Государство как субъект международного частного права

Чуприянова А.С.

Всем известно, что на рубеже двух тысячелетий, произошел процесс вступления в эпоху глобализации и либерализации торговли и инвестиций, унификации правовых систем, человечество осознало огромное значение связей между государствами. Такая ситуация, в свою очередь, является предпосылкой для повсеместного развития интернационализации хозяйственной жизни, международного сотрудничества и гражданского оборота, а, следовательно, и для расширения сферы участия государств как в публично-правовых, так и в частноправовых отношениях, осложненных «иностранным элементом».

После продолжительного игнорирования Российской Федерации как субъекта международных экономических отношений, мировое сообщество постепенно пересматривает свою политику и начинает воспринимать Россию как полноправного, платежеспособного, хотя еще и не совсем надежного партнера. Об этом свидетельствует, например, смягчение позиций по многим неоднозначным вопросам (внешний долг РФ, вступление во Всемирную торговую организацию). Параллельно с этим идёт совершенствование российского законодательства, так как Россия выходит на новый уровень взаимоотношений, необходимы правовые механизмы реализации. В данном контексте невозможно не упомянуть об отсутствии Федерального закона об иммунитете иностранных государств, на который имеется ссылка во многих нормативно-правовых актах РФ [См., например:1, 2], и проект которого уже был разработан, но не принят Государственной Думой. Был принят в первом чтении, но впоследствии возвращен на доработку и проект Федерального закона «О концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами», о необходимости принятия которого [3, c.14] справедливо указывал С.А. Сосна. Проект Федерального закона «Об иммунитете собственности Российской Федерации, находящейся за рубежом» был принят к рассмотрению на заседании Совета Государственной Думы РФ 19 сентября 2000 года, однако 25 сентября 2001 года был снят с рассмотрения в связи с отзывом субъектом права законодательной инициативы.

Необходимо отметить, что в данный момент наблюдается общемировая тенденция к сокращению участия государств в частных международных правоотношениях, так как компетентные органы большинства государств не желают совершать сделки с иностранными частными лицами из-за возможной ответственности всего государства в случае неисполнения обязательства, а иностранные частные лица не желают вступать в правоотношения с государствами из-за сложности (а иногда невозможности) привлечения их к ответственности в своем национальном суде в силу судебного иммунитета.

В настоящий момент проблема государства как субъекта международного частного права является недостаточно глубоко изученной, проработанной юристами-практиками, прокомментированной учеными-правоведами и требует к себе еще много внимания и даже пересмотра многих моментов, что связано с кардинальным изменением нашего общества, его идеологии, социально-экономической сферы страны.

Об актуальности и огромном значении проблемы государства как субъекта международного частного права однозначно свидетельствует продолжающаяся уже не одно десятилетие работа Комиссии международного права ООН, направленная на кодификацию международно-правовых норм об юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности. На 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Конвенция о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (открыта для подписания с 17 января 2005 года) [4].

Государство - необходимый субъект в социально-политической сфере в целом. Ни одно общество не может существовать вне государства, которое необходимо для организации внутренней и международной жизни. Видный советский юрист Д.Б. Левин подчеркивал, что «суверенное государство является основной формой организации жизни народов» [5, c.34].

Благодаря присущему государствам уникальному качеству - суверенной власти, - они и только они способны обеспечить функционирование международного права. В силу суверенитета они создают нормы международного права, наделяют их юридически обязательной силой, приводят в действие механизм их осуществления. В консультативном заключении о приеме государства в ООН Международный Суд подчеркнул такие качества государства, как способность принимать и осуществлять международные обязательства. Государства - наиболее могущественные и организованные субъекты. Они сосредоточили в своих руках основные средства воздействия на международную жизнь.

Государство является не только основным, но также первоначальным и универсальным субъектом международного права [6]. «Первоначальный» означает, что государство становится субъектом в результате самого факта его образования. Иные субъекты наделяются этим статусом государствами. «Универсальный» означает, что государство вправе участвовать в любых международно-правовых отношениях.

Субъектом международного права является государство в целом, а не представляющие его органы и должностные лица. Об этом следует помнить, встречаясь с такими понятиями, как «межправительственная организация», «межправительственное соглашение». Государство несет полную ответственность за деятельность своих органов.

В литературе существуют самые разнообразные определения государства. Что же касается международной практики, включая судебную, то она выделяет три основных признака государства: население, территорию, суверенную власть.

Из сказанного следует, что государства являются необходимыми субъектами международного права. Поэтому отрицание их международной правосубъектности равносильно отрицанию самого международного права. Между тем сторонники такого отрицания реально существуют даже среди авторитетных юристов.

В последнее время получили распространение взгляды, согласно которым происходит снижение роли государств. Действительно, существенное развитие получили международные связи административно-территориальных частей государств, включая города. Едва ли можно отрицать растущую роль в международной жизни различного рода общественных, религиозных организаций и движений, политических партий. Особо стоит отметить роль транснациональных корпораций, которые в значительной мере контролируют мировую экономику и оказывают растущее влияние на политику. Обосновывая снижение роли государств, зачастую ссылаются на внимание, уделяемое международным правом правам человека.

Государства - главные субъекты управленческой деятельности во всей системе международных связей. Они контролируют деятельность иных участников международных связей - административно-территориальных единиц государства, неправительственных организаций, физических и юридических лиц.

Расширение негосударственных связей в международной жизни усложняет задачу управления ими. В результате роль государства не снижается, а возрастает. При этом, правда, эта роль несколько меняется. Государства уделяют все большее внимание обеспечению интересов участников упомянутых связей, что не может не находить отражения и в международном праве.

Будучи Генеральным секретарем ООН, Б. Бутрос Гали подчеркивал «важность и незаменимость суверенного государства как основного субъекта международного права» [7, c.46]. Известный британский профессор Я. Броунли пишет: «Международное право по существу является правом между государствами, и это остается верным, несмотря на появление различного рода международных организаций и значение стандартов в области прав человека».

В последние годы получили распространение концепции, авторы которых, ссылаясь на развивающийся процесс глобализации, утверждают, будто происходит упадок роли государства, а некоторые даже констатируют конец национального государства. Пишут о том, что государства вытесняются транснациональными корпорациями, которые способны лучше обеспечить мировой порядок.

Глобализация действительно усложняет управление международной системой, а также национальным обществом. Государствам приходится совместно решать не только международные проблемы, но и задачи, которые еще вчера были чисто внутренними. Все больший объем общественных отношений выходит за пределы государственных границ, и их регулирование возможно лишь путем взаимодействия государств [8].

Сказанное находит отражение в практике государств и международных организаций. Генеральный секретарь ООН К. Аннан пишет: «На национальном уровне мы должны управлять лучше, а на международном уровне мы должны научиться управлять лучше совместно. Эффективным государствам принадлежит первостепенная роль в решении обеих задач, и их способности в обоих аспектах должны расширяться».

Учитывая, что низкий уровень государственного управления ведет к деградации общества и служит одной из причин внутренних вооруженных конфликтов, ООН предпринимает усилия по упрочению и восстановлению государственности. О них можно судить по регулярно принимаемым Генеральной Ассамблеей ООН резолюциям о поддержке системой ООН усилий правительств по развитию, укреплению или восстановлению демократии.

В наше время особое развитие получает интеграция на региональном уровне. Однако для решения глобальных проблем необходимо обеспечить достаточно высокий уровень управления мировой системой в целом. Отсюда неизбежность роста роли всеобщих международных организаций, расширения их полномочий и повышения эффективности деятельности. ООН подчеркивает, что «многосторонние механизмы должны играть уникальную роль в отношении вызовов и возможностей, порождаемых глобализацией» [4].

Центральное положение занимает ООН и ее специализированные учреждения. В Декларации тысячелетия ООН 2000 г. выражено намерение не жалеть усилий для того, чтобы сделать ООН более эффективным инструментом решения проблем, стоящих перед народами мира. Все это определяет тенденцию к росту роли международного права как на региональном, так и на универсальном уровне.

Из сказанного следует, что развитие глобального управления идет не государственно-правовым, а международно-правовым путем. Задача состоит не в преобразовании международного права в нечто подобное праву государства, а в совершенствовании специфических международно-правовых механизмов.

В отличие от физических и юридических лиц («полноправных» субъектов международного частного права), государство, как уже было отмечено, будет субъектом международного частного права только при участии с другой стороны в сделке физического или юридиче­ского лица. Это не значит, что государство с государством не может заключить договор купли-продажи или любые другие договоры. Важно понимать, что межгосударственное общение определяется нормами международного публичного права. В случае возникновения спора, он будет решаться, например, в соответствии со ст. 33 Устава ООН в Международном Суде ООН, который рассматривает межгосударственные споры. Применимым будет международное публичное право, при этом сам вопрос о выборе «компетентной» национальной правовой системы не возникнет.

Участие Российской Федерации в гражданско-правовых отношениях закреплено и главе 5 ГК РФ. Учитывая, что в ч.4 п.1 ст.2 ГК РФ содержится общая норма, распространившая гражданское законодательство РФ на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, правила, закрепленные в главе пятой, следует распространять и на участие РФ в гражданско-правовых отношениях международного характера.

От имени Российской Федерации в гражданских правоотношениях могут выступать органы государственной власти в соответствии с компетенцией, определенной соответствующими нормативными актами. Согласно Конституции РФ, органами государственной власти являются Президент РФ, Федеральное Собрание, Правительство Российской Федерации, а также федеральные органы исполнительной власти (федеральные министерства, государственные комитеты, федеральные службы, департаменты и другие органы). Таким образом, если Министерство внешнеэкономических связей Российской Федерации заключает договор международной купли-продажи с австрийской фирмой; то участником договора является государство — Российская Федерация со всеми вытекающими юридическими последствиями.

Помимо Российской Федерации, в гражданских правоотношениях, осложненных иностранным элементом, могут участвовать: 1) субъекты РФ, к которым относятся республики, входящие в состав РФ, края, области, Москва и Санкт-Петербург как города федерального значения, автономная область и автономные округа; 2) городские, сельские поселения и другие муниципальные образования.

При этом законодательство РФ содержит генеральную норму об отказе, как самого государства — Российской Федерации, так и субъектов РФ и муниципальных образований, обладающих публичной властью, от иммунитета в сфере гражданских правоотношений. Эта норма содержится в п.1 ст. 124 ГК РФ, включающем положение о том, что указанные субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками - физическими и юридическими лицами.

К таким специфическим субъектам гражданского права, как Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования, для которых занятие предпринимательской (или хозяйственной без извлечения прибыли) деятельностью является скорее исключением, чем осуществлением их функционального назначения, в гражданском законодательстве (прежде всего в ГК) установлены специальные нормы, посвященные регулированию отношений с их участием. Это нормы о праве государственной и муниципальной собственности, о приватизации государственного и муниципального имущества и другие. Содержащиеся в них правила регулируют все гражданские правоотношения, в том числе и составляющие предмет международного частного права.

Нормой, специально посвященной регулированию гражданских отношений с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств, является ст. 127 ГК РФ. Содержащееся в ней положение является отсылочным и содержит правило о том, что особенности ответственности Российской Федерации и субъектов РФ в международных гражданско-правовых отношениях определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

К сожалению, пока в России такой закон ещё не принят. Однако в уже принятые в последние годы российские законы включены специальные нормы об иммунитете государства. Так, например, в Федеральном Законе «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г. в ст.23 содержится положение о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен отказ Российской Федерации от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного решения.

Аналогичная норма закреплена в п.30 Соглашения между Российской Федерацией и «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани, Лтд» «О разработке Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа на условиях раздела продукции» от 22 июня 1994 г. Интересен тот факт, что это Соглашение было заключено на полтора года раньше, чем был принят сам Закон «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г.[2].

В заключении исследования вопроса об участии государства в гражданских правоотношениях международного характера следует сказать, несколько слов о деятельности торговых представительств, которые до недавнего времени в полном объеме, а с 1996 года значительно сократившись в количестве, представляют за рубежом интересы российского государства в области внешнеэкономической деятельности. Торговое представительство имеет статус государственного органа, следовательно, обладает международным иммунитетом со всеми особенностями, присущими государству. Постановлением Правительства РФ от 26 августа 1996 г. с целью «оптимизации системы управления внешнеэкономическими связями Российской Федерации» было принято решение о ликвидации торговых представительств.

В договорах, заключаемых Международной Межправительственной Организацией с государством, содержится отсылка к применимому праву. Очень часто таким правом «объявляется» национальное право государства места нахождения штаб-квартиры организации. Так, например, Международной Организацией Труда, Всемирной Организацией Здравоохранения в 1940-60-е годы были заключены договоры на аренду зданий в Женеве. В договорах содержалась, норма, указывающая, что рассмотрение споров будет осуществляться по швейцарскому праву. Аналогичные ссылки на национальное право имеются в договорах МВФ и штата Нью-Йорк, ЮНЕСКО и французского правительства.

В заключение, можно сказать, что России необходим Федеральный закон об иммунитете государства, основанный на теории ограниченного иммунитета государства, так как только в этом случае будут гарантированы права и законные интересы иностранных хозяйствующих субъектов. Кроме того, аргументируется необходимость присоединения Российской Федерации к Европейской конвенции об иммунитете государств, принятой Советом Европы в Базеле 16 мая 1972 года, и к Конвенции о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, принятой на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (открыта для подписания с 17 января 2005 года).

В связи с тем, что в законодательстве Российской Федерации нет четкого закрепления органов и лиц, которые могут вступать в международные частноправовые отношения от имени государства, представляется правильным исходить из того, что такими правомочными органами должны быть те органы, которые могут заключать от имени Российской Федерации международные договоры в соответствии с Федеральным законом от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации».

На основе проведенного анализа российской нормативно-правовой базы, делается вывод о неурегулированности российским законодательством вопросов участия в международном гражданском обороте от имени Российской Федерации ее посольств и консульств. В частности, не урегулирован вопрос о том, от чьего имени действуют посольство и консульское учреждение - от своего собственного либо от имени Российской Федерации, и у кого из них возникают права и обязанности по совершенным посольством и консульским учреждением сделкам. Аргументируется необходимость определения статуса консульских учреждений и посольств Российской Федерации.

Необходимо сформулировать и закрепить в будущем российском законе об иммунитете государства положение о том, что следует понимать под государством для целей закона.

В настоящее время идет бурная интернационализация хозяйственной жизни, повсеместно развивается международное сотрудничество и гражданский оборот, а, следовательно, расширяются сферы участия государства и в публично-правовых, и в международных частноправовых отношениях. Постепенно изменяется отношение к России, которую все больше воспринимают как надежного коммерческого партнера.

Однако данные процессы в то же время выявили несовершенство российского законодательства, как-то: отсутствие федерального закона об иммунитете государств, упоминаемого во многих российских нормативно-правовых актах, отсутствие федерального закона о концессионных договорах, заключаемых с российскими и иностранными инвесторами, отставание отечественного законодательства от национального других стран, европейского и международного, в том числе, в связи с тем, что российское законодательство исходит из доктрины абсолютного иммунитета государства, а не ограниченного (функционального). Именно из последнего исходят законы США, Англии, Европейская конвенция об иммунитетах иностранных государств, принятая Советом Европы в 1972 году, в которой Россия не участвует, а также Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности. Кроме того, концепции ограниченного иммунитета государства следуют судебные органы подавляющего большинства развитых стран.

На наглядных примерах из судебно-арбитражной практики Российской Федерации последних лет было показано, что российские арбитражные суды в отсутствие федерального закона об иммунитете государства также склоняются к теории ограниченного иммунитета государства, опережая законодателя и предопределяя будущий нормативный акт.

Литература

  1. Гражданский кодекс РФ (часть I) от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. №32. Ст.3301.
  2. О соглашениях о разделе продукции: федеральный закон от 30 декабря 1995 г. №225-ФЗ // СЗ РФ.1996. №1. Ст.18.
  3. Сосна С.А. Концессионное соглашение - новый вид договора в российском праве // Журнал российского права. 2003. № 2.
  4. Глобализация и ее влияние на полное пользование правами человека: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 2000 г. 55/102 // Справочная правовая система «Консультант плюс».
  5. Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974.
  6. Курдюков Г.И. Государство в системе международно-правового регулирования. Гл. I. Казань, 1979.
  7. Гали Бутрос Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря ООН // Вестник МИД РФ. 1992. №13 - 14.
  8. Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000 (сайт) URL: http//www. untreaty.un.org. (дата обращения 01.12.2011 г. )
  • Социально-экономическое взаимодействие государства, общества и индивида через призму правовых норм


Яндекс.Метрика