Проблемы социальной роли бизнеса (по материалам журнала «SPERO»)

Зырянов Д.С. , Зырянова Е.А.

Статья Зырянова Дмитрия Сергеевича и Зыряновой Елены Алексеевны выявляет и анализирует то, как видят роль бизнеса в современной России специалисты журнала «SPERO». В центре внимания статьи находятся крупные бизнес-компании и их социальная ответственность перед населением РФ. В статье описываются виды социальной ответственности, ее формы, особенность социальной ответственности бизнеса в зарубежных странах.

Ключевые слова: англосаксонская и рейнская корпоративные моделиБизнесРоссийская модель корпоративного управлениясоциальная ответственностьсоциальные проекты.

Россия сегодня представляет собой формально социальное государство. Это закреплено Конституцией нашей страны. Но в реальности у нас все еще протекает лишь переход к данному типу государства – постоянное реформирование социальной сферы, ее неустойчивость. Нарастание различного вида социальных проблем, сопровождающих данный процесс трансформации, привело к необходимости общественного, политического и научного осмысления границ, механизмов и эффективности социальной политики. Стало появляться множество исследований социальной сферы государства, сама власть, в свою очередь, выдвинула тезис о приоритетности социальной политики и достойного уровня жизни гражданина в России. В этот период и появился журнал SPERO (от лат. - надеюсь): Social Policy: Expertise, Recommendations, Overviews (Социальная политика: экспертиза, рекомендации, обзоры). [1, с.1]

Тема социальной ответственности бизнеса достаточно остро стоит на повестке дня во всем мире, но особенную актуальность она имеет в России.

Данной теме в журнале начали уделять внимание со второго выпуска – в 2005 году (при условии что журнал начал выходить с 2004 года). Этой достаточно важной в процессе общественного воспроизводства сфере посвящены 5 статей. 2 выпуск, по сути, является тематическим, посвященным данной теме.

В статье «Социальное партнерство в регионах: как учитывать интересы крупного бизнеса?» [2, с. 5-17] автор Зубаревич Н. В. затрагивается проблемные вопросы о процессах формирования и проникновения крупного бизнеса в регионы России, о проблеме соответствия интересов крупного бизнеса и власти, проводящей социальную политику в регионах, о проблеме возможности использовать интересы бизнеса на благо населения. Автор предлагает свой подход к социальной ответственности бизнеса – через стратегическое взаимодействие, основанное на общих интересах. Интересы бизнеса должны быть равнозначными с интересами власти.

Автор выделяет 4 типа регионов по степени влияния крупных бизнес-групп и компаний: Тип 1. Базовые регионы производства (добычи и первичной переработки экспортных ресурсов) - около 20% от общего числа субъектов РФ. Тип 2. Зоны экспансии – перспективные - 40% субъектов РФ. Тип 3. Полупериферийные - не обладающие ресурсами, выгодным географическим положением или емким рынком сбыта. Тип 4. Периферийные - слаборазвитые регионы.

Автор придерживается мнения, что интересы бизнеса в регионах крайне дифференцированы: в базовых регионах – активное участие в социальной политике, в регионах экспансии – менее активное, в полупериферийных и периферийных регионах – минимальное. Из этого следует очень разная степень готовности участвовать в реализации социальной политики.

Автор представляет рекомендации:

Для базовых регионов крупных компаний спектр социальной политики может быть наиболее широким и по направлениям, и по пространственному охвату (весь регион). Координирующая роль остается за региональными властями, но при выборе форм социальной политики наиболее важной представляется ориентация бизнеса на развитие человеческого капитала, а не на социальную защиту, которую в силах организовать сами региональные власти.

В полупериферийных регионах региональные власти должны начать с усилий по привлечению и закреплению бизнеса, чтобы затем получить локальные (точечные) социальные инвестиции в тех городах и районах, где он будет развиваться.

В периферийных регионах. Проблемы этих регионов могут быть решены только в рамках крупных государственных программ и при жестком контроле расходования средств. Единственная приемлемая форма участия крупного бизнеса в развитии периферийных регионов – реализация репутационных, имиджевых проектов социального характера.

Для регионов разного типа «коридор возможностей» взаимодействия бизнеса и власти будет существенно различаться, и это необходимо принимать во внимание при разработке социальной политики. Второй основной вывод – крупный бизнес не может и не должен быть ведущим актором в подъеме слаборазвитых регионов, это функция государства.

 

Следующая статья «Социальная роль бизнеса в моделях корпоративного управления» [3, с. 17-27] автора Шевчука А. В. освещает следующие проблемные вопросы: проблема социальной ответственности бизнеса, ее соотнесение с социальной ответственностью государства, проблема измерения степени ответственности, проблема критериев оценки социальной ответственности. В различных хозяйственных системах понимание и формы социальной ответственности разные.

Фундаментальная проблема корпоративного управления состоит в том, что в конечном итоге интересы всех субъектов связаны с экономическим процветанием корпорации, в то же время их место и роль в ее деятельности, а также степень реализации собственных интересов различны. Поэтому неизменно встает вопрос о соотношении экономически необходимого, с одной стороны, и человечески справедливого (социально ответственного) – с другой.

Разные модели предоставляют разные возможности с точки зрения реализации принципов социальной ответственности и производственной демократии.

Для англосаксонской корпоративной модели характерно узкое понимание предприятия как объекта частной собственности. В целом это плохо сочетается с принципами социальной ответственности. Корпорации полагаются на индивидуализированные и краткосрочные трудовые контракты, стремятся к экономии на заработной плате рядовых работников и различных социальных выплатах. Таким образом, степень социальной защищенности работников в англосаксонской модели низкая.

В странах рейнской модели существует понимание предприятия как «общего дела», «человеческого сообщества», а в Японии даже как некой «производственной семьи». Высокий уровень социальных обязательств в отношении работников закреплен в коллективных соглашениях между профсоюзами и работодателями, а во многих случаях гарантирован государством. В целом можно заключить, что в странах рейнской модели социальная ответственность изначально встроена в саму модель бизнеса. Здесь распространена сама идеология социальной ответственности и учета интересов всех заинтересованных сторон.

Возможности для производственной демократии.

Особенно ярко проблема социальной ответственности проявляется в трудовых отношениях. Долгое время наемные работники не обладали правами участия в собственности на средства производства, прибыли и управлении. Постепенное обретение этих прав знаменует собой становление «производственной демократии». В разных странах масштабы и формы производственной демократии различны. В англосаксонских странах системы участия касаются не всех работников, а скорее высококвалифицированных специалистов. Иначе обстоит дело в странах «рейнской модели». В Европе существует две основных системы участия работников в управлении компанией. В первом случае предусматривается создание отдельного органа, представляющего интересы наемных работников. Вторая система обеспечивает участие наемных работников в органах управления компанией (как правило, это наблюдательный совет). Японская модель соучастия строится на культурных традициях, определяющих восприятие предприятия прежде всего в качестве человеческого сообщества, своего рода единой «производственной семьи». Так, 60% японцев, имеющих собственное жилище, сделали это с помощью финансовой поддержки своей фирмы.

Российская модель корпоративного управления

В конце 1980-х годов действовали механизмы участия работников в принятии решений через «советы трудовых коллективов (СТК)». Сегодня в России в отличие от большинства европейских стран законодательно закрепленные права участия работников в управлении отсутствуют. Несмотря на наличие крупных контролирующих собственников, предприятие в современной России в большинстве случаев понимается в англосаксонском варианте.

 

В статье Брэдгарда Т. «Социальная ответственность бизнеса между государственной политикой и политикой предприятий» [4, с. 50-71] освещаются следующие проблемные вопросы: проблема социальной ответственности бизнеса, проблема взаимоувязки государственных социальных программ и интересов бизнеса.

 

Типы подходов к социальной ответственности бизнеса

Акцент /Инициатор

Снизу вверх (инициатива бизнеса)

Сверху вниз (инициатива правительства)

Социетальная ответственность

(1) Социальная ответственность между бизнесом и обществом

(3) Социальная ответственность между правительством и бизнесом

Ответственность на уровне рынка труда

(2) Социальная ответственность в бизнесе

(4) Социальная ответственность между политикой занятости и бизнесом

 

1 тип - американский подход. В широком смысле он сфокусирован на ответственности бизнеса по отношению к обществу и может включать ответственность по отношению к охране окружающей среды, ответственность за локальное сообщество, соблюдение прав человека, третий мир, ответственность в отношении наемных работников и т.д.

2 тип - ориентирован на ответственность фирмы на рынке труда. В данном случае корпоративная социальная ответственность - в том, что компании следуют законодательно закрепленным или коллективным соглашениям относительно охраны здоровья и безопасности труда, условий труда, навыков и квалификации, реструктуризации, вовлечения в рабочую силу и оказания консультационных услуг либо добровольно стремятся к более высоким стандартам.

3 тип - подход Европейской комиссии - активную роль играют правительства и социальные партнеры, стремящиеся увеличить добавочную стоимость, повысить уровень прозрачности и сплоченности существующих бизнес-практик.

4 тип - подход Европейской комиссии - акцент более узкий – на рынке труда в связи с предложением рабочей силы и спросом на нее. В данном контексте социальная ответственность вырастает из политики занятости и нацелена на то, чтобы убедить, мотивировать и принудить работодателей сокращать масштабы исключения из рабочей силы, увеличивать интеграцию на рынке труда безработных и индивидов, выпавших из рабочей силы.

 

На примере Дании автор выводит несколько обобщений:

Во-первых, существует вероятность того, что инициированный бизнесом подход к социальной ответственности (направленность снизу вверх) современные крупные международные компании превратят в обычное маркетинговое упражнение, оторванное от реальных проблем государственной политики. Чтобы компенсировать работодателям предположительные потери в производительности, необходимы экономические субсидии. Корпоративная социальная ответственность не всегда означает выигрыш для всех.

Во-вторых, государство должно играть активную, наступательную роль в дискуссии о корпоративной социальной ответственности. Государство должно регулировать бизнес и устанавливать высокие минимальные стандарты корпоративной социальной ответственности. Государство должно создавать благоприятные условия для реализации корпоративной социальной ответственности.

Кроме принуждения к ответственности автор выделяет инструменты реализации данной политики – например, программы экономической мотивации (схемы субсидирования зарплаты, корпоративные налоги, штрафы или субсидии), регулятивные программы (социальные пункты в государственных тендерах и заключении контрактов государства с частным сектором), программы принуждения (индивидуальные консультации, схемы сертификации и отчетности, обязательное предоставление информации и т.д.) и программы вовлечения в общественную деятельность (административная помощь предприятиям, заинтересованным в реализации программ корпоративной социальной ответственности).

 

Следующая статья – автора Чириковой А.Е., «Взаимодействие власти и бизнеса в реализации социальной политики: на пороге перемен» [5, с. 53-67]. Автор говорит о том, что способы взаимодействия власти и бизнеса в малых городах весьма различаются между собой, однако они вполне могут быть описаны с помощью трех базовых моделей: модели вынужденного патернализма (прежде всего для градообразующих компаний), модели жесткой рационализации и модели партнерства.

Доминирование той или иной модели во взаимоотношениях бизнеса и власти в ходе реализации социальной политики на городском уровне определяется не только экономической и властной ресурсными базами двух ведущих акторов городского уровня, их готовностью искать компромиссы в ходе реализации социальных программ, но и в большой степени обусловлено уровнем институционализации отношений власти и бизнеса и готовностью акторов взаимодействия к переходу от неформальных правил к организации специальных объединений и фондов, деятельность которых находится под публичным контролем и имеет прозрачную отчетность. Навязывая бизнесу участие в социальных акциях и проектах, власть, как правило, недостаточно учитывает структурные особенности самого бизнеса, в результате чего часто предстает в его глазах как хищник и государственный рэкетир.

Различные сочетания переменных могут приводить к формированию весьма разнообразных моделей взаимодействия на поле СП: моделью большой стройки (Свердловская область), моделью публичного либерализма (Пермский край) и моделью эпизодической кооперации (Ивановская область).

Социальная ответственность бизнеса на самом деле является достаточно инерционной.

Стихийно власть и бизнес постепенно научаются соответствовать ожиданиям друг друга, но сказать, что оптимальный баланс взаимодействия найден и партнеры полностью удовлетворены действиями друг друга, вряд ли можно.

Заключительная статья в этом цикле – статья А.Е. Чириковой, С.В. Шишкина «Участие бизнеса в социальной политике: формы, интересы, институты» [6, с. 81-118]. Проблемные вопросы статьи – проблемы взаимодействия бизнеса и власти в рамках осуществления социальной политики.

Типы социальных программ и проектов, реализуемых корпорациями. Среди наиболее часто встречаемых в Свердловской области можно выделить:

развитие соц. инфраструктуры (строительство и ремонт дворцов спорта, дворцов культуры, медицинских центров, храмов и др.);

помощь в содержании объектов соц. инфраструктуры (ЖКХ, объекты культурно - исторического значения, больницы и др.);

программы и акции по поддержке социально - незащищенных слоев населения;

программы и акции по поддержке детей, молодежи;

программы, направленные против распространения наркомании и алкоголизма;

спонсирование местных, культурных, образовательных, спортивных мероприятий;

программы по обучению сотрудников муниципалитетов, помощь в организации бюджетного процесса;

интегрированные программы, направленные на развитие местного сообщества и на развитие социального партнерства.

Практика появления в крупных компаниях долгосрочных программ работы с территориями указывает на то, что российский бизнес вполне способен сегодня на реализацию масштабной и эффективной СП.

Интересы бизнеса к реализации внешней СП обусловливаются следующими факторами:

• стремление к уменьшению социальной напряженности;

• ответ на ожидания со стороны общества — «положение обязывает»;

• нелегитимность проведенной приватизации;

• формирование позитивного имиджа;

• участие в политической деятельности;

• давление власти и партий;

• «фактор Росселя»;

• следование международным образцам;

• практика «откатов».

Основные движущие силы, побуждающие бизнес к проведению социальной политики, можно разграничить по типам субъектов, от которых они исходят:

• давление власти;

• давление местного сообщества, на территории которого бизнес осуществляет свою предпринимательскую деятельность;

• внутренняя мотивация собственников и топ - менеджеров компаний.

Давление власти предстает как политические действия, направленные на привлечение бизнеса к поддержке текущей деятельности объектов социальной сферы, реализации социальных программ и проектов, инициируемых властью.

Давление со стороны местного сообщества предстает как ожидания поддержки бизнесом деятельности объектов социальной сферы, благоустройства города, материальной помощи ветеранам, пенсионерам, малоимущим.

Во взаимодействии власти и бизнеса при реализации социальной политики просматриваются три основные модели:

• административное принуждение;

• торг вокруг условий поддержки бизнесом социальных программ и проектов власти

• невмешательство власть не занимает активной позиции по отношению к внутренней и внешней социальной политике, проводимой бизнесом, а бизнес осуществляет ее независимо от власти.

Основываясь на выводах ученых, приведенных выше, можно сказать, что российский бизнес, родившийся в конце 80-х, пока не дозрел до решения социальных вопросов. Отсюда в основном власть в России на современном этапе применяет модель административного принуждения, а это не самый эффективный метод привлечения средств. Возможно принять на федеральном уровне закон «О мерах по повышению социальной ответственности российского бизнеса» или хотя бы Правительственную программу. Ее содержание должно основываться на опыте развитых стран с рейнской корпоративной моделью, поскольку она наиболее близка России. В основе славянской цивилизации лежит не принцип индивидуализма, а принцип общинности; и предприятия с активным участием в управлении работников в РФ имеются и прибыльно функционируют. Пример - в форме народного предприятия функционирует МНТК «Микрохирургия глаза» благодаря инициативе и упорству ее руководителя Святослава Федорова. Если работники будут причастны к управлению, то они будут ощущать ответственность за результаты своей работы.

Если государственная политика в данном направлении перейдет на более «мирное» русло с административных рельс, обязуя бизнес привлекать работников к управлению и проводя всевозможные мероприятия по освещению стратегических интересов самого бизнеса в таком партнерстве с работниками; результат даст о себе знать, возможно, не сразу. Однако он будет долгосрочным и гораздо более эффективным.

В настоящих условиях необходимо, основываясь на опыте развитых конституционных стран, образовать в России трехсторонний диалог в сфере социальной ответственности. Естественным образом инициативу такого диалога и последующего консенсуса должна стать власть. Необходимо создать открытую и равноправную систему взаимных уступок (например, со стороны власти – разнообразные льготы, со стороны институтов гражданского общества – поддержка жестких требований к производительности труда работников, а со стороны бизнеса – социальные программы), и в таком случае – станет реальностью эффективное сбалансированное развитие всех институтов в социальном государстве.

Литература

  1. Журнал SPERO[сайт]. URL: http://spero.socpol.ru/.

  2. Зубаревич Н.В. Социальное партнерство в регионах: как учитывать интересы крупного бизнеса? // SPERO. 2005. № 2. С. 5-17.

  3. Шевчук А. В. Социальная роль бизнеса в моделях корпоративного управления // SPERO. 2005. № 2. С. 17-27.

  4. Брэдгард Т. Социальная ответственность бизнеса между государственной политикой и политикой предприятий // SPERO. 2005. № 2. С. 50-71.

  5. Чирикова А.Е. Взаимодействие власти и бизнеса в реализации социальной политики: на пороге перемен // SPERO. 2008. № 9. С. 53-67.

  6. А.Е. Чирикова, С.В. Шишкин Участие бизнеса в социальной политике: формы, интересы, институты // SPERO. 2006. № 4. С. 81-118.

  • Власть и бизнес: приоритеты взаимодействия


Яндекс.Метрика