Тенденции развития организованной преступности в условиях глобализации

Устинова И.В.

Глобализация, как феномен, в русле которого развивается современной общество, несет в себе множество как положительных, так и отрицательных черт. В условиях глобализации, при сокращении расстояний, ускорении времени и росте объема информации увеличиваются возможности для взаимодействия и обмена, но с другой стороны глобальное мировое сообщество становится уязвимым, взаимозависимым и трудно контролируемым. При этом глобализация происходит во всех сферах жизни общества, в том числе она касается и преступности.

Глобализация преступности сейчас ставится в один ряд с проблемами глобального потепления и распространения оружия массового поражения. И это справедливо, потому что с каждым годом цена мирового сообщества на борьбу с преступностью неуклонно растет, так же как и количество жертв, пострадавших от нее.

Проблема заключается в том, что если ранее преступность удерживалась в рамках одной страны и имела при этом национальные особенности, регулируемые соответствующей властью, то теперь преступность имеет надгосударственные особенности развития. В этой связи, очевидно, что преступность трансформируется по новым, далеко не изученным законам собственного развития [1].

Многие авторы говорят о том, что в условиях глобализации лидерам преступных сообществ проще договориться о разделе сфер влияния, чем лидерам государств о мерах борьбы с преступностью. До сих пор не стала предметом детального и всеобъемлющего правового регулирования борьба с таким глобальным вызовом, как морское пиратство, много лет не удается заключить Всеобъемлющую конвенцию по борьбе с международным терроризмом, основополагающие принципы международного права интерпретируются двояко. Эти и многие другие проблемы усугубляют угрозу транснациональной организованной преступности и делают мировой правопорядок беспомощным перед глобальными изменениями.

Здесь нужно сказать, что глобализация, сама по себе не порождает организованную преступность. Она ее модифицирует, качественно и количественно изменяет ее, порождая новые формы и увеличивая размер последствий.

В данных условиях особая острота современной международной правовой проблематики заключается в том, что глобальные вызовы, стоящие перед нами в различных сферах человеческой деятельности, вовсе не изолированы в указанных сферах [2]. Поэтому увеличение эффективности борьбы с транснациональной преступностью приведет к положительному эффекту в социальной, экономической и политической и других сферах.

Таким образом, для определения путей развития средств и способов борьбы с организованной преступностью необходимо выделить особенности и тенденции развития преступности в условиях глобализации. Это поможет нам понять как необходимо усовершенствовать средства и методы борьбы с организованными с обществами чтобы действовать, опережая, а не устраняя последствия.

Начнем с того, что в социальных взаимодействиях преступность выступает как открытая и гибкая, а не жесткая система. Преступность адаптируется к условиям среды, всегда готова к изменениям. Преступность рождена компромиссом между людьми, совершающими преступления, и людьми, наказывающими за их совершение. Поэтому она внутренне готова к компромиссам. Для преступности нет ничего раз и навсегда установленного [3]. К преступности в условиях глобализации это относится в полной мере.

Представляется крайне важным суждение В.В. Лунеева о том, что криминологические аспекты глобализации не являются каким-то ее самостоятельным горизонтальным уровнем, как, например, экономические, социальные и т.д. (хотя и это деление условно). Преступность связана с различными составляющими глобализации, если можно так сказать, "по вертикали". Это означает, что и политические, и экономические, и социальные, и другие "горизонтальные" аспекты глобализации могут быть криминогенными и антикриминогенными. Причем криминогенность глобализации намного превышает ее антикриминогенные возможности. И это положение является исходным при ее комплексной криминологической оценке.

Это позволило В.В. Лунееву сформулировать основные "узлы" связи организованной преступности с глобализацией - проблема занятости и связанный с ней уровень жизни, проблема рынков финансовых спекуляций в глобализирующемся мире, проблема существенного снижения возможностей национальных правительств в управлении обществом, в предупреждении преступности и борьбе с ней. Такой концептуальный подход обеспечивает нелинейное, неплоское понимание сути процессов развития организованной преступности под влиянием глобализации.

Глобализация не изменила сущность преступности, она ее, как пишет Мацкевич, «переформатировала». Она способствует формированию и активизации новых форм преступной деятельности в транснациональных масштабах, обеспечивает качественно иной масштаб, как самой этой деятельности, так и масштаб последствий. Глобализационные процессы обеспечивают качественно иное состояние преступлений в сфере коммуникаций, информационного компьютерного киберпространства, преступности, связанной с миграцией, и самое важное - преступности террористического и экстремистского профиля.

Если для начала определить общие признаки, то это будет организованность; вооруженность; защищенность; интернационализация.

Нужно сказать, что транснациональная организованная преступность возможна во многом из-за коррумпированности государственного аппарата. Многие виды преступлений без этого неосуществимы. Кроме того, формы и виды преступности во многом имеют и национальные особенности и сложившиеся традиционные сферы .

В деятельности иностранных организованных преступных группировок можно выделить определенные приоритетные направления, обусловленные как спецификой региона, так и сложившимися традициями. Например, арабские преступные группировки (ЦФО и СЗФО) занимаются контрабандой промышленных товаров, незаконным предпринимательством и миграцией; афганские (ЦФО и СЗФО) - контрабандой и сбытом наркотиков; китайские и вьетнамские (ЦФО, СЗФО, СФО и ДФО) - незаконной миграцией, контрабандой сырья и промышленных товаров, незаконным предпринимательством, вымогательством и похищением соотечественников-бизнесменов; нигерийские (ЦФО) - контрабандой и сбытом наркотиков. Наиболее негативной тенденцией является консолидация российских организованных преступных формирований с аналогичными зарубежными организациями (итальянской коза ностра, американской мафией, китайскими триадами, японской якудзой, латиноамериканскими наркокартелями), формирующая на территории Российской Федерации самостоятельный сегмент транснациональной организованной преступности [4].

Главная цель транснациональных преступных сообществ - получение высокой прибыли и постоянное увеличение доходов, для достижения которых нередко используются методы "коррупционного подкупа" чиновников и "замаскированного" проникновения представителей транснациональной организованной преступности в органы государственной власти и управления, а также правоохранительные органы. Поэтому важнейшим направлением борьбы с транснациональной организованной преступностью становится нейтрализация путей ее финансирования, ликвидация источников преступных доходов. На данный момент основными формами транснациональной организованной преступной деятельности, приносящими криминальные доходы транснациональным преступным сообществам, являются: легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем; фальшивомонетничество; ложное банкротство; мошенничество со страховкой; кража автомобилей; контрабанда произведений искусства и предметов культуры; незаконная торговля дикими животными; терроризм; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ [5], оружия, военной техники, радиоактивных веществ и ядерных материалов, человеческих органов и тканей для трансплантации; морское пиратство; захват и угон наземного, морского и воздушного транспорта; корыстно-насильственные преступления на международных транспортных рейсах; преступления в сфере высоких технологий, прежде всего компьютерные преступления (включая мошенничества, совершаемые с применением новейших платежных средств и компьютеров); экологические преступления (экоцид); торговля людьми, работорговля, в том числе детьми; незаконная миграция; рейдерские захваты; коррупция.

В последнее время наблюдается существенная активизация транснациональной организованной преступности в сфере экономической деятельности. Полагаем, организация противодействия указанным источникам преступных доходов транснациональных преступных сообществ должна стать одним из основных направлений расширения приграничного сотрудничества с сопредельными государствами в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Анализ криминальных стратегий наиболее влиятельных мировых центров организованной преступности (колумбийские наркокартели, китайские триады, итальянская мафия в Европе и США) позволяет сделать вывод о том, что для последних двадцати лет было характерно усиление транснациональных параметров в деятельности преступных сообществ, что не в последнюю очередь обусловлено интернационализацией наркобизнеса. Интернационализация деятельности организованной преступности ведет к ускоренному развитию ряда преступлений, специфика совершения которых требует выхода на международный уровень: торговля людьми, контрабанда, промышленный шпионаж, преступления в банковской сфере, но в первую очередь - наркобизнес. Прежде всего, обращает на себя внимание резкий количественный рост преступной деятельности, хотя следует признать и масштабное расширение арсенала средств и методов преступной деятельности [6].

Процессы глобализации стали для транснациональной преступности только толчком и открыли новые возможности для развития. Глобализация и связанный с ней своего рода "взлом" национальных границ становятся из фактора, облегчающего деятельность организованной преступности (большая безопасность проведения операций, рост возможностей легализации криминальных капиталов и т.п.), важнейшим условием ее деятельности. Преступные группировки стремятся не только к интернационализации своей деятельности, но и к тому, чтобы поставить под контроль уже сложившиеся транснациональные корпорации, обеспечивающие переливание капитала по всему миру, что значительно упрощает процессы отмывания незаконных доходов, сокрытия прибыли от налогообложения и другие финансовые махинации. В свою очередь, преступные группировки активно внедряют свой опыт незаконного, несанкционированного проникновения на рынки суверенных государств, промышленного шпионажа в области высоких технологий и ноу-хау, пиратского производства, поставок запрещенной продукции, коррупции и др. Используются методы насилия для устранения и запугивания конкурентов, в том числе и при поддержке террористических организаций.

Анализ криминальных стратегий наиболее влиятельных мировых центров организованной преступности (колумбийские наркокартели, китайские триады, итальянская мафия в Европе и США) позволяет сделать вывод о том, что для последних двадцати лет было характерно усиление транснациональных параметров в деятельности преступных сообществ, что не в последнюю очередь обусловлено интернационализацией наркобизнеса. Интернационализация деятельности организованной преступности ведет к ускоренному развитию ряда преступлений, специфика совершения которых требует выхода на международный уровень: торговля людьми, контрабанда, промышленный шпионаж, преступления в банковской сфере, но в первую очередь – наркобизнес [7].

Прежде всего, обращает на себя внимание резкий количественный рост преступной деятельности, хотя следует признать и масштабное расширение арсенала средств и методов преступной деятельности. Одновременно можно говорить и об ускоренном развитии деятельности по легализации криминальных капиталов. Здесь на первый план выходит изменение качественных параметров, усложнение соответствующих многоходовых финансовых операций, что также обусловлено новыми возможностями, которые открывает перед криминалом глобализация. Конец XX века характеризовался в гораздо большей степени кооперацией, чем конфронтацией мировых центров организованной преступности.

Представляется существенным такой аспект развития организованной преступности под влиянием глобализации, как "перехват" способов организации деятельности у экономических структур. Речь идет прежде всего о "сетевом" характере деятельности транснациональных криминальных групп и сообществ. Экономические сети предполагают рассредоточение объектов прикладного интереса по разным континентам, логистику как совокупность оптимизирующих экономические процессы действий, функционирование на основании жесткого планирования, непрерывного сканирования действующих и потенциальных рынков, использование маркетинга и дистрибуции. То же произошло с организованной преступностью. И по тем же причинам. Сетевые структуры в принципе более эффективны с экономической точки зрения, поскольку обеспечивают максимальный охват экономически выгодных площадок, и более гибко реагируют на потребности локальных рынков, и могут оперативно реагировать на подвижную конкурентную среду.

Экономизация организованной преступности в условиях глобализации означает не только повышенный ее интерес к объектам финансовой деятельности, но и активное (и весьма результативное) задействование таких алгоритмов и способов действий, которые характерны именно для экономических структур. Таким образом, расширение географии организованной преступности сопровождается использованием экономических по сути своей технологий. Кроме того, экономизацию организованной преступности мы связываем и с феноменом создания "обслуживающей инфраструктуры".

Достаточно обратиться к пресс-релизам МВД России, чтобы понять масштаб и общий вектор развития таких форм преступной деятельности, которые связаны с изготовлением самых разнообразных поддельных документов, юридическим сопровождением легализации криминальных доходов, созданием коридоров сопровождения для нелегальных мигрантов и т.д. Та же картина и в других частях мира. Например, в Лос-Анджелесе та же школа иностранных языков, которая снабдила визовыми документами некоторых из террористов, захвативших самолеты 11 сентября 2001 г., предоставляла их и проституткам из крупной сети торговли людьми. В свою очередь, эта сеть занималась хищением удостоверений личности, которые могли использоваться террористами в их террористической деятельности [8].

Что касается российской организованной преступности. В 2008 г. Совет по борьбе с организованной преступностью, возглавляемый заместителем генерального прокурора США Марком Р. Филипом, рекомендовал для принятия Стратегию правоохранительной борьбы с международной организованной преступностью [9]. Обращаясь к фактам криминальной активности международных организованных преступных групп, авторы документа чаще всего упоминают российские ОПГ и их представителей. Например, в контексте угроз со стороны организованной преступности для энергетических и иных стратегически важных секторов экономики назван С. Могилевич, при этом подчеркнуто, что, по имеющимся в спецслужбах США сведениям, Могилевич и его преступное сообщество оказывает влияние на значительные сегменты газовой отрасли в некоторых странах бывшего СССР.

Сегодня в Российской Федерации возрастает активность и влияние "этнических" организованных преступных формирований, имеющих связи с диаспорой, криминальными группировками, чиновниками и т.п. в ближнем и дальнем зарубежье, а также коррумпированной частью российского государственного аппарата. Наибольшее количество организованных групп международной ориентации выявлено в Северо-Кавказском, Северном, Северо-Западном, Центральном и Уральском экономических регионах России. Большинство таких групп (65%) имеют и поддерживают связи с аналогичными формированиями в странах ближнего зарубежья. Это в первую очередь Украина, Беларусь, Грузия, Армения, Азербайджан и Казахстан [10].

Итак, особая острота современной международной правовой проблематики заключается в том, что глобальные вызовы, стоящие перед нами в различных сферах человеческой деятельности, вовсе не изолированы в указанных сферах. Преступность в условиях глобализации приобретает новые формы, скорость и качество преступность увеличивается, преступность проникает во все сферы жизни общества и использует все достижения науки для достижения своих целей. Преступность постоянно изменяется. Здесь нет ничего установленного навсегда. Преступность стала гибкой и меняет формы в зависимости от того, как можно получить наибольшую материальную выгоду. Моральные запреты, общечеловеческие ценности при этом не имеют значения.

Международный терроризм в структуре преступности в условиях глобализации занимает главное место и определяет общую стратегию борьбы. Эффективность террористической деятельности в десять раз выше попыток борьбы с ней. Терроризм стал организованным и политическим. Имеются доказательства вмешательства представителей организованных террористических групп в политические события, происходящие в других странах [11].

Проблема борьбы с преступностью в условиях глобализации усугубляется отсутствием единого мирового правового пространства. Более того, в современных условиях сама идея создания такого правового пространства должна быть признана утопической. Хотя по этому поводу существуют и другие точки зрения: "Действительно, глобализирующееся международное сообщество по некоторым транснациональным проблемам вынуждено искать и вырабатывать схожие и даже единые подходы к решению наиболее актуальных вопросов и принимать конвенции и другие международные документы. Это позволяет сблизить ту или иную правовую действительность. И хотя правовое единство в мире - чрезвычайно далекая перспектива, тем не менее этот процесс может оцениваться относительно позитивно".

Главной проблемой в борьбе с организованной преступность выступает приоритет политических интересов перед интересами безопасности.

Крушение Ялтинско-Потсдамской международной системы не привело к созданию новой, более устойчивой мировой системы. Число и интенсивность вооруженных конфликтов и войн не снижается, а увеличивается.

Система международного права дала сбой или не сработала в случае с Югославией, Ираком, Афганистаном. Отношение к международному праву не улучшило и то, что произошло явное расхождение в понимании основных принципов международного права между Россией и странами Запада в связи с вооруженным конфликтом в Южной Осетии.

Правовой режим Договора о нераспространении ядерного оружия находится под огромным давлением и угрозой обрушения [13] .

Существующие глобальные институты, включая Банк Международных расчетов в Базеле, G8, G20, принимают решения, имеющие лишь рекомендательный характер. В частности, не могут или не хотят обуздать аппетиты мирового лобби финансовых спекулянтов, спровоцировавших очередной мировой кризис. Пока интересы безопасности мирового сообщества не будут волновать лидеров государств больше чем национальные прагматичные интересы, организованные преступные группировки будут на порядок впереди.

Литература

  1. Зорькин В.Д Вызовы глобализации и правовая концепция мироустройства// Правовая система Консультант Плюс.

  2. Кубов Р.Х.Глобализация как детерминанта качественных изменений организованной преступности // Российский следователь, 2009, № 1

  3. Кузнецов А.П., Маршакова Н.Н.Международный терроризм в условиях глобализации//Юридический мир, 2010, № 9

  4. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М., 1997.

  5. Мацкевич И.М. Преступность в условиях глобализации (Доклад в Hongkong city university в апреле 2008 г.)

  6. Малахова Е., Фетисов Правовая интеграция континентов // "ЭЖ-Юрист", 2010, N 21

  7. Мусаелян М.Ф.Транснациональная организованная преступность как угроза национальнойбезопасности Российской Федерации // "Адвокат", 2010, N 9

  8. Репецкая А.Л. Российская организованная преступность в эпоху глобализации: состояние, структура, основные тенденции развития // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. N 1. С. 56, 61.

  9. Сухаренко А.Н. Противодействие транснациональной организованной преступности вРоссии: состояние и проблемы // Международное публичное и частное право. 2007. N 2. С. 37, 38.

  10. Третьяков В.И.Феномен "организованная преступность" в условиях глобализации/ Правовая система Консультант плюс.

  11. О факторах, способствующих развитию транснациональной наркопреступности инаркобизнеса, а также о современной международной и российской криминальнойнаркоситуации см.: Хатаев А.Ц. Единство целей и искренность в сотрудничестве - залогуспеха в борьбе с транснациональными наркоугрозами // Вестник Академииэкономической безопасности МВД России. 2010. N 1. С. 64, 68.

  12. Шелли Л. Глобализация преступности и терроризма // Официальный сайт Государственного департамента США: http://www.usinfo.state.gov.

  13. Официальный сайт Федерального бюро расследований США: http://www.fbi.gov.

  • Уголовно-правовые и административно-правовые проблемы борьбы с организованной преступностью


Яндекс.Метрика