К вопросу о сфере действия трудового законодательства

Виклюк А.М.

Сфера действия норм любой отрасли законодательства напрямую зависит от её определения в соответствующем нормативном акте. Не является исключением и трудовое законодательство, актуальность определения сферы действия которого объясняется повышенной социальной значимостью данной отрасли. Наиболее важной проблемой является определение сферы действия трудового законодательства по кругу лиц, так как её разрешение определяет конкретный объём прав и обязанностей, а также гарантий, принадлежащих определённой категории субъектов. В науке трудового права рассматриваются вопросы распространения трудового законодательства на различные категории субъектов: членов производственных кооперативов; лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы по приговору суда; военнослужащих; государственных гражданских служащих; муниципальных служащих и некоторых других. В настоящей работе рассматриваются актуальные вопросы распространения трудового законодательства на военнослужащих и государственных гражданских служащих.

Исследуя вопрос о распространении трудового законодательства на военнослужащих, следует отметить различие между понятиями «предмет правового регулирования» и «сфера действия норм трудового права». В п. 1 ч. 8 ст. 11 Трудового кодекса РФ [1] указано, что трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права не распространяются на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы. Указанное положение вызвало две принципиально различные позиции среди исследователей, уделивших внимание данному вопросу.

Первая позиция заключается в том, что приведённая норма ограничивает сферу действия трудового законодательства. Данной точки зрения придерживается Г.С. Скачкова, которая полагает, что «действие норм трудового права не распространяется на лиц, проходящих военную либо иную службу, в том числе по контракту» [2]. Указанная позиция исходит из формального толкования ч. 8 ст. 11 Трудового кодекса РФ и представляется спорной, поскольку полностью исключает возможность применения трудового законодательства к военнослужащим.

Более правдоподобной представляется вторая позиция, которой придерживаются В.М. Лебедев, А.М. Лушников, М.В. Лушникова, которые считают, что в сферу действия норм трудового права в определённой части могут попадать отношения, связанные с исполнением военнослужащими обязанностей военной службы, но при этом данные отношения не расширяют предмет трудового права [3, с.433]. В этом случае, как справедливо отмечает В.М. Лебедев, «применение норм трудового права в субсидиарном порядке расширяет не предмет правового регулирования, а сферу его действия» [4, с.23-24].

Конкретные случаи распространения действия трудового законодательства на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы закреплены в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» [5]. В силу п. 1 ст. 10 названного закона право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы. Бланкетные нормы указанного закона, устанавливающие общую продолжительность еженедельного служебного времени (п. 1 ст. 11), право на предоставление учебных отпусков для подготовки к вступительным экзаменам в учебные заведения военнослужащим, проходящим военную службу по контракту (п. 6 ст. 11), районные коэффициенты за прохождение военной службы по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях (п. 5 ст. 13) и другие, отсылают к соответствующим статьям Трудового кодекса РФ. Таким образом, исключение законодателем военнослужащих из предмета трудового права отнюдь не означает невозможности распространения действия трудового законодательства на военнослужащих.

В силу имеющей место коллизии правовых норм постоянные теоретические дискуссии вызывает проблема распространения норм трудового законодательства на государственных гражданских служащих. Законодатель определил соотношение законодательства о государственной гражданской службе и трудового законодательства посредством закрепления в ст. 73 Федерального закона «О государственной гражданской службе» [6] правила о том, что федеральные законы, иные нормативные правовые акты РФ, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, содержащие нормы трудового права, применяются к отношениям, связанным с государственной гражданской службой в части, не урегулированной данным законом.

Между тем, Трудовой кодекс РФ в ч. 7 ст. 11 распространил действие трудового законодательства на государственных гражданских служащих с особенностями, установленными законодательством о государственной гражданской службе. В результате возникла коллизия правовых норм, которая заключается в том, что с позиции Федерального закона «О государственной гражданской службе» трудовое законодательство должно распространяться на государственных гражданских служащих по «остаточному» принципу, а Трудовой кодекс, напротив, закрепил основополагающую роль трудового законодательства.

Как справедливо отмечается в теории трудового права, законодателю надлежит разрешить данную межотраслевую коллизию норм, так как определить верховенство одной из них не представляется возможным [3]. Однако на сегодняшний день данная коллизия не разрешена, что порождает многочисленные правоприменительные проблемы. Одна из таких проблем была разрешена Конституционным судом РФ в Постановлении от 22 ноября 2011 г. «По делу о проверке конституционности статьи 31, части 1 статьи 33, статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе РФ» [7]..

Не вдаваясь в анализ сущности рассмотренного спора, следует отметить, что в резолютивной части указанного Постановления Конституционный суд РФ выразил правовую позицию по поводу отмеченной коллизии норм. В частности, признав неконституционными взаимосвязанные положения части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в части, допускающей увольнение в связи с сокращением должностей гражданской службы одиноких матерей, воспитывающих ребёнка в возрасте до 14 лет, Конституционный суд указал, что подобное регулирование не основано на особенностях государственной гражданской службы, не имеет разумного и объективного оправдания, нарушает конституционные принципы равенства и справедливости и, таким образом, не соответствует Конституции РФ.

Из данного правоположения можно сделать несколько выводов относительно возможности разрешения коллизии трудового законодательства и законодательства о государственной гражданской службе. Во-первых, законодательство о государственной гражданской службе должно применяться лишь в части установления особенностей регулирования служебных и непосредственно связанных с ними отношений между представителями нанимателя и государственными гражданскими служащими, а основой правового регулирования указанных отношений должен быть Трудовой кодекс РФ. Во-вторых, указанные особенности должны быть обусловлены спецификой государственной гражданской службы. В-третьих, указанные особенности не должны ухудшать положения государственных гражданских служащих по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Литература

  1. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря2001 г. № 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. №1. Ст.3.
  2. Скачкова Г.С. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный, 4-е издание) // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: Учебник в 2 томах. Том 1. М., 2009.
  4. Лебедев В.М. Лекции по трудовому праву. Выпуск 2. Томск, 2001.
  5. О воинской обязанности и военной службе: федеральный закон от 28 марта1998 г. №53-ФЗ // СЗ РФ. 1998. №13. Ст.1475.
  6. О государственной гражданской службе РФ: федеральный закон от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ // СЗ РФ. 2004. №31. Ст.3215.
  7. По делу о проверке конституционности статьи 31, части 1 статьи 33, статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе РФ: Постановление Конституционного суда РФ от 22 ноября 2011 г. (сайт) URL: http://www.ksrf.ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=918  (дата обращения 01.12.2011 г.)
  • Социально-экономическое взаимодействие государства, общества и индивида через призму правовых норм


Яндекс.Метрика