Формирование преступного общества в России

Олюшина А.Л.

На сегодняшний день, в России, безусловно, существует организованная преступность. Это бесспорный факт, признанный на государственном уровне. Однако это не исключает, наоборот, даже предполагает дискуссии, разные теоретические и практические подходы к этой сложной социальной проблеме.

В наше время актуальным является вопрос «как и когда организованная преступность проникла на территорию нашей страны?» В своей работе я постараюсь дать на него ответ.

Разумеется, процесс становления криминального общества в России был протяжённым во времени. Он обуславливался как внутренними, так и внешними факторами. И существует множество подходов к определению данного процесса.

Наиболее интересным, представляется подход Патрисии Роулинсон, которая выделяет четыре стадии этого процесса, каждая из которых характеризуется своей спецификой взаимоотношений власти и криминала:

  1. Реактивная стадия. На этой стадии власть и преступность находятся в активном противостоянии, так как сильная государственная власть может противостоять преступными формированиям и не возникает необходимости идти на компромиссы.

  2. Стадия пассивной ассимиляции. На этой стадии государственные институты ослабевают (в первую очередь экономические), начало компромиссов с организованной преступностью, которые приводят к появлению выгодных для властных структур институтов теневой экономики, умеренной коррупции и взяточничества.

  3. Стадия активной ассимиляции. В данном случае организованные преступные формирования проникают во властные структуры и тем самым обеспечивают себе возможность действовать параллельно с официальной властью. Само государство в на этой стадии утрачивает контроль над ранее осуществлявшимися процессами взаимодействия с преступностью. Преступные формирования начинают оказывать крайне существенное влияние на экономику и политику.

  4. Проактивная стадия. Её наступление означает, что организованная преступность становится основной доминирующей силой в обществе. Она подчиняет себе как государственные, так и общественные институты.

Теперь рассмотрим каждую из вышеперечисленных стадий более подробно.

Реактивная стадия

Вплоть до 1930- годов в России основной формой организованной преступной деятельности был политический бандитизм. Время его существования можно разделит на два временных этапа:

  1. XVII—XVIII веках он был представлен крестьянскими бандами под предводительством разбойничьих атаманов (всем известные Стенька Разин, Емельян Пугачев),

  2. XIX—начале XX века — группами, преследующими революционные, а позже и контрреволюционные цели (большевистские, эсерские банды, банды контрреволюционеров, такие как Петроградская вооружённая организация).

К началу 1930-х годов была подавлена активность политических организованных преступных формирований путем принятия жестких репрессивных мер. Сыграло свою роль и сворачивание политики нэпа, которое привело к фактическому исчезновению экономических преступников, которые были приравнены к государственным и также подверглись репрессиям. Однако, сформировался новый криминальный мир, в котором основной сплачивающей силой стала тенденция неполитического противодействия и неподчинения власти. Появились так называемые «воры в законе», которые называли себя хранителями криминальных традиций дореволюционной России.

Тогда же сформировалась субкультура преступного общества со своим языком, кодексом поведения, обычаями и традициями, в число которых вошли полное неприятие общественных норм и правил и запрет на какое бы то ни было сотрудничество с государственными органами.

Все же в 1940-х годах эти традиции привели к «началу конца» этого преступного общества: во время Великой Отечественной войны многие из преступников ответили согласием на предложение властей вступить в ряды Красной Армии, чтобы защитить свою Родину от немецко-фашистской угрозы. Однако, тяжёлое экономическое положение в послевоенном обществе привело к росту бандитизма и преступности в целом, новые заключённые уже не считали нужным чтить старые преступные традиции, создавая свои кодексы поведения, которые не исключали взаимовыгодного сотрудничества с государством.

Пассивная ассимиляция

Экономическая ситуация 1950-х — 1960-х годов стала фактором, обусловившим вступление преступности в новую стадию, когда стали появляться первые признаки неспособности советской плановой экономики функционировать в заданных ей правовых рамках. Для обеспечения нужных экономических показателей стали использоваться следующие методы:

  1. блат (получение нужных товаров и услуг благодаря личным связям)

  2. очковтирательство (заведомый обман).

Появилась нужда в так называемых толкачах — специалистах по заключению выгодных договоров и «выбиванию» дефицитных товаров, сырья и оборудования, стали обычными такие явления как дефицит и спекуляция.

Первые признаки, говорящие о появлении организованной преступности как общественного явления появились в середине 1960-х годов, когда ослабление контроля в хозяйственной сфере привело к появлению возможности для отдельных лиц («цеховиков») сосредотачивать у себя в руках крупные денежные суммы, вкладывая их в нелегальные производственные структуры. Традиционные преступники-профессионалы стали паразитировать на этих теневых предпринимателях, а позже и оказывать им содействие в их деятельности, получая свою долю доходов и образуя таким образом симбиотическую преступную структуру.

В этот период политическая элита использовала преступный мир для получения недоступных законным путём товаров и услуг, взамен предоставляя покровительство и защиту от правоохранительных органов. Важно отметить, что частично этот симбиоз был вскрыт в ходе кампании по борьбе с коррупцией, начатой Юрием Владимировичем Андроповым после его избрания генеральным секретарём ЦК КПСС, однако это была лишь вершина айсберга.

Активная ассимиляция

Новый экономический кризис совпал по времени с приходом к власти Михаила Сергеевича Горбачёва. Для того, чтобы ускорить экономический рост была развёрнута кампания борьбы с употреблением спиртных напитков, которая привела к бурному росту незаконного производства и продажи спиртного, обеспечив денежными средствами большое количество работавших в данной области «предпринимателей».

В конце 1980-х в период «перестройки», предпринятые государством политические и экономические преобразования (в частности, законы о государственных предприятиях и о кооперативах) позволили:

  1. легализовать и защитить преступные капиталы,

  2. использовать средства массовой информации и другие общественные структуры для защиты интересов организованных преступных формирований.

Этому, прежде всего, способствовало то, что в условиях экономического кризиса и постоянных реформ значительно уменьшилась эффективность деятельности правоохранительных органов. В результате этого значительная часть граждан стала обращаться к «теневым» источникам доходов. В начале 1990-х годов эти тенденции лишь усилились ввиду того, что открылись возможности для трансграничного взаимодействии. Развивался незаконный товарообмен и вывоз капитала за границу. Также были отработаны способы коррумпирования государственно-властных и общественных структур, продвижения преступностью своих лиц на государственные должности.

Организованная преступность этого периода в основном обеспечивала своё существование путём организованного рэкета. А также она начала осваивать различные формы легальной, полулегальной и нелегальной экономической деятельности: а именно гостиничный, игорный бизнес, проституцию, экспорт сырья и т. д. Тем не менее, в этот период преступность ещё не подчинила себе политические и общественные институты. Преступные сообщества до сих пор оставались в уязвимом положении перед государственными органами.

Особенно негативное влияние оказывала и деятельность иностранных государств (в первую очередь США), связанная с использованием преступных формирований для защиты своих интересов в Российской Федерации для формирования определённого общественно-политического строя. При этом, так называемое, «содействие» в борьбе с организованной преступностью выражалось в активизации деятельности спецслужб иностранных государств на территории России, в стремлении вывести решение судеб лидеров российских преступных формирований, прежде всего, за пределы юрисдикции Российской Федерации.

Проактивная стадия

Всё вышеперечисленное привело к тому, что организованные преступные формирования, возглавляемые «ворами в законе» в России конца XX века действовали во всех регионах и сферах хозяйствования.

Таким образом, в России становление преступного общества происходило значительно более быстрыми темпами, чем в зарубежных странах: если в Италии на это потребовалось более 150 лет, то в России — 20-25.

Специалистами было отмечено несколько негативных тенденций, связанных с формированием преступного общества:

  1. Социальной нормой стало пассивное реагирование на совершающиеся преступления, отсутствие как непосредственного противодействия антиобщественной деятельности со стороны свидетелей преступных деяний, так и обращений в правоохранительные органы.

  2. Достаточно большая часть граждан оказалась вовлечённой в экономические и социальные связи с членами организованных преступных формирований.

  3. Распространились случаи внесудебной расправы потерпевших от преступлений над своими обидчиками (как самостоятельной, так и с привлечением третьих лиц, в том числе на возмездной основе), обращения к криминальным способам разрешения социальных и экономических конфликтов.

  4. Организованная преступность в 1990-х годах политизировалась. Организованные преступные формирования стремились «продвинуть» своих доверенных лиц на государственные должности различной степени важности. Там, где не удавалось напрямую продвинуть своих людей на государственные посты, организованная преступность достигала своих целей коррумпированием государственных и иных служащих, в том числе путём выплаты им регулярного содержания без конкретизации услуг, которые могут от них потребоваться.

  5. Происходило слияние правомерных и преступных капиталов.

К началу XXI века организованная преступность стала строиться по так называемой олигархической модели, стремящейся к максимальной степени легализации:

  • вооружённые подразделения преступных организаций получали правовое оформление как детективно-охранные агентства,

  • денежные средства хранились в подконтрольных преступным организациям банках, а их источником становились «крышевые» подконтрольные предприятия.

Литература

1. Алексеев В.А. Борисов И.Н. Емельянов А.С. Организованная преступность : криминализация функций участников преступных формирований // Сов. государство и право. 1991. N10.

2. Воронин Ю.А. Сущность и тенденции развития организованной преступности // Организованная преступность : состояние и тенденции (материалы исследования). Екатеринбург, 1995.

3. Гуров А.И. Организованная преступность в СССР // Погружение в трясину: (Анатомия застоя) / Сост. и общ. ред. Т.А.Ноткиной . М.: Прогресс. 1991.

4. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М.: Юрид.лит. 1990.

5. Иванов Э.А. Транснациональная преступность как фактор угрозы государственной безопасности // Право. 1997. N2.

6. Лунеев В.В. Организованная преступность в России : осознание, истоки, тенденции // Государство и право. 1996. N4.

7.Савватеев Ю. Хочет ли власть бороться с организованной преступностью? // Законность. 1995. N12.

8.Стручков Н.С. Причины организованной преступности // Организованная преступность / Под ред. А.И.Долговой С.В.Дьякова. М.: Юрид.лит. 1989.

9.Уголовное право России. Общая часть.Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ. 1996.

10.Ярочкин В.И. Организованная преступность. Откуда исходит угроза. М.: "Ось-89". 1995.

  • Уголовно-правовые и административно-правовые проблемы борьбы с организованной преступностью


Яндекс.Метрика