Однако никто не возразит, что она была в СССР. Отсюда мы объясним ее наличие сейчас, когда установлены векторы и внутренней, и внешней политики страны после распада СССР [2, с.6]. Заметны все увеличивающиеся тенденции развития патриотизма в молодежи, патриотизма нового, государственного. Власть закрывает глаза на беспорядки на улицах после побед российских спортивных команд. Организуются общественно-политические («Молодая гвардия», «Наши») и профессиональные («Молодые юристы России», «Союз сельской молодежи») движения. Реализуются программы патриотического воспитания школьников, студентов, работающей молодежи. Патриотизм – это формирующаяся идеология нового поколения. И одновременно патриотизм – это конечный продукт процесса применения идеологического технологического приема аппаратной технологии.

Вывод.

Таким образом, мы рассмотрели 3 разновидности технологий управления в нашей классификации и соответствующие им приемы. Почему они классифицированы в указанные группы технологий управления? Ведь, казалось бы, есть возможность, если немного изменить их понимание и уклон, встретить их и в иных технологиях, не только тех, в которые они в результате этой группировки попадают. Наша классификация основана на разборе наибольшей эффективности и «чистоты» применения приемов, которые, составив общую картину, легко дают понять, какая технология управления из трех представленных реализуется в той или иной стране.

Указанная классификация позволяет наиболее упрощенно и схематично представить положение страны и выявить те направления работы по изменению технологии управления, которые наиболее актуальны и эффективны. Так переход к гражданской технологии не осуществим только на основе применения отдельных ее приемов, поскольку первостепенную роль играет цель государства. Приемы используются автоматически и создают характер технологии, ее внешнюю оболочку. Использование же иных приемов ведет к искажению их «чистоты».

Так, сейчас мы наблюдаем в России попытки реализации «двух приемов гражданской технологии в одном» - прививочный прием эксперимента внедрения форсайтового приема. Однако, в силу нашей конечной цели управления – самоукрепления аппарата – использование этих приемов становится либо неэффективной, либо теряет «чистоту», то есть изменяет конечную цель под свои задачи. Таким образом, форсайтовый прием становится заведомо неэффективным, поскольку столкнется с иными представлениями как руководства (например, в регионах), так и самой управляемой системы – системы кластеров, системы, не привыкшей работать на максимальной выработке в условиях стабильности и размеренных сделок.

Таким образом, в России ошибочно применение чуждых самой технологии управления приемов. Только качественное улучшение средств, составляющих «чистую» технологию управления» позволит достичь непротиворечивости и успешного развития.

Литература

  1. Прохоров А.П. Русская модель управления / М. : Эксмо, 2006.
  2. Кордонский С. Административные рынки СССР и России/  www.e-lib.info.ru
  3. Конституции зарубежных государств: учеб. пособие / под. общ. ред. В.В. Маклакова. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Издательство БЕК.
  4. Семенов Е.В. Форсайт как явление культуры/ http://riep.ru/works/almanach/0005/almanach0005_129-141.pdf (24.05.2009).
  5. Лукша Н. Региональная политика Европейского Союза// SINCINIUM: http://www.loukcha.com/stati-europe-15.html (2006).
  6. Европейский валютный союз: история развития// Мировая экономика и мировые экономические рынки: http://www.ereport.ru/articles/ecunions/euhyst.htm (20.03.2009).
  7. Франция выслала исламского проповедника// Caucasusnews: http://caucasusnews.com/news/1-201001086424.shtml (08.01.2010).
  8. Скобкин А. Газопровод «Nord Stream» получил окончательное разрешение на свое строительство в Германии// http://libymax.ru/?p=1774 (28.12.2009).

Репина Е.А.

Key words: NoneNoneNoneNone.
  • Современные проблемы менеджмента


Яндекс.Метрика