Рецензия на статью Lehmann Hartmut and Alexander Muravyev. Labor market institutions and Labor market performance: what can we learn from transition countries?

Власова И.С.

Мировой экономический кризис усилил внимание к проблеме занятости и функционирования рынка труда. В этой связи привлекает внимание статья Х. Лехманна и А. Муравьева, опубликованная в ГУ - Высшей школе экономики в 2010 г. В начале статьи авторы ставят вопрос, что оказывает значительное влияние на функционирование рынка труда: институты (законодательство, профсоюзы, службы занятости, биржи труда, кадровые агентства), экономический кризис или рост конкуренции и развитие финансового рынка? Распространено мнение о том, что наибольшее влияние на рынок труда оказывают различные экономические шоки. Но авторы на примере стран с переходной экономикой доказывают, что нельзя недооценивать роль институтов, которые во многом и определяют уровень адаптивности рынка труда к экономическим кризисам.

Авторы проанализировали тенденции функционирования рынка труда в странах Центральной и Восточной Европы (в частности, в некоторых странах постсоветского пространства) за период с 1995 по 2008 гг. Не рассматривались Белоруссия, Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, поскольку не удалось получить точных, полных и достоверных данных. Затем авторы провели сравнение с развитыми странами ЕС. Вот к каким заключениям они пришли:

1) страны с переходной экономикой, в особенности авторы указывают на страны постсоветского пространства (и Россию в частности), на момент начала перевода экономики на рыночные рельсы не имели эффективного законодательства о защите занятости, адаптированного к новым условиям. Как следствие, в этих странах стала определенным образом реализоваться либеральная модель регулирования рынка труда, поскольку государство практически не вмешивалось в эту сферу [2].

Это привело к тому, что с одной стороны, работники достаточно быстро находили новое место работы, если были уволены или сами увольнялись, с другой стороны, наблюдалась высокая текучесть кадров, рост неформальной безработицы, падение заработной платы, бездействие профсоюзов, отсутствие сколько-нибудь значимых бюджетных ассигнований на поддержку занятости [2].

2) Тем временем, в Западной Европе имело место быть достаточно жесткое законодательство о защите занятости, если сравнивать со странами с переходной экономикой. С одной стороны, это приводило к тому, что время поиска нового места работы увеличивалось. С другой стороны, не было текучести кадров, не получила широкого распространения скрытая безработица, выделялись значительные бюджетные ассигнования на поддержку занятости и борьбу с безработицей, эффективно действовали профсоюзы, как следствие уровень защищенности работника в Западной Европе был гораздо выше, а уровень безработицы ниже, чем в странах с переходной экономикой [2].

3) Авторы утверждают, что либеральное законодательство далеко не всегда может обеспечить эффективную адаптацию рынка труда к изменениям. В целом, жесткое законодательство о защите занятости позволяет сохранить рабочие места, остановить рост безработицы, но при этом может препятствовать созданию новых рабочих мест, стимулированию занятости. Либеральное же законодательство наоборот стимулирует занятость и создание новых рабочих мест, но не решает вопрос безработицы, поскольку работодателям ничто не мешает сокращать сотрудников по своему усмотрению. Здесь важно отследить, чтобы количество новых рабочих мест превышало количество сокращенных, кроме того, необходимо выделять значительные средства не переподготовку высвобожденного персонала. В странах с переходной экономикой это не осуществлялось [2].

4) Отдельный сюжет касается молодежной безработицы. Авторы приходят к мнению, что для сокращения безработицы среди молодежи необходимо как раз таки либеральное законодательство о защите занятости, поскольку в противном случае работодатель просто не рискнет взять на работу человека без опыта работы, если потом возникнуть проблемы с его увольнением. Если государство все же использует жесткое законодательство о защите занятости, необходимо стимулировать создание рабочих мест для молодежи, путем тех же субсидий, льгот, налоговых вычетов, реализации государственных программ и т.п [2].

5) Кроме того, авторы выделяют ряд тенденций, которые характеризуют влияние различных институтов на рынок труда.

Усиление роли профсоюзов препятствует росту безработицы, но не стимулирует занятость. Развитие бирж труда, служб занятости, кадровых агентств позволяло сократить уровень безработицы в странах с переходной экономикой примерно на 3%. Увеличение заработной платы в странах с переходной экономикой влекло за собой рост безработицы [2].

6) Авторы утверждают, что для более полного анализа рынка труда необходимо использовать не только общие показатели безработицы. По их мнению, существенными являются такие показатели, как: количество занятых в возрасте от 15 до 59 лет (в процентах); количество людей, ищущих работу 12 месяцев и более; количество безработных среди молодежи (от 15 до 24 лет); индекс жесткости законодательства о защите занятости (исчисляется как средневзвешенный показатель 18 индикаторов, которые могут быть разделены на три основных группы: степень защиты постоянных работников от индивидуальных увольнений, сложность требований и процедур для проведения массовых увольнений и характер регулирования временных форм занятости) [2].

7) В целом, авторы доказывают идею комплементарности институтов и реформ: имеется в виду, что эффективные реформы необходимо начинать либо с модернизации старых, либо с введения новых институтов.

Таким образом, мы видим, что существуют две модели государственного регулирования сферы занятости. Отсюда возникает вопрос, какую из них выбрать и можно ли использовать сразу обе модели. В статье Н. Вишневской «Законодательство о защите занятости и рынок труда» [1] говорится о том, что существуют страны, которые сочетают жесткие ограничительные меры в какой-либо одной области законодательства о защите занятости с достаточно либеральным законодательством в других областях. Следовательно, эти две модели можно комбинировать. При этом я считаю, что речь идет о соединении лишь отдельных элементов этих моделей. Например, можно сочетать жесткое законодательство о защите занятости по отношению к работникам после 25 (возможно 30) лет с либеральным законодательством в отношении молодежи. А вот полностью обе модели одновременно в одном государстве реализовать не получится.

В России, на мой взгляд, есть такое комбинирование, которое проводится по признаку принадлежности к определенной социальной группе. Т.е. на увольнение беременных, инвалидов, матерей (отцов) – одиночек и т.п. накладываются дополнительные ограничения, по сравнению с остальными работниками.

Как итог, можно отметить, что конечный выбор той или иной модели, или того или иного варианта комбинации будет зависеть от социально-экономического положения в стране, от тех проблем, которые власть стремится решить в первую очередь, от приоритетных задач и направлений развития.

 

Литература

1. Вишневская НЗаконодательство о защите занятости и рынок труда //Вопросы экономики. 2003. №4. 114-122.

2. Lehmann Hartmut and Alexander Muravyev. Labor market institutions and Labor market performance: what can we learn from transition countries? ГУ - Высшая школа экономики //Препринт WP3/2010/08. Серия WP3. Проблемы рынка труда. Москва. 2010.

 

  • Мнение эксперта


Яндекс.Метрика