Коррупция в армейской среде: состояние, причины и меры противодействия

Климович В.А.

Коррупция в России превратилась в тяжёлую болезнь, которая разъедает государственный механизм и подрывает тем самым основы для дальнейшего развития российского цивилизационного общества и экономического роста государства.

В одном из своих президентских Посланий Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев назвал коррупцию «врагом номер один» для свободного демократического и справедливого общества [1].

Огромная общественная опасность коррупции, а также ее масштабное проникновение в различные сферы общественной и государственной жизни, включая оборону и безопасность, определяют актуальность создания эффективной системы организационных, правовых, социально-экономических, воспитательных и иных мер по противодействию этому негативному социальному явлению и снижению уровня его последствий на государственные институты.

Следует оговориться, что под армией в данной статье подразумеваются не только Вооружённые Силы Российской Федерации, но также все военизированные формирования тех "силовых" и иных ведомств, где проходят военную службу военнослужащие: внутренние войска Министерства внутренних дел, пограничные войска Федеральная служба безопасности, МЧС России и другие.

Армия – не изолированный социальный механизм, а органическая и неотъемлемая часть нашего общества, а поэтому подвержена тем же болезням чем болеет российское общество на данном этапе своего развития. В тоже время именно положение дел в армии является одним из индикаторов, по которому это же общество оценивает состояние национальной безопасности.

Коррупция в Вооруженных Силах Российской Федерации, иных войсках, воинских формированиях и органах приобретает всё большую угрозу национальной безопасности. Владимир Путин в своей предвыборной статье «Быть сильным: гарантии национальной безопасности для России» отметил: «Коррупция в сфере национальной безопасности – это, по сути, государственная измена» [2].

В России в 2011 году военнослужащими было совершено свыше 11 тысяч преступлений. Почти 32% от этого количества составили преступления против военной службы, около 27% — против интересов государственной службы, 25% — против собственности [3].

По данным Военно-следственного управления Следственного комитета Российской Федерации, если раньше в армии в общей структуре расследуемых дел было 30% экономических преступлений, то сейчас их доля выросла до 70% [4, с. 15].

Прежде всего – нецелевое и неэффективное использование бюджетных средств, игнорирование требований и правил проведения конкурсов и отбора исполнителей работ, оплата не выполненных фактически работ, существенное завышение цен на продукцию военного назначения и многие другие.

Во всех федеральных органах исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, в последние годы постоянно растет удельный вес преступлений коррупционной направленности. Так, если в 2007 году он составлял 7 %, в 2008 – 11,3 %, в 2009 – 14,3 %, то в 2010 году коррупционные преступления составили уже 17,5 % от общего количества преступлений [5]. И как заявил агентству «Интерфакс» начальник отдела надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции Главной военной прокуратуры полковник юстиции Константин Беляев: «Уровень коррупционных преступлений в военных структурах не снижается, а количество взяток растет (за 2011 год выявлено 250 случаев взяточничества). В прошлом году выявлено более 2,4 тысячи фактов коррупции или каждое шестое преступление. В частности, увеличилось число мошенничеств, почти в полтора раза – взяток, корыстных должностных злоупотреблений» [6]. Общий ущерб от преступлений имеющих коррупционную направленность превысил в 2011 году 3 млрд. рублей.

Самым масштабным «распилом» 2011 года стало дело Центра анализа электромагнитной совместимости ФГУП «Воентелеком», руководители которого сумели похитить 700 млн рублей, которые бюджет выделил для расчета совместимости военных и гражданских средств связи. Всю работу по контракту бесплатно выполнили подразделения Минисерства обороны, а деньги получили коммерческие фирмы. Преступную группу возглавляли бывший начальник Центра анализа электромагнитной совместимости ФГУП «Воентелеком» Дмитрий Фунтов и его первый заместитель Сергей Лучанинов. В тоже время руководитель Главного военного следственного управления генерал-лейтенант юстиции Сорочкин отмечает, что процент возврата похищенного не очень высокий и составляет лишь десятки миллионов [7, с. 27].

За совершение преступлений коррупционной направленности в 2010- 2011 гг. осуждено 1060 должностных лиц Вооруженных Сил Российской Федерации и других воинских формирований, где предусмотрена военная служба, среди них 752 офицера, в том числе 19 – высших (бывший начальник главного управления воспитательной работы Минобороны генерал-лейтенант Анатолий Башлаков, бывший начальник управления Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны России генерал-майор Валерий Знахурко, бывший начальник автомобильной службы Сибирского военного округа генерал-майора Александра Стецурина и другие) и 532 – старших, а также 144 должностных лица в ранге командиров воинских частей, треть от осуждённых были приговорены к реальным срокам лишения свободы [8].

Кроме того, как отмечают в Главной военной прокуратуре, в ходе проверки достоверности представленных чиновниками деклараций о доходах и имуществе, а было проверено более 20 тысяч представленных военнослужащими и государственными гражданскими служащими сведений о доходах, имуществе и имущественных обязательствах, были масштабные нарушения. В результате оказалось, что почти тысяча военнослужащих и гражданских служащих нарушили закон, среди которых шесть офицеров высшего звена, более 700 должностных лиц были привлечены к дисциплинарной ответственности, некоторые уволены со службы [9]. Чаще всего вскрываются факты незаконного предпринимательства и коммерческой деятельности. Практически во всех поднадзорных Главной военной прокуратуре войсках и ведомствах выявлены случаи участия военнослужащих и гражданских служащих в учреждении и управлении коммерческими структурами. Несмотря на жесткие меры, принимаемые государством, количество этих нарушений не только не уменьшается, но и растет.

В частности, один из заместителей командующего Северным флотом решил не обнародовать сведения о находящихся в собственности его жены иномарке, двух квартирах и гараже за границей, а также об имеющихся у супругов восьми банковских вкладах. Еще несколько высокопоставленных военных попались на утаивании доходов от участия в уставном капитале коммерческих предприятий [7].

В свою очередь, в Счетной палате Российской Федерации заявили, что объем нарушений в Министерстве обороны в 2011 году оценивается не менее чем в 100 млрд. рублей. «Проверка Счетной палаты, проведенная в 2011 году в Министерстве обороны России, выявила финансовые нарушения на общую сумму более 101 млрд. рублей. В том числе грубые финансовые нарушения составили более 63 млрд. рублей, неэффективное расходование бюджетных средств – 20 млрд. 697 млн. рублей, нецелевое расходование средств – 190 млн. рублей», – заявил на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности директор департамента Счётной палаты Павел Будагов [10].

Всего контрольной проверкой Счетной палаты было охвачено 38 объектов армии и флота, которые дислоцируются в восьми субъектах России, а также за рубежом. «Проверки законности и эффективности использования бюджетных средств в Вооруженных Силах касались оптимизации сети военно-учебных заведений, содержания и обеспечения Черноморского флота Военно-Морского Флота, обеспечения военнослужащих постоянным и служебным жильем и других вопросов», – отметил директор департамента. Будагов подчеркнул, что в ходе проверок, связанных с оптимизацией вузов Министерства обороны, было выявлено нарушений и недостатков на сумму 12 млрд. 255,6 млн. рублей. «На Черноморском флоте неправомерные расходы были выявлены при выплате денежного довольствия военнослужащим, при приобретении военного имущества, продовольствия и медицинского оборудования. Общая сумма выявленных недостатков составила 4 млрд. 367,8 млн. рублей», – сообщил он. При этом Будагов напомнил, что в 2011 году на национальную оборону из бюджета страны был направлен 1 трлн. 516 млрд. рублей  [10].

Руководитель Росфиннадзора Сергей Павленко в свою очередь также отмечает, что в Министерстве обороны значатся самые большие злоупотребления при исполнении бюджета. Это, впрочем, неудивительно, так как на финансирование национальной обороны идет самая большая часть государственных расходов – почти каждый пятый народный рубль [11, с. 14].

Объем нецелевого использования бюджетных денег в России, по данным правоохранительных органов, перевалил за 1 трлн. руб. год. При этом значительная доля таких трат, похоже, приходится именно на военное ведомство и это не может не волновать [11, с. 13].

Александр Каньшин, председатель комиссии Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей, считает, что при распределении государственного оборонного заказа «на тендерах, проводимых военным ведомством, из-за завышенных цен теряется до 30% выделяемых средств» [12, с. 28].

Председатель антикоррупционного комитета России Кирилл Кабанов ещё более пессимистичен в своих оценках по состоянию дел в сфере отечественного гособоронзаказа: «На закрытых тендерах по закупкам вооружений цены обычно сильно завышаются, так как все нюансы ценообразования на такого рода продукцию знает лишь ограниченный круг лиц. Разница уходит на откаты, и таким образом теряется до 50% гособоронзаказа» [13].

А средств на государственный оборонный заказ будет выделяться с каждым годом всё больше и больше. «На 2012 год гособоронзаказ для Министерства обороны превышает 900 млрд. рублей. В 2013 году он составит 1 трлн. 240 млрд. рублей, в 2014 году – уже 1 трлн. 500 млрд. рублей. Потом мы выйдем на 2 трлн. в год», – отмечает первый заместитель Министра обороны Российской Федерации Александр Сухоруков. 20 трлн. рублей по государственной программе вооружений на период до 2020 года предусматривают также поставку для внутренних войск, ФСБ, всего 33 государственных заказчика по этой программе при этом, на Министерство обороны приходится 83% объемов финансирования по государственной программе вооружений-2020 [14].

О непрозрачности торгов по государственным закупкам и намерении в связи с этим произвести проверки эффективности расходования средств военного ведомства заявил глава Счетной палаты России Сергей Степашин. Его поддерживает и глава Торгово-промышленной палаты страны Евгений Примаков. Он отметил, что специалисты его организации раньше проводили экспертизу закупок Министерства обороны, но с недавних пор военное ведомство отказалось от услуг Торгово-промышленной палаты [15].

Что же служит причиной такого пугающего положения с коррупцией и нарушениями при использовании бюджетных средств и имущества в силовой составляющей Российской Федерации и как с этим бороться мы рассмотрим ниже.

Экономические реалии нынешней России повлияли на мотивацию службы многих чиновников, в том числе и военных, и, разумеется, не в лучшую сторону. Как и во всём обществе в армии резко упала мораль. В начале 90-х годов стране был брошен клич: «Обогащайся, кто как может!». Человек в погонах, как и все граждане России, получил установку: «смысл жизни в получении удовольствия, в потребительстве», а реализовать это возможно только с помощью власти или денег! Потеря армейского духа и морали, которые являются объединяющим началом, прежде всего, для офицерского состава, считаю одной из основных причин роста коррупционной преступности в армейской среде. Если вся служба построена на больших деньгах (ранее это выплата премий по приказам №400 [16] и №1010 [17], а с 2012 года – значительно увеличенное денежное довольствие военнослужащих), то это отвлекает от достижения высоких результатов и приводит лишь к одной мысли – сохранить эти большие деньги, ни лишится их. Так, по словам Главного военного прокурора Сергея Фридинского, – «условием выплат стали поборы с получаемых сумм в «карман» командирам либо во всякие фонды» [18].

Как отмечает его заместитель генерал-лейтенант юстиции Александра Арутюнян, – «от коррупционеров, получающих незаконный доход при заключении госконтрактов или продаже военного имущества, не отстают отдельные командиры и начальники, желающие поживиться за счет своих подчиненных, премированных дополнительными денежными выплатами. Они дискредитируют созданный Министром обороны институт, направленный на повышение престижа военной службы и благосостояния военнослужащих» [19]. В связи с этим на память приходят резонансные коррупционные дела о поборах с военнослужащих в Липецком центре подготовки авиационного персонала, филиале Военно-воздушной академии им. Жуковского и Гагарина, где «должностные лица вынуждали сослуживцев ежемесячно сдавать им часть премиальных». И такие случаи не единичны, соответствующие прокурорские материалы стали основанием для возбуждения уголовных дел практически во всех округах и флотах. Только за полтора года по фактам поборов денежных средств с сослуживцев осуждены более 20 воинских должностных, лиц. И главное, что все эти преступления связаны с личным обогащением вполне конкретных офицеров, которые часто прикрывают свою незаконную деятельность заботой о благе подчиненных, создание «касс командира» для решения неотложных нужд (ремонты, хорошая встреча проверок для получения положительных оценок своей деятельности, подарки и прочее что способствует созданию видимого благополучия на вверенном участке деятельности).

Следующей причиной, служащей увеличению преступлений коррупционной направленности в армии, можно назвать неразвитость и несовершенство законодательства, особенно в области государственных закупок, реализации государственного оборонного заказа.

Противоречивость законодательства и юридическая безграмотность большей части населения, в том числе и военнослужащих, позволяет военным чиновникам создавать себе идеальные условия для вымогательства и шантажа, особенно на низовом уровне (о чём я отмечал выше). Несовершенство законов, изобилующих двусмысленностями, пробелами, многочисленными отсылочными нормами. Довершение законодательного регулирования перекладывается на подзаконные акты органов исполнительной власти, где предусмотрена военная служба, подготовка которых практически неподконтрольна. Тем самым создаются условия для появления нечетких, «закрытых», плохо доступных инструкций (в основном написанных «под себя»), создающих дополнительные условия для коррупции.

Сегодня ситуация такова, что Министерство обороны стало одним из главных получателей денег из бюджета страны и здесь открываются большие возможности для злоупотреблений. К тому же в данной ситуации вопросы национальной безопасности всегда решаются под грифом секретно. Под этим прикрытием воровать значительно легче. Цены госконтрактов нередко определяется не на основе изучения сложившегося рынка, а исходя из выделенных лимитов, а стоимость продукции и цена работ определяется исполнителями произвольно – их подгоняют под выделенные ассигнования.

По мнению начальника Главного военно-следственного управления, коррупционным преступлениям способствует несовершенство механизма проведения конкурсов, тендеров и других мероприятий по закупке вооружений, жилья. «Несовершенство этих процессов влечет разворовывание денег», – подчеркнул Сорочкин [20, с. 18].

В своём интервью агентству «Интерфакс» по случаю 290-летию образования прокуратуры России Главный военный прокурор Сергей Фридинский отметил, «с совершенствованием нормативной базы в отдельных сферах надо честно признать, большие проблемы. Противодействие огромное. Везде присутствуют посредники, которые практически ни за что получают немалые деньги. Благодаря опять же откатам, все участники сделок довольны. Пострадавших, не считая государственной казны, нет. Контракты исполняются плохо или не исполняются вовсе. Заявлений никто никаких не пишет, исков не заявляет, показаний не дает. В результате наша работа нередко напоминает борьбу с ветряными мельницами: бездарно, нерачительно расходуются бюджетные деньги, и никто как бы не виноват, все по закону» [7, с. 27].

Отсутствия действенного контроля со стороны командования (а это и ликвидация финансовых инспекций) за выполняемыми в их интересах работами, оказываемыми услугами, а порой и просто банальный сговор с исполнителями приводит к значительным нарушениям в этой сфере.

Третьей причиной высокого уровня коррупции следует выделить серьёзные недостатки в кадровой работе и круговую поруку в армейской среде, и тем самым связанную с ними высокую латентность корыстной преступности среди военнослужащих. По словам депутата Государственной Думы Франца Клинцевича, карьера – основной двигатель коррупции в Вооружённых Силах Российской Федерации [21].

Наличие проблем в кадровой работе отмечает и начальник Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации генерал-лейтенант Виктор Горемыкин «нередки, к сожалению, в военно-кадровой политике случаи замещения воинских должностей военнослужащими не на основании их деловых и моральных качеств, а на основании личной преданности. Не изжит формализм в проведении конкурсов на замещение воинских должностей, аттестации военнослужащих. Слабо в работе используются кадровые резерв [21]. В 2007 году в российской армии служило около 1700 офицеров, осужденных за совершение различных преступлений, но приговоренных к наказаниям, не предусматривающим лишения свободы, из них 1087 – младшие офицеры и 612 – старшие офицеры [23]. Многие из них успешно прошли аттестации и продолжают дальше служить в «новом облике» Вооружённых Сил Российской Федерации, в том числе и на вышестоящих длжностях. 

В сложившихся условиях многие офицеры не заинтересованы в разглашении и предании гласности фактов коррумпированности должностных лиц. Объявление о фактах корыстности со стороны других военнослужащих, многие воспринимают со своей стороны из-за ложно понятого чувства воинского товарищества, как предательство своего коллеги. Между тем потери, которые несет и армия, и общество от разбазаривания и утраты военного имущества, социальной несправедливости, возникающей из-за фактов взяточничества, разлагающегося влияние, которое оказывают последствия корыстных преступлений на молодое поколение военнослужащих (особенно офицерский состав) – огромны, и здесь необходимо сделать верный выбор – что важнее честь всей армии или «ложный друг».

Рассматривая проблему кадров, следует отметить, что значительное сокращение военнослужащих на должностях связанных с распределением, выделением и использованием денежных и материальных средств (финансистов, тыловиков и прочих) не привело к желаемому сокращению коррупционной составляющей в общем количестве совершаемых преступлений, сводя на нет рациональную идею от освобождения армии от несвойственных ей функций. Как следствие, военными прокурорами отмечается рост в 2,5 раза коррупционных преступлений, совершённых государственными служащими и гражданским персоналом Министерства обороны Российской Федерации [24].

Кроме того в армии сильна традиция подчинения военнослужащих не закону, а инструкции и указанию (зачастую устных) вышестоящего командира (начальника). Наличие у воинских должностных лиц неоправданно широких распорядительно-разрешительных полномочий для принятия решений по своему усмотрению позволяет создавать излишние осложнения для подчиненных и зависимых от них лиц, преувеличивать свою роль в решении различных вопросов повседневной жизнедеятельности воинских коллективов.

В погоне за желанием приукрасить положение дел многие воинские начальники идут на сокрытие уголовных деяний, в том числе и корыстным преступлениям. Так, по данным военных прокуроров, количество сокрытых в 2011 году преступлений превысило 100, а количество возбуждённых уголовных дел органами дознания (командование) сократилось более чем в 2 раза [25].

Коррумпированный управленческий персонал органов военного управления психологически не готов поступаться своими личными интересами ради интересов общего дела – создание высокомобильной, оснащённой современными вооружениями и военной техникой армии с высоким уровнем социальной защищённости её членов – военнослужащих и гражданского персонала. И, на мой взгляд, уровень латентной преступности, в том числе и коррупционной, в силовой составляющей государства будет расти, так как никто из вышестоящих командиров (начальников) не захочет потерять высокооплачиваемое место (из-за большого количества преступлений в вверенной части, соединении и т.д.), на котором уровень доходов сопоставим с 1 января 2012 года с заработными платами менеджеров крупных компаний.

Таким образом, указанные причины высокого уровня коррупционных преступлений в армейских коллективах следует выделить в качестве основных. Можно рассматривать и другие факторы, способствующие росту корыстной преступности в армии, но в целом они будут производными от выделенных выше.

«Профилактика» и «лечение» коррупции в армии России должны сочетать широкий комплекс действий, направленных на выработку иммунитета у военнослужащих (гражданского персонала) против коррупции, кропотливую работу по формированию у военнослужащих и сотрудников силовых структур, антикоррупционного сознания.

В борьбе с коррупцией следует выделить два основных направления. Первое – это борьба с внешними проявлениями коррупции, например со взятками воинским должностным лицам, то есть с реально существующей коррупцией, с конкретными коррупционерами. И второе – предупреждение коррупции, формирование и проведение активной антикоррупционной политики как самостоятельной функции государства. В связи с этим эффективным, будет реализация следующих мер:

  1. Коррупция является порождением закрытых систем и информационная открытость решений, принимаемых органами военного управления, и затрагивающих права и обязанности военнослужащих (гражданского персонала), должна привести к снижению корыстных преступлений. Необходимо добиваться повышения роли структур гражданского общества в процессе предотвращения коррупции в армии и усиления их влияния на происходящие в ней процессы. А также обеспечение большей гласности и открытости армии способствовало бы созданию независимых от органов военного управления и подотчетных гражданскому обществу (через средства массовой информации) органов по выявлению коррупционных преступлений, что позволит укреплять связь армии и общества и ограждать Вооружённые Силы от негативных явлений.
  2. Антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов на сегодняшний день является одной из наиболее распространенных мер предупреждения коррупции. Перспективным в этом отношении представляется организация системного целенаправленного мониторинга действующих нормативных правовых актов специалистами и гражданами, чьи интересы они непосредственно затрагивают, с целью не только выявления коррупциогенных норм, но и организации сбора этой информации, ее обобщения, анализа, разработки и реализации соответствующих предложений по устранению выявленных недостатков и доведению до граждан информации о проделанной работе. Что же касается информации, составляющей государственную тайну, то сбор такой информации может быть возложен на органы военной контрразведки Федеральной службы безопасности России (не стоит забывать, что коррупция в России уже носит угрозу национальной безопасности).
  3. Усиление кадрового отбора лиц на должности, связанные с повышенными коррупционными рисками. Нужно создание условий для замещения руководящих воинских должностей честными, добросовестными, неподкупными военнослужащими. Необходимо проводить обязательное обследование с использованием полиграфа и изучение особенностей системы ценностей и мотивационной сферы кандидата на конкретную должность, а также материалы, характеризующие кандидата по прежнему месту службы. Исключить назначение на вышестоящие воинские должности лиц привлекавшихся к ответственности за коррупционные правонарушения либо замешанных в коррупционных скандалах. Одной из форм проверки вести – провокацию взятки, как оценочного показателя морально-ценностных показателей должностного лица. Также рассмотреть вопрос создание в Министерстве обороны Службы собственной безопасности (по аналогии с другими силовыми структурами) в ведение которой отдать вопросы по выявлению фактов коррупционных и других должностных преступлений среди военнослужащих (гражданского персонала) (создаваемая военная полиция будет в зависимости от командования, т.н. «карманная»). В тоже время предусмотреть и установление дополнительных мер поощрения, стимулирования военнослужащих за длительную безупречную, бескорыстную службу.
  4. Создание действенной системы контроля имущества и крупных расходов чиновников от силовых структур. Установить в качестве основания для увольнения и применения в отношении лица иных мер юридической ответственности (меры дисциплинарной ответственности – это лишь помахивание пальчиком и действенной мерой на вряд ли являются) за непредставления сведений либо представления недостоверных или неполных сведений о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга), несовершеннолетних детей, родителей супруги (супруга). А также создание базы о доходах лиц, в целях динамического наблюдения в последующем. Необходимо проводить оперативно-розыскные мероприятия при проведении проверок полноты и достоверности предоставляемых сведений (не выборочно), а также соблюдение требований служебного поведения (этими вопросами также занималась Служба собственной безопасности).
  5. Неотвратимость наказания. Необходимо установить меры действенного наказания за коррупционные преступления – конфискация имущества самого мздоимца, а также близких членов семьи (в случае если доказано что оно приобретено за счёт незаконного обогащения), пожизненное лишение права занимать определённые должности, лишение прежних званий и наград (если они получены в период совершения корыстных преступлений).

Можно и дальше продолжить перечень мер направленных на предупреждение и борьбу с коррупцией в армии, потенциал обеспечения антикоррупционной мер еще далек от полного исчерпания, необходимо зная особенности правоприменительной практики в нашей стране, думать над новыми формами и методами борьбы с этой заразной болезнью не только армии, но и всего российского общества.

Литература

  1. Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ от 22.12.2011 [сайт]. URL: http://www.kremlin.ru (дата обращения 25.02.2012 г.).
  2. В. Путин Быть сильным: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. 2012. 20 февраля. С. 5
  3. Военнослужащие РФ в 2011 году совершили 11000 преступлений [сайт]. URL: http://www.rutoday.com/archives/326619 (дата обращения 26.02.2012 г.).
  4. В. Литовкин Замутненный бизнес на военной реформе // Независимое военное обозрение. 2009. 10 июля. С. 13-17
  5. Деятельность военных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации в современных условиях [сайт]. URL: http://www.garant.ru/action/interview/319683 (дата обращения 26.02.2012 г.).
  6. За год военные попались на коррупции более двух тысяч раз [сайт].. URL: http://infox.ru/authority/defence/2011/02/10/Voyennaya_prokuratur_print.phtmlhttp://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=227382 (дата обращения 25.02.2012 г.).
  7. Фридинский С.  Борьба с ветряными мельницами // Деловая газета «Взгляд». 2012. 11 января. С. 23-33
  8. В российской армии осуждены более тысячи офицеров-взяточников [сайт].. URL: http://oficery.ru/news/2759 (дата обращения 25.02.2012 г.)
  9. Фридинский С. Наша задача – порядок в армии. [сайт]. URL: http://www.ria.ru/interview/20110817/418752290.html (дата обращения 25.02.2012 г.)
  10. Мухин В. Министерство антикоррупционной борьбы // Независимое военное обозрение. 2010. 15 ноября. С. 11-15
  11. Мухин В. Коррупция в лампасах и погонах // Независимое военное обозрение. 2010. 21 июля. С. 26-27
  12. Минобороны заключило контракт на поставку «Булавы» // Российская газета. 2012. 24 января. С. 3
  13. Министерство обороны не заинтересовано в экспертизе госзакупок для армии [сайт]. URL:                                                   http://www.tpp-inform.ru/news/1260.html (дата обращения 25.02.2012 г.)
  14. О дополнительных выплатах офицерам, проходящим военную службу в объединениях, соединениях и воинских частях Вооруженных Сил Российской Федерации, в 2011 году: Приказ Министра обороны Российской Федерации от 24 февраля №400 (ред. От 31.08.2011) // Российская газета. № 69. 01.04.2011 
  15. О дополнительных мерах по повышению эффективности использования фондов денежного довольствия военнослужащих и оплаты труда лиц гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации: Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 июля2010 г. №1010 // Российская газета. № 213. 22.09.2010 
  16. Подведены итоги работы военных прокуроров в первом полугодии 2011 года [сайт]. URL: http://gvp.gov.ru (дата обращения 25.02.2012 г.).
  17. Дельцы, готовые разменять жизни солдат и офицеров на «звонкую монету». URL: http://www.interfax.ru/txt.asp?id=210501 (дата обращения 25.02.2012 г.).
  18. Сорочкин А. Срок непомогает // Деловая газета «Взгляд». 2011. 22 апреля. С. 17-18 
  19. Коррупция в ВС: системная и на всех уровнях [сайт]. URL: http://www.newsland.ru/news/detail/id/832838/ (дата обращения 25.02.2012 г.).
  20. Горемыкин В. «Капканы» на взяточников в погонах // Общероссийская еженедельная газета «Военно-промышленный курьер». 2011. 12 января. С. 2-8
  21. В российской армии служит около 1700 осужденных офицеров и более 2400 контрактников [сайт]. URL: http://www.newsru.com/russia/28aug2007/inthearmy.html (дата обращения 25.02.2012 г.)
  22. Главный военный прокурор РФ констатирует рост потерь от коррупции людей в погонах [сайт]. URL: http://www.itar-tass.com/c1/193996.html (дата обращения 25.02.2012 г.)
  23. Главный военный прокурор РФ констатирует рост потерь от коррупции людей в погонах. URL: http://www.itar-tass.com/c1/193996.html (дата обращения 25.02.2012 г.)
  24. «Булава» подкрепит вооружение [сайт]. URL: http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=227382 (дата обращения 25.02.2012 г.).
  25. Чем меньше армия, тем больше преступлений [сайт]. URL: http://svpressa.ru (дата обращения 25.02.2012 г.)

Климович В.А.

Коррупция в армейской среде: состояние, причины и меры противодействия

  • Коррупция: методы выявления и противодействия


Яндекс.Метрика