Роль налоговой системы в стимулировании экономического развития в России и Китае: сравнительный анализ

Прохорова Н.Г.

Как сказал Прудон, вопрос о налоге есть вопрос о государстве, то есть налог и налоговая система сопровождают развитие государственности большинства стран с незапамятных времен. Так, китайская цивилизация, по праву считаясь одной из самых древних, начинает формироваться около XX века до н.э., и уже в тот доисторический период можно найти протоналоговые отношения по поводу обязательной передачи части имущества (урожая) местным князьям и царям.

Экономический переход социалистических стран от плановой экономики к рыночной является одним из значительных событий мировой экономики последней трети XX века. Такие коренные институциональные изменения коснулись так же и налоговой системы. В данной статье рассматривается процесс налоговых реформ в процессе экономического перехода России и Китая, особенности этих налоговых реформ и их роль в самом процессе экономического перехода.

 

Понятие экономического перехода

Экономическим переходом в самом общем смысле можно считать любые коренные преобразования в экономике отдельной страны или региона. Но большинство экономистов под экономическим переходом понимают процесс трансформации экономической системы от планового типа хозяйствования к рыночному, и соответственно, переходными экономиками считают те, которые такой переход совершили или находятся в его процессе. К данному виду экономики относятся не только Россия и Китай, но и множество стран Восточной и Юго-Восточной Европы, таких как Польша, Венгрия, Чехия, Словакия и т.д.,  прибалтийские страны, страны бывшего СССР, а также Вьетнам и Лаос. Кроме того, некоторые ученые относят к экономическому переходу Германию и Японию в период после II Мировой Войны.

Классификация экономического перехода осуществляется по скорости этого перехода, выделяют быстрый экономический переход или теорию «большого скачка», и медленный постепенный переход. Теория «большого скачка», или быстрого экономического перехода, была создана западными неолибералами и включала в себя три основных компонента – приватизацию, либерализацию (цен) и стабилизацию, которые должны при осуществлении их одновременно неизбежно и очень скоро привести к рыночной экономике. Стратегию, основанную на этой теории, избрала Россия и страны бывшего СССР, а также страны Восточной Европы. Стратегия «большого скачка» является квинтэссенцией так называемого Вашингтонского консенсуса, который основан на неоклассических принципах зрелой функционирующей рыночной экономики, и была рекомендована ВМФ и Всемирным банком для осуществления рыночных реформ в развивающихся странах. Теоретики данной стратегии предрекали странам, использующим теорию «большого скачка» в основе экономических реформ, J-образный эффект экономического роста, заключающийся в кратком снижении ВВП и последующем восстановлении экономического роста в течение 1-3 лет.[1, с. 5]. Однако в реальности все страны, применившие стратегию «большого скачка», испытали неожиданный и затяжной экономический спад и замедление экономического роста.

С другой стороны континента другой социалистический гигант Китай начал свой экономический переход к рынку задолго до Европы, еще в 1978 [2, с. 211]. Китай применил другую стратегию экономического перехода, основанную на постепенных и эволюционных экономических реформах и преобразованиях. В настоящее время некоторые западные экономисты называют такую стратегию стратегией управляемого государством перехода, китайские же ученые считают экономический переход Китая эволюцией, или переходом, вызванным внутренними институциональными факторами. При этом следует отметить, что до реформ и на первых этапах реформ у китайского руководства не было четкой программы, стратегия формировалась на основе экспериментов, удачного опыта отдельным регионов и отраслей. Идеолог китайских реформ Дэн Сяопин охарактеризовал ее таким образом: «переходить реку, ощупывая камни» [3, с. 370]. При этом экономические реформы Китая зачастую подвергались критике со стороны западных теоретиков, которые называли «китайский путь» дорогой в никуда. В Китае, в отличие от стратегии «большого скачка», экономический переход включал в себя следующие этапы: деколлективизация и введение коммерческой ответственности в сельском хозяйстве, разрешение и постепенное стимулирование частных компании особенно в сфере малого и среднего бизнеса, увеличение экономической автономии государственных предприятий с последующим постепенным переходом к акционерным обществам, введение системы «двойного пути» в ценообразовании и валютном курсе до полной либерализации. 

Однако практика показала обратное. Результаты «большого скачка» оказались диаметрально противоположными тому, что предсказывали сторонники этой стратегии, а «китайский путь» привел страну на лидирующие позиции по показателям темпов экономического роста в мире.

 

Налоговая система в процессе экономического перехода

Налоговая система как другие социально-экономические явления эволюционирует вместе с развитием общества и государства. Однако, если в западных странах развитие налоговых систем проходило органично, то есть со временем отмирали неэффективные элементы системы, оставляя место новым формам взаимодействия общества и государства, то в странах, осуществивших социалистическую революцию и развивающихся в рамках командно-плановой экономики, естественный процесс развития налоговых систем был прерван той самой революцией. Развитие командной экономики сопровождалось снижением роли налоговой системы и соответственно сокращением количества взимаемых налогов, а также использованием альтернативных неналоговых методов изъятия национального продукта, особенно это коснулось налогообложения предприятий. В итоге как в СССР, так и в Китае до 1978 г. налогообложение предприятий фактически осуществлялось в форме безэквивалентного обязательного изъятия прибыли государством. Очевидно, что экономический переход от социалистического типа хозяйствования к рыночному потребовал перестройки налоговых взаимоотношений предприятий с государством. Во многом это можно объяснить тем, что роль налогов различается в плановой и рыночной экономиках, что  является следствием
господствующих отношений собственности. «Административно-командная экономика, основанная на тотальной государственной собственности, предполагает,
что доходы от ее функционирования также принадлежат государству и присваиваются им непосредственно. Причем присваиваются неналоговыми методами.»[4, с.  25]

Реформирование отношений собственности, методов ценообразования и осуществление государством макроэкономической стабилизации, независимо от модели экономического перехода, вскрывают необходимость налоговых реформ.

Формирование налоговой системы, соответствующей рыночному типу хозяйствования важно с двух позиций. С одной стороны, в результате осуществления приватизации и перехода государственных предприятий в частные руки, государство теряет большую часть своих доходов, и налоги возвращают себе функцию главного источника формирования доходов бюджета. Поэтому для обеспечения исполнения государством его функций в процессе экономического перехода должна быть создана новая налоговая система, соответствующая изменившимся экономическим реалиям.

С другой стороны, налог является одним из инструментов государственного перераспределения национального дохода, при этом рынок рассматривается как более эффективный (по сравнению с планом) способ первичного распределения ресурсов и доходов. Поэтому эффективная налоговая система в этом смысле неотделима от рыночной экономики и выполняет социальную функцию повышения справедливости распределения доходов.

 

Становление налоговой системы в России

Как было отмечено, в отличие от западных стран, эволюция налоговой системы России была прервана социалистической революцией. Поэтому во время возврата к капиталистическому методу хозяйствования наша страна оказалась в достаточно выгодном положении, так как у нее была «возможность формирования налоговых систем не
методом проб и ошибок, а путем творческого использования богатейшего опыта
налогообложения, накопленного развитыми странами» [4, с.  26]. Однако использование такой возможности не принесло ожидаемых результатов. Многие экономисты признают, что механическое перенесение западных моделей  налоговых систем, невнимание к российским реалиям, низкий  уровень развития институтов правового государства привели к тому, что новая налоговая система не только медленно «приживалась», но и  «исказила само понимание функций налогов» [5, с.  64]. В частности можно выделить следующие особенности становления налоговой системы России и других стран бывшего СССР [6, с. 149]:

  • формирование налоговых систем в особенном странам ритме: отмена устоявшихся форм
мобилизации доходов в государственный бюджет и введение ряда новых налогов в рекордно короткий срок;
  • формирование налоговых систем без учета особенностей ее социально-экономической
системы;
  • отсутствие на первых этапах зрелых институтов администрирования налогов, оборудованных современной техникой, владеющих современными
технологиями администрирования;
  • отсутствие стратегии и изменчивость курса налоговой политики, высокая
степень нестабильности налогового законодательства.

Как известно, самостоятельная налоговая система России начала создаваться в октябре — декабре 1991 г. В первую очередь в октябре 1991 г. были установлены земельный налог и налоги, зачисляемые в дорожные фонды, в начале декабря 1991 г. были приняты законы о нало­гах: на добавленную стоимость, об акцизах, о подоходном налоге с физических лиц. Все новые налоги вводились в дейст­вие с 1 января 1992 г. Формирование налоговой системы России как независимого государства было завершено принятием Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Россий­ской Федерации» [7, с. 293].

Однако уже в начальный период формирования новой налоговой  системы возникло множество проблем, которые в определенной степени были связаны с недоработанностью налогового законодательства, что было следствием «слепого копирования» налоговых законов у западных стран. С другой стороны, экономическая обстановка в западных странах, у которых было заимствовано налоговое право, в корне отличалась от российских реалий, где рыночная экономика находилась на стадии зарождения. Среди таких проблем следует отметить следующие: противоречия между центром, регионами и органами местного самоуправления; высокий общий уровень налогового бреме­ни, его неравномерное распределение по отраслям экономики, терри­ториям и отдельным категориям налогоплательщиков; неоправданно большое число платежей по всем уровням налоговой системы; сложность и методологическая неотработанность законодательных норм и правил исчисления платежей; множественность и недостаточная обоснованность налоговых льгот и многие другие [7, с. 310].

 

Реформирование налоговой системы Китая

Построение налоговой системы Китая в период экономического перехода во многом отличается от налоговых реформ стран бывшего СССР. Налоговые реформы в Китае соответствовали общей стратегии экономических реформ в Китае и проводились постепенно в несколько этапов, зачастую после удачных экспериментов на ограниченном числе налогоплательщиков.

Налоговая реформа была начата в 1980 г.,  практически сразу после объявления экономического курса на переход к  рыночной экономике в 1978 г., что говорит о признании китайским руководством важности роли налоговой системы. Начиная с 1978 г. выделяют три этапа коренных преобразований в налоговой сфере, которые соответствуют трем периодам перехода китайской экономики к рынку.

Первый этап  налоговых реформ 1983 – 1984 гг., цель которых заключалась в формировании соответствующего налоговой основы («тыла» - китайские экономисты) для меняющихся экономических условий, основные мероприятия которого состояли в следующем.

  1. Реформы налогов с оборота. Ранее взимавшийся торгово-промышленный налог был разделен в соответствии с объектом на налог на продукцию, налог на добавленную стоимость, предпринимательский налог и соляной налог. НДС был впервые введен в 1979 г. в экспериментальном порядке в восьми городах
Китая. Он существенно отличался от НДС в западноевропейских странах и характеризовался следующими особенностями: не имел универсального характера; сфера
его деятельности ограничивалась небольшой группой изделий; взимался по 12 ставкам. Этот налог стал своеобразной переходной формой к действительному НДС, который начал взиматься с 1994 г.
  2. Была реформирована система подоходных налогов.

Перераспределение прибыли государственных предприятий приобрело налоговый характер – был введен налог на прибыль, заменивший отчисления от прибыли, ради чего в 1983 г была начата программа Лигайшуй («налог заменяет отчисления прибыли»), которая проводилась в 3 этапа. Как другие реформы в Китае, реформа налогообложения предприятий основывалась на эксперименте, который состоял в том, что с 1980 г. в 18 провинциях Китая государственные предприятия вместо отчислений от прибыли выплачивали налог на прибыль. В результате эксперимента остаточная прибыль на предприятиях, участвующих в эксперименте, росла со скоростью около 30% в 1981 и 1982 гг.. В 1983 г. Госсовет КНР принял постановление «Об осуществлении в опытном порядке перехода государственных предприятий от отчисления прибыли к налогообложению». Согласно этому постановлению рентабельные
большие и средние государственные предприятия переводились на налогообложение прибыли по ставке 55%.Оставшаяся же часть облагалась корректирующим налогом (по реформе 1984 г.) по восьмиразрядной прогрессивной шкале, прибыль после уплаты налога принадлежала предприятию. В целом госпредприятия платили в бюджет свыше 76% прибыли, т.е.
больше, чем предприятия других форм собственности. В 1984 г. также коллективные предприятия стали облагаться подоходным налогом по прогрессивной 8-разрядной шкале со ставками от 10 до 55%, без корректирующего налога. Частные предприятия платили налог по ставке 35%, кроме того, они перечисляли 1% прибыли,
которая оставалась, а также от 10 до 40% прибыли, предназначенной на личное потребление владельца предприятия, в фонд строительства важнейших объектов энергетики и транспорт [8, с. 25].

Так как переходная экономика предполагала открытость, то были введены и налоги на доходы иностранного капитала. В октябре 1980 г. был принят Закон КНР о налоге на прибыль предприятий, созданных на основе китайского и иностранного капиталов,  это был первый закон о прямом налогообложении предприятий в рамках плана реформирования налоговой системы КНР с 1949 г. Плательщиками признавались совместные предприятия, занимающиеся коммерческой деятельностью на территории КНР, их доходы облагались по ставке 30%, плюс 10% местной надбавки.  В декабре 1981 г. был принят Закон КНР о налоге на прибыль иностранных предприятий, который взимался по прогрессивной шкале от 20 до 40%, плюс 10% местная надбавка. Таким образом, была заложена законодательная база деятельности иностранных компаний в Китае, что значительно стимулировало ввоз иностранного капитала и технологий в Китай.

В структуре личных подоходных налогов также были введены следующие налоги: подоходный налог на индивидуальных предпринимателей в городах и селах, налога на личные доходы.Подоходный налог с граждан был введен в 1980 г. Однако в силу того, что необлагаемый минимум превышал размер средней заработной платы, получатели последней этот налог практически не платили. Его плательщиками были владельцы
частных предприятий и иностранные граждане, которые работали в КНР. И
только с ростом индивидуальных доходов граждан отмеченный налог приобрел
всеобщий характер [8, с. 27].

  1. Основана система налогообложения природных ресурсов. Были введены налог на природные ресурсы, налог, взимаемый с предприятий, занимающихся добычей сырой нефти, природного газа, угля и других природных ресурсов. Данная мера не только способствовала рациональному использованию государственных природных ресурсов, но и стимулировала предприятия на проведение экономических расчетов.
  2. Основана система специальных налогов на действия и акты. Для контроля за использованием средств и инвестициями были введены налог на строительство, регулирующий налог на инвестиции в основной капитал, налог на занятие пахотных земель, налог на мазут, налог на премиальные, регулирующий налог на заработную плату в государственных предприятиях, специальный налог на потребление и банкетный сбор.
  3. Усовершенствована система местных налогов. Были восстановлены налог на недвижимость и налог на пользование номерными знаками на автомобилях и водных судах. Была унифицирована система налогообложения торговли скотом, начал взиматься сбор на поддержание городского строительства, налог на пользование землей в городах и пригородных районах.

Значение первого этапа реформ трудно переоценить, так как это был первый раз столь кардинальных и всесторонних изменений, которые китайские экономисты называют прорывом в налоговой сфере. В результате первого этапа реформ было создано и восстановлено множество налогов, так что их общее количество достигло 37. Налоговая система соответствовала первому периоду перехода экономики Китая к рынку. Действие регулирующей функции налогов распространилось многие сферы экономики: промышленное и сельскохозяйственное производство, торговля, сфера услуг, а также на распределение доходов граждан и предприятий, пользование и владение ресурсами и имуществом. В результате первого этапа комплексного реформирования налоговой системы налоговые доходы государства возросли с 52 млрд юаней в1978 г. до 299 млрд юаней в 1991 г., то есть увеличились в 5,76 раз, доля налоговых поступлений в ВВП страны возросла с 14,33% в 1978 г. до 22,77% в 1978 г. [9, с. 34].

Второй этап коренных налоговых преобразований был проведен в 1993 – 1994 гг. Уже к 1990 гг. стало очевидным, что в современной налоговой системе существуют недостатки, это проявилось в перегреве экономики и появлении инфляции. Вследствие установления различного подоходного налогообложения для различных форм собственности существовала проблема несправедливого налогового бремени для различных форм собственности. Отношения распределения прибыли государственных предприятий с государством были недостаточно формализованы. Наконец, налоговое регулирование не соответствовало требованиям рынка. В 1992 г. в рамках общего экономического курса на построение социализма с рыночной экономикой в соответствии с «Постановлением Пленума по поводу некоторых вопросов осуществления строительства социализма с рыночной экономикой» были осуществлены преобразования в налоговой сфере:

  1. Реформирование налогов с оборота на основе принципа сохранения первоначального налогового бремени. Были введены дифференцированные налоговые ставки, произошло усиление роли НДС путем взимания его и в период производства товара, и в период его оптовой или розничной продажи. На некоторые виды потребительских товаров введен потребительский налог (аналог акцизов), на предоставление услуг, уступку НМА и продажу недвижимости сохранен предпринимательский налог. После этого этапа реформ налоги с оборота были представлены НДС, потребительским налогом и предпринимательским налогом.
  2. Реформирование подоходных налогов. В 1993 г. были опубликованы Временные нормы и правила КНР «О налоге на прибыль предприятий», согласно которым вводилась единая система обложения китайских предприятий по ставке 33%, независимо от формы собственности. Это было сделано в целях повышения конкуренции и установления справедливого налогового бремени. Двумя годами ранее в 1991 г., была унифицирована система обложения прибыли иностранных компания и компаний с участием иностранного капитала, который были объединены в рамках Закона КНР «О налоге на прибыль иностранных предприятий и предприятий, основанных с участием иностранных инвестиций», также по ставке 33 %.
  3. Реформирование имущественных  и других налогов. Введен налог на прирост стоимости земли (при реализации земли), введены налоги на новые виды природных ресурсов. Введен налог на автомобили и суда (заменил 2 ранее действовавших), были отменены сбор за торговлю скотом, налог на премиальные, регулирующий налог на заработную плату в государственных предприятиях и налог на ярмарочную торговлю.
  4. Реформирование налоговых отношений между центральным и местными бюджетами. Одним из важнейших этапов налоговой реформы в Китае стала реформа разделения налоговых поступлений между центральным и местными бюджетами 1994 г. Эта реформа заменила ранее широко распространенное влияние и вмешательство центральных органов власти в дела местных бюджетов, одновременно повысив их самостоятельность и уменьшив давление на центральный бюджет. По этой реформе личные подоходные налоги и налог на прибыль предприятий, которые выплачивались местными государственными предприятиями и негосударственными предприятиями, поступали в местные бюджеты, а налог  на прибыль предприятий, принадлежащих центральному правительству, зачислялся в центральный бюджет, НДС был регулирующим налогом: 75% зачислялось в центральный бюджет, а 25% - в местные. [10, с.  10]

Результатом реформ стало усиление функций центрального налогового планирования, значительное увеличение доли доходов государственного бюджета в общем объеме ВВП, увеличение доходов местных бюджетов и усиление активности местных органов власти, создание налоговой системы, соответствующей экономическим задачам и целям государства, а также создание устойчивого источника государственных доходов для увеличения государственных расходов. 

Третий этап коренных налоговых преобразований начался с 2004 г и протекает по настоящее время. 2004 год выбран неслучайно: согласно китайским экономистам в 2004 г. Китай официально закончил экономический переход и начал строить социализм с рыночной экономикой. Основным фактором, вызвавшим необходимость дальнейшего реформирования налоговой системы, стало вступление Китая в ВТО в 2001 г. и связанные с этим обязательства Китая, что также обнажило некоторые недостатки существующей налоговой системы: Основными целями стали  упрощение налоговой системы, расширение налоговой базы, снижение налоговых ставок и усиление контроля за уплатой налогов. Содержание заключается в следующем.

  1. Введение системы возвратов и перезачетов налогов и таможенных сборов в экспортно-импортной сфере для стимулирования развития открытой экономики.
  2. Совершенствование НДС. С 1994 г., то есть со времени появления НДС в Китае на всей территории действовал режим так называемого производственного НДС, то есть к вычету могли приниматься только уплаченные импортные пошлины, НДС по приобретаемым основным средствам включался в стоимость товара. Начиная с 2004 г, в трех северо-восточных провинциях на восьми крупнейших предприятиях стал проводиться  эксперимент по переходу от производственного НДС к потребительскому (т.е. такому, при котором к вычету принимается НДС при покупке основных средств и материалов). Этот эксперимент был удачным, и с 2007 года потребительский НДС стали применять еще на 26 предприятиях в 6 провинциях.
  3. Совершенствование потребительского налога (акциз). Обычные потребительские товары были постепенно исключены из объектов обложения этим налогом, в то время как предметы роскоши наоборот стали облагаться этим налогом.
  4. Унификация системы предпринимательского налога. Были унифицированы стандарты признания налогоплательщика, налоговой базы, налоговых ставок, налоговых льгот и т.д., были ликвидированы различия в обложении китайских и иностранных предприятий.
  5. Совершенствование личного подоходного налога. Использование комплексного и одновременно дифференцированного подхода при взимании личного подоходного налога, доналоговые вычеты и нормативы стали более логичными и обоснованными.
  6. Углубление реформ сельскохозяйственных налогов и сборов. Постепенно отменяется сельскохозяйственный налог и сельскохозяйственный налог на особые виды товаров, снижается налоговая нагрузка на сельское население и улучшаются условия для инновационного развития. В 2006 г. был введен  налог на табак, который успешно заменил сельскохозяйственный налог в отношении табака.
  7. Реформа налога на прибыль предприятий. 16 марта 2007 г. был принят новый Закон КНР «О налоге на прибыль предприятий», вступивший в силу с 2008 г. Данный закон объединил регулирование налогообложения доходов китайских и иностранных компаний, в этой связи введено понятие резидентов и нерезидентов, введена единая основная ставка 25 %. Данный закон заменил ранее действовавшие Закон КНР «О налоге на прибыль предприятий с иностранным капиталом» от 9.04.1991 г. и «Временные нормы и правила КНР о налоге на прибыль предприятий» от 13.12. 1993 г. Положения данного закона конкретизируются в Правилах применения закона КНР «О налоге на прибыль предприятий», также вступивших в силу с 2008 года. Данный Закон и Правила его применения регулируют все основные элементы налога на прибыль, такие как доходы, расходы, налоговые льготы, порядок расчета и уплаты налога.  

Новое развитие налоговые реформы получили в период мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. По заявлению китайских властей «налоговая система Китая – это один из главных инструментов сохранения стабильности финансовых доходов государства, исполнения государством его контролирующих функций и поддержания экономического и социального развития.» [11]. С целью противостояния глобальному кризису была ввдена программа снижения налогового бремени. На этот раз реформы коснулись НДС, налога на хозяйственную деятельность (предпринимательский налог), потребительского налога (акциз) в рамках курса  стимулирования развития реального сектора. В целях поддержки внешнеэкономической деятельности были повышены ставки возврата НДС. Были введены временные льготы на личные налоги, начата реформа ресурсных налогов с целью контроля за экологической ситуацией. [12, с. 152]

Таким образом, пройдя длительный путь развития, налоговая система КНР в настоящее время все еще находится в процессе реформирования. Основными целями китайского правительства в вопросах изменения налоговой системы всегда были и остаются не только повышение уровня доходов государственного бюджета, но и соответствие существующей налоговой системы экономическим реалиям общества и страны.

Как и реформирование всей экономической системы, «китайский путь» налоговых реформ сильно отличается от стран «большого скачка», которые форсировано проводили практически все  рыночные, в том числе и налоговые преобразования. Главной отличительной чертой реформирования налоговой системы Китая от России является его постепенный пошаговый характер, введение новых налогов происходило, как говорят сами китайские экономисты, методом проб и ошибок и было подтверждено экспериментально, зрелые
налоговые формы вводились постепенно, через переходные формы.Ее особенности обусловлены ориентацией на создание такой налоговой системы, которая
отвечала бы задачам экономического реформирования страны и
учитывала степень и особенности
ее социально-экономического развития.

 

Роль налоговых систем России и Китая при экономическом переходе

Согласно Шумпетеру, налоговая система всегда является центральной частью государства, особенно в переломные для всего общества моменты. В процессе экономического перехода наряду с экономической системой государство также должно претерпеть определенные изменения и совершить в определенном смысле переход от «всемогущего» [13, с. 12] государства к управляющему системой (аналогично менеджеру компании), несущему ответственность перед обществом за ее эффективность. По образному выражению А. Шлефейра, позиция государства в экономике должна быть ослаблена при одновременном усилении определенных ее сфер: некоторые мышцы должны атрофироваться, а другие развиться [14, с. 389]. Налоговая система, будучи материальным источником исполнения государством его функций, должна стать той мышцей, которая развивается быстрее всего для оказания поддержки другим.

Многие экономисты неудачу экономического перехода в России отчасти относят на проблемы налоговых отношений в стране. В целом крушение социалистического режима в странах бывшего СССР демонстрирует важность налоговой системы в обществе. Без здоровой налоговой системы правительство не в состоянии осуществлять распределение ресурсов и доходов и стабилизацию экономики [15, с. 8]. Налоговая система России вместо того, чтобы оказывать поддержку процессу экономического перехода в стране, стала препятствием на его пути. Такое отрицательное воздействие налоговой системы на экономический переход можно рассматривать с разных плоскостей.

С одной стороны, как уже отмечалось, приватизация и смена форм собственности значительно уменьшили поступления в бюджет. Номинальное увеличение налогоплательщиков в результате приватизации отнюдь не привело к увеличению налоговых поступлений, в то же время породив уклонение от налогов.

С другой стороны, для компенсации таких потерь, правительство вводило новые налоги, увеличивая их количество и сложность администрирования, что привело к тому, что в 1994 г их общее число достигло двухсот. Значительная часть дополнительных региональных и местных налогов и сборов вводилась органами государственной власти и местного самоуправления с нарушением действующего налогового законодательства Российской Федерации [7, с. 213]. Такую ситуацию многие иностранные экономисты даже называют хищнической (грабительской) налоговой системой, некоторые из них считают, что такая налоговая система использовалась исключительно для наполнения казны, а не для макроэкономического регулирования [16, с. 197].  Именно в таком грабительском характере действий правительства многие экономисты видят причину налоговых и бюджетных трудностей в начале экономического перехода в России.  

Наконец, важным препятствием на пути становления рыночной экономики стали региональные и местные органы власти и их налоговые взаимоотношения с центральными. С одной стороны в начале экономических реформ в 1991 г. увеличилась доля прямых налогов, зачисляемых в центральный бюджет, на фоне увеличения удельного веса косвенных налогов, зачисляемых в региональные и местные бюджеты. Несмотря на то, что номинально количество налогов, зачисляемых не в центральный бюджет, было достаточно большим, но реальных поступлений они не приносили, поэтому местные и региональные власти были вынуждены конкурировать между собой за трансферты из центрального бюджета. Кроме того,  в действительности, с самого начала экономического перехода региональные и местные власти зачастую скрывали от центра часть налоговых поступлений. [17, с. 69].

Рассмотрим пример администрирования налога на имущество в России и других странах [13, с. 15]. Как известно, этот налог является главным источником налоговых поступлений местных (нецентральных) бюджетов во многих англо-говорящих странах. С другой стороны, во время экономического перехода значение этого налога для всего государства растет, так как происходит процесс приватизации, а значит, то, что раньше принадлежало государству, теперь принадлежит частым лицам и может быть обложено данным налогом. В России в 1995 г. правительство попыталось в законодательном порядке передать этот налог центру, а местным властям оставить лишь некоторую часть, однако этот проект натолкнулся на неудачу, так как у центра было мало возможностей контролировать взимание этого налога, как собственно и других. Это связано с тем, что центр вынужден был опираться на местные власти в реализации налоговой политики, которые на самом деле гораздо меньше поступлений передавали в центр, чем должны были. Отсюда сложилась ситуация, когда доходы региональных и местных бюджетов превышали доходы центрального бюджета.   

 

Табл.  1. Налоговые поступления в соответствующие бюджеты 1995-1998 гг. (млн руб.) [13, с. 16]

год

1995

1996

1997

1998

Федеральный бюджет

170463.3

218721.6

243547.7

235983.9

Местные бюджеты

189009.3

254271.7

328988.6

308121.3

Общий объем

359472.6

472993.3

572536.3

544105.2

 

Таким образом, налоговая система России скорее мешала становлению рыночной экономики, нежели способствовала экономическому переходу в России.

Изменения в налоговой системе Китая отражают общую траекторию экономических реформ и постепенный отход от планового способа хозяйствования. Переход на налоговые отношения между государственными предприятиями и государством по поводу распределения доходов означал первый шаг к переводу таких предприятий на рыночные рельсы, а также к построению сложной многоэлементной системы налогообложения предприятий, повышал ответственность за результаты экономической деятельности и стимулировал ведение самостоятельных счетов. С другой стороны, так как около 60% государственных доходов государство получало в форме отчислений от прибыли государственных предприятий,  то введение налоговой реформы до начала процесса приватизации гарантировало в определенной степени сохранение дохода бюджета.

Важную роль в стимулировании экономического перехода сыграла реформа налоговых взаимоотношений между центральным и местными органами власти. Специалисты считают, что именно местные правительства в Китае стали настоящей опорой  в стимулировании экономической активности предприятий на местах в процессе перехода к рынку. Местные органы власти предоставляют широкий спектр государственных услуг (льготные кредиты, лицензирование и т.д.), при этом благодаря реформе 1994 г. имеют высокий уровень финансовой независимости от центра. Местные правительства, будучи зависимыми от уровня финансового развития собственного региона, используют свою власть с одной стороны, чтобы получать как можно больше налоговых поступлений, с другой – чтобы повысить эффективность государственных услуг. В период 1978-1993 гг. процесс по фискальной децентрализации постепенно  сконцентрировал налоговые полномочия в руках местных правительств, что стало одним из механизмов по ускорению экономического перехода от централизованной экономической власти к власти рынка.

Особенности становления налоговой системы Китая в целом вписываются
в особенности китайской модели рыночной трансформации, связанной с развитием на основе собственной идентичности, которое рядом ученых считается самым продуктивным типом развития. [18, c. 119]

Таким образом, можно сделать вывод о важной роли налоговой системы при осуществлении экономического перехода. Налоговые реформы могут как способствовать и поддерживать новую экономическую систему, что имеет место в Китае, так и стать препятствием на пути не только экономического  перехода к рыночной экономике, но и всего экономического развития страны, что происходило в России в первые несколько лет построения свободного рынка. Эффективность налоговой системы отражает эффективность государственного управления и регулирования экономики. Проблемы налоговых реформ в России в 90-х гг. являются диалектическим следствием стремления российских реформаторов полностью вывести государство из экономической жизни с одной стороны и нежеланием большинства государственных деятелей, как центрального аппарата власти, так и местных, отказываться от своего экономического влияния. В то же время повышение экономической ответственности местных органов власти и постепенный «уход» государства из некоторых сфер экономики в Китае заложили основы для успешного перехода к рыночной экономике и осуществления экономического роста.

Литература

  1. Justin Yifu Lin. Lessons of China’s Transition from a Planned Economy to a Market Economy [сайт]. URL: www.tiger.edu.pl/publikacje/dist/lin.pdf‎ (дата обращения 13.02.2013 г.)
  2. David M. Kotz, Lessons from Economic Transition in Russia and China// Political Economy and Contemporary Capitalism: Radical Perspectives on Economic Theory and Policy, Armonk, NY: M.E. Sharpe, 2000, pp 210-217.
  3. Deng Xiaoping Wenxuan, (Избранные сочинения Дэн Сяо Пина в трех томах) 1ban, di 3 quan, Beijing, Renmin Chubanshe, 1993.
  4. Майбуров И.А., Соколовская А.М. Теория налогообложения. Продвинутый курс: учебник для магистрантов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит» / И.А. Майбуров, А.М. Соколовская. М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2011. 591 с.
  5. Симонов В.В., Сулакшин С.С., Подпорина И.В., Погорелко М.Ю. Бюджет и налоги в экономической политике России. Монография М.: Научный эксперт, 2008. 240 с.
  6. Соколовська А.М. Податкова система держави: теория та практика становления. Киев:
Знання-Прес, 2004. 454 с.
  7. Толкушкин А.В. История налогов в России. М.: «Юристъ», 2001. 432 с.
  8. Савинский С.П. Налоговая система КНР // Финансы. 1996. № 5, С. 24-28.
  9. Ni Hongri, Tan Duiyang. Zhongguo Shuishou Zhidu Gaige 30 nian: jincheng, jingyan yu zhanwang (30 лет реформе налоговой системы Китая: история, опыт и перспективы)  // Jingji Yanjiu Cankao 2008-50 (на китайском языке), С. 31-46.
  10. Daniel Berkowitz, Wei Li Tax Rights in Transition Economies: A Tragedy of the Commons? [сайт]. URL: faculty.virginia.eduwei_li/papers/jpube5.pdf  (дата обращения 20.05.2013 г.)
  11. Вэнь Цзябао Доклад о работе правительства на 2-й сессии ВСНП 11-го созыва [сайт]. URL: http://finance.people.com.cn/GB/1037/8737588.html  (дата обращения 21.10.2010 г.)
  12. Прохорова Н. Антикризисные меры Китая в налоговой политике // Роль финансовой системы в преодолении глобального экономического кризиса. Сборник научных трудов студентов. Издательство СПбГУЭФ, 2010. C. 149-157.
  13. Yang Yun. Zhuanxing Jingji Zhong de Shuishou wenti: Eluosi Guojia Jiqulide Kunjing  [сайт]. URL: http://www.docin.com/p-431341132.html (дата обращения 20.05.2013 г.).
  14. Andrei Shleifer Government in transition // European Economic Review 41 (1997) pp. 385-410.
  15. Ze Zhu. Changing Tax Structure in China: An Empirical Study [сайт]. URL: www.isnie.org/ISNIE06/Papers06/06.1/zhu full paper.doc  (дата обращения 20.05.2013 г.).
  16. Anders Aslund. Russian Economic Reform at Risk  - London ; New York : Pinter, Distributed in the United States and Canada by St. Martin's Press, 1995, 212 pages.
  17. Jane H. Malme, Natalia Kalinina, Property tax developments in the Russian Federation // The Development of Property Taxation in Economies in Transition, Washington, D.C: The World Bank,  2001, pp 67-84.
  18. Городецкий А. Об основах институциональной трансформации (теоретический аспект) //
Вопросы экономики. 2000. N° 10, С. 118-121.

Прохорова Н.Г.

Роль налоговой системы в стимулировании экономического развития в России и Китае: сравнительный анализ

  • Государственное и муниципальное управление


Яндекс.Метрика