Методики проведения учебных занятий в условиях перехода на двухступенчатую систему высшего образования: положительные и отрицательные аспекты

Серганова Т.А.

В условиях реформирования системы образования и все более глубокого внедрения Болонской системы происходит изменение методик проведения учебных занятий в учреждениях высшего профессионального образования. В частности, эти изменения отражаются на соотношении количества учебных часов, отведенных для лекции и семинаров. Одно из положений Болонской декларации пропагандирует студенческую мобильность, самостоятельность в учебном процессе. Здесь подразумевается самостоятельность студентов при подготовке к семинарским занятиям, освоение материала, который не давался на лекциях, выполнение различных домашних работ: контрольных, реферативных, написание конспектов и прочее. Это обусловлено сокращением количества лекций и увеличением количества семинаров.

С теоретической точки зрения, данная модернизация учебного процесса имеет положительный результат, как для студентов, так и для преподавателей. Семинарские занятия становятся более интересными, разнообразными, монолог преподавателя превращается в дискуссию группы. Основной упор делается на повышение активности студентов во время практических занятий, их участие в групповой работе, развитие ораторских навыков, способности четко и ясно излагать свое мнение, правильно и интересно преподносить изученный самостоятельно материал (в форме выступлений, докладов).

Но в реальности предстает совсем иная картина. В погоне за баллами студенты начинают совсем по-другому относится к процессу обучения. Главной целью становится ответ на семинаре, который зачастую может быть не совсем правильным или же не по теме, но условия болонской системы предполагают бальную оценку выступлений на семинаре – в связи с этим студенты требуют этой самой оценки. Различные виды домашних работ выполняются некоторыми недобросовестными студентами за пять минут путем скачивания из интернета или же копирования и последующего редактирования взятой работы товарища. Также существует мнение, что болонский процесс разобщает студенческие группы, т.к. превращает студентов в соперников. Иногда подобное соперничество приводит к негативным последствиям, в числе которых – отсутствие уважения к чужому мнению, отсутствие дисциплины, конфликты. Естественно, обстановка на семинаре во многом зависит от преподавателя, но имеют место быть приведенные выше примеры негативных ситуаций. Кроме того, многие преподаватели отказываются воспринимать всерьез происходящее реформирование и придерживаются отработанным схемам преподавания. Так возникают неясности по поводу оценки деятельности студентов, нехватка баллов и т.д.

Что касается мнения самих студентов, например, в Уральской академии государственной службы, то новая система обучения снижает качество подготовки выпускников. Главным показателем уровня знаний студента должен являться итоговый экзамен по дисциплине. Бально-рейтинговая система в корне изменила данный метод оценки, т.к. студенты приходят на экзамен с определенным количеством баллов и в большинстве случаев – предполагают свою оценку. Опять же стоит заметить, что это определенное количество баллов могло быть получено студентом, вовсе не исходя из его знаний. Ситуация облегчается также и письменной формой проведения экзамена, которая дает возможность для использования дополнительных источников при ответе на поставленный вопрос, а также лишает преподавателя возможности задать дополнительные вопросы, более подробно разобраться в рассматриваемой теме, чтобы убедиться в знаниях студента.

Существуют различные мнения специалистов, ученых по поводу функционирования Болонской системы, нет однозначной оценки данной методики. Так, например, Митрофанов посвятил одну из своих статьей данной теме [2, с.14]. Вопрос о плюсах и минусах "болонского процесса" (скорее даже о минусах) сложен еще и по той причине, что решать его придется на фоне коренных ментальных различий и частого недопонимания между русскими европейцами и европейцами Западной Европы. Например, в России любят апеллировать к неким "международным нормам цивилизованных стран" - зачастую не понимая, что в Европе также есть различные группы, поддерживающие ту или иную точку зрения, и они в какие-то моменты способны утвердить те или иные нормы. В России стараются не думать и о том, что механизмы принятия решений ЕС находятся в сверхсложной причинной связи с недекларированными (теневыми) интересами политических и экономических кругов.

Еще более значимые различия в поведении реформаторов из разных частей Европы возникают из-за того, что для России и для Западной Европы, особенно в последние несколько десятилетий, их национальные системы образование выполняли не одинаковые социальные функции.

Так, Россия всегда видела в системе образовании способ поддержания государственной мощи, поскольку система обязывалась поставлять государству больше ученых-атомщиков, больше инженеров ВПК, больше кадровых офицеров и т.д. Такое видение проблемы привело к тому, что в результате известного экономического кризиса резко сократилась потребность в кадрах, а вместе с сокращением потребности в кадрах сократилось финансирование образования. Сначала с 6% до 5%, в 2000 году - до 3%, из которых непосредственно до образования дошло, по утверждение министра, порядка 30% [2, с.15]. И надо еще учитывать, что и сам бюджет при этом катастрофически ужался.

Что из этого вышло? Несколько поколений молодых людей были попросту потеряны в качестве потенциала гражданского общества, но иных представлений, отличных от представлений о зависимости образования от нужд кризисной экономики, общество все равно не выработало, и защитить какую-то иную, нравственную позицию российская интеллигенции в этом вопросе не решилась. Все искренне уверены, что на безрыбье сгодится абсолютно все, что приведет к механическому увеличению количества и качества услуг в сфере образования.

Иное дело в Европе. Там тоже есть свои кризисы, но правительства и общественность в целом всегда уделяли образованию своих граждан достаточно высокое внимание. Круг проблем при этом находился в несколько иной плоскости. Так, европейская интеллигенция всегда прекрасно понимала, что образование, кроме всего прочего, является еще и эффективным инструментом сглаживания социальных противоречий либерального общества. В чем-то даже более эффективным, чем политические инструменты стареющей парламентской демократии. И потому всегда была готова отстаивать эту роль образования.

Ведь именно через систему образования (с некоторым, конечно, допущением) происходило эффективное перемешивание социальных слоев. Если политика переставала быть тем социальным лифтом, который позволял претенденту снизу подняться к командным высотам европейского менеджмента, то образование этим лифтом все еще де-факто оставалось. Образование оставалось единственным способом повысить социальную статусность субъекта. Причем руководители западноевропейской экономики, основанной на конкуренции, даже поощряли человеческую конкуренцию, возникающую в результате обучения кадров. В силу чего (опять же утверждаем - с некоторым допущением) они до сих пор способствовали созданию условий более-менее равного доступа к образованию.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что несмотря на сложившуюся в условиях становления Болонской системы ситуацию в учебных заведениях высшего профессионального образования, назад пути нет. Следует приложить много усилий для того, чтобы новая система прижилась и начала функционировать с максимальной эффективностью. Для этого преподавателям стоит более лояльно относиться к некоторым положениям новой системы, подстраиваться под новые условия и создавать все необходимые предпосылки для хорошей успеваемости студентов, а также необходимого количества знаний и высокого уровня подготовки. Студенты, в свою очередь, должны привыкнуть к самостоятельности, стать более активными и целеустремленными. В силу того, что в России еще не во всех ВУЗах введена новая система образования, не везде она действует в полную мощь, пока рано говорить о каких-либо масштабных результатах. Но, предполагается, что в ближайшие пять лет новая система даст столь ожидаемый положительный эффект.

Литература

  1. Бобров, В. В. Болонский процесс: вопросы и ответы. // Философия образования. 2005. № 2.С. 33-41.

  2. Митрофанов С. Плюсы и минусы Болонского процесса.//Русский Журнал. 07.04.03. С.12-15.

  • Высшая школа в условиях реформ: проблемы и перспективы


Яндекс.Метрика