Проблемы соотношения банды и преступного сообщества

Рудакова А.В.

Закрепление в Конституции РФ одного из постулатов политики нашей страны, а именно признание человека, его прав и свобод наивысшей социальной ценностью, в свою очередь, предполагает создание надлежащих социальных условий, обеспечивающих безопасную жизнедеятельность людей, нормальное функционирование общественных и государственных институтов. Ключевым фактором обеспечения безопасности, является охрана общественного порядка. Отсюда вытекает актуальность исследования данной проблемы, так как повышенная опасность бандитизма и отграничение его от иных организованных групп, требует правильной уголовно-правовой оценки и адекватной реакции на него со стороны государства. В свою очередь интерес к данной проблеме имеет место, еще и при активизации групповых вооруженных насильственных нападений на граждан и организации в наше время.

В нынешнем Уголовном кодексе 1996 года законодатель закрепил ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации), сохранив при этом ответственность за бандитизм. Исходя из этого, необходимо разграничить два состава преступления.

Согласно положениям уголовного закона, банда представляет собой разновидность организованной группы. Следует акцентировать внимание на общем и особенном.

В соответствии со ст. 209 УК РФ, можно выделить объективную сторону бандитизма, а заодно и признаки банды: устойчивая вооруженная группа (банда), и руководство такой группой (бандой). Следовательно, у банды четыре основных признака: наличие двух и более лиц, устойчивость, вооруженность, и цель – нападение на граждан и организации.

Если говорить о преступном сообществе, то согласно ст. 210 УК РФ у него также четыре основных признака, а именно: наличие двух и более лиц, структурированность, организованность, цель – совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Таким образом, исходя из формулировок, различие лишь состоит в некоторых признаках. Законодатель указывает, на такой признак банды как устойчивость, а в преступном сообществе – структурированность. О разъяснении данных признаков необходимо обратиться к соответствующим постановлениям Пленума Верховного Суда РФ.

В постановлении от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава и организованных структур, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 г. «О практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества или участия в нем», под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Определения организованной группы и преступного сообщества также содержатся в Уголовном законе в ч. 3 и 4 ст. 35 УК РФ. И использование формулировок «как одного или нескольких» также вызывает некоторые замечания. Возникает вопрос, который поднимал Быков в своей статье, комментируя федеральный закон, внесший данные изменения в Уголовный кодекс РФ, правильно ли считать, что такая сложная преступная структура может быть создана для совершения одного – единственного преступления? Также он подверг критике ч. 3 ст. 35 УК РФ, где в определении организованной группы, законодатель также использует данную формулировку, это вызывает противоречия, можно ли считать группу устойчивой, если она распалась, после совершения одного преступления.

Другим отличительным признаком двух форм организованной преступности можно признать вооруженность.

Обращаясь к уже указанным постановлениям Пленума, обязательным признаком банды, предусмотренным ст. 209 УК РФ, является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.

У преступного же сообщества наличие оружия, не является обязательным признаком состава. Для бандитизма, согласно мнению Сальниковой, представляется сомнительной возможность осуществления преступной деятельности вооруженной группой без нападения на граждан, так как оружие для ее участников является средством достижения определенной общественно опасной цели и поэтому является необходимым признаком состава посягательства.

Отсюда следует, что бандитизм также предусматривает именно нападение, разъяснение данного понятия, также дает Пленум верховного суда РФ. Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось.

Но, по мнению большинства авторов, среди которых выступает и Агапов, при стандартном наборе признаков, характеризующих объективную сторону преступления, именно цель должна выступать основным критерием разграничения всех форм организованной преступной деятельности.

Аналогичное мнение высказывал и О. Жук, он отмечал, что для разграничения преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ, нужно различать лишь виды «направленности» объединений.

И Н.Г. Иванов, утверждал, что степень сплоченности, необходимой для определенного статуса группового объединения, зависит вовсе не от длительности связей, тщательности планирования деятельности и т.п., но от целевых установок объединения.

Таким образом, различие бандитизма и организации преступного сообщества, состоит в цели совершенности ими разных составов преступлений.

Банда всегда организуется для совершения нападений, целью которых, как показывает судебно-следственная практика, является совершение общественно опасных деяний, преследующих цель завладения чужим имуществом или даже совершения в связи с этим убийств, то есть общественно опасные последствия бандитских нападений вписываются в понятие тяжкого или особо тяжкого преступления. Но круг таких общественно опасных последствий более ограниченный, чем при объединении организованных групп в преступное сообщество для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Целью же создания преступного сообщества состоит в совершении тяжких либо особо тяжких преступлений при отсутствии нападения.

Однако В. Быков указывает еще на несколько различий, между бандой и преступным сообществом. По его мнению, преступное сообщество отличает – профессионализм его членов, проявляющийся при совершении преступлений, когда для членов преступного сообщества постоянное совершение преступлений становится профессией, способом получения преступных доходов, образом жизни и мышления. Именно профессионализм, совершенствование способов совершения преступлений один из важных признаков преступного сообщества. На мой взгляд, этот признак позволяет отграничить это опасное объединение преступников от организованной группы (банды).

Помимо этого признака, он также выделяет еще один, наличие связи преступного сообщества с коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, а также должностными лицами органов власти и управления. О данном признаке, законодатель умолчал в ч. 4 ст. 35 УК РФ, что порождает некоторые проблемы в разграничении организованной группы (банды) и преступного сообщества.

Также, ряд авторов, критикует указание в ч.4 ст. 35 УК РФ, на такой признак как цель совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Так как это порождает невозможность борьбы с преступными сообществами на стадии совершения ими нетяжких преступлений.

Подводя итоги, я могу сказать, что в целом существует ряд проблем разграничения и в том числе борьбы с организованной преступностью в форме бандитизма и организации преступного сообщества. Законодатель не вполне корректно разграничил их в Уголовном законе. Опустив некоторые критерии, которые важны для более четкого и правильного понимания данных форм организованной преступности. Использование им таких признаков, как устойчивость, вооруженность, структурированность, не дает возможности отграничить иные формы организованной преступности.

По моему мнению, законодатель, для повышения эффективности борьбы с организованной преступностью, должен отказаться от оценочных формулировок и использовать иное изложение статей.

Я хочу согласиться с мнением П. Агапова, который предлагает изложить ч. 3. и ч. 4 ст. 35 УК РФ в следующей редакции:

« ч. 3: преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено группой лиц, заранее объединившихся для совершения не менее чем двух преступлений в неизменном составе».

«ч. 4: Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно подготовлено и совершено структурированным, состоящим из двух и более организованных групп иерархическим объединением, созданным для систематического совершения преступлений».

Такое закрепление статьи в Уголовном законе, будет способствовать более правильному применению закона и квалификации преступных деяний.

 

Литература

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ.

2. БВС РФ. 1997. № 3

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 г. № 12.

4. Быков В.М. Организация преступного сообщества // Законность, 2010, № 2, С. 19

5. Сальникова Н.И. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем – преступление террористического характера? // Журнал российского права, 2004, № 11, С. 41-42

6. Агапов П.В. Основания и принципы криминализации организованной преступной деятельности. // Государство и право. 2010. № 3. С. 60

7. Жук О. Применение мер процессуального принуждения по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ // Законность. 2004. № 7. С.7.

8. Иванов Н.Г. Нюансы уголовно-правового регулирования экстремисткой деятельности как разновидности группового совершения преступлений // Государство и право. 2003. № 5. С. 45-46

9. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991, С. 29.

10.Агапов П. Организация преступного сообщества (преступной организации): некоторые проблемы юридической оценки // Уголовное право. 2006. № 2. С. 4.

  • Уголовно-правовые и административно-правовые проблемы борьбы с организованной преступностью


Яндекс.Метрика