Противодействие коррупции в сфере государственного оборонного заказа

Климович В.А.

Выступая 27 февраля 2013 года на расширенном заседании коллегии Министерства обороны Президент Российской Федерации Владимир Путин отметил: «Наша задача – создать мобильные, хорошо оснащённые Вооружённые Силы, готовые оперативно и адекватно ответить на любые потенциальные угрозы, способные обеспечить мир, защитить наших граждан, наших союзников, будущее нашей нации и государства» [1].

Военная безопасность России, как определено в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года [2], обеспечивается путем развития и совершенствования военной организации государства и оборонного потенциала. В своём интервью телеканалу «Россия 24» заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрий Рагозин, курирующий оборонно-промышленный комплекс, озвучил расходы федерального бюджета выделяемые на финансирование государственного оборонного заказа: «На следующий год (2013 год) гособоронзаказ составит сумму до 1,9 триллиона рублей, в 2014 году – 2,2 триллиона рублей, в 2015 году – 2,8 триллиона рублей» [3].

Объём государственного оборонного заказа в 2011 году составил 721,2 млрд. рублей [4], в 2012 году первоначально запланированная сумма составляла 908,44 млрд. рублей, однако затем была снижена до 677,4 млрд. рублей [5].

Вместе с тем, не смотря на колоссальные финансовые затраты выделяемые государством на перевооружение, по итогам 2011 года предприятия оборонной промышленности не выполнили своих договорных обязательств по 84 государственным контрактам на сумму в 42 млрд. рублей. В 2012 году, со слов министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, государственный оборонный заказ был скорректирован на 80 предприятиях, а десять из них свои обязательства исполнить так и не смогли выполнить [6].

Первоначальные итоги текущего года также заставляют задуматься о реальности выполнения Гособоронзаказа-2013, а самое главное качества освоения выделяемых средств. Так, за четыре месяца 2013 года от общей суммы гособоронзаказа заключено уже 67,5% соглашений, что на 3,2% больше чем в 2012 году, но как отметил Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев: «Две трети – это все равно не то, что является хорошим результатом. Это означает, что есть ошибки в планировании и в проведении самой договорной кампании» [7].

Особую важность реализации государственной программы вооружений подчеркнул на совещание по вопросам состояния и перспектив развития боевой авиации в Новосибирске Владимир Путин: «У нас не будет другого исторического шанса в нужные сроки и в нужном качестве с наличием денежных средств, а они у нас есть и, слава Богу, в полном объеме, решить эти задачи масштабные, которые стоят перед страной в области обеспечения обороноспособности» [8]. К тому же, со слов Аркадия Дворковича, «гособоронзаказ в России может стать драйвером развития инноваций» [9].

Вместе с тем растущий масштаб преступлений коррупционной направленности в сфере государственного оборонного заказа является прямой угрозой целостности и суверенитету страны. «Проблема коррупции становится особо актуальной в связи с тем, что на госпрограмму вооружений до 2020 года будет из федерального бюджета выделено порядка 20 триллионов рублей, ещё около трех триллионов рублей планируется выделить на модернизацию предприятий» – отмечает заместитель председателя международного комитета Совета Федерации Валерий Шнякин [10]. Глава «Центра военного прогнозирования» Анатолий Цыганок считает, что коррупция в области реализации государственного оборонного заказа – «это элитная коррупция. В ней задействованы высшие чиновники» [11].

Согласно, обнародованного в рамках программы по обороне и безопасности британского отделения, Transparency International Индекса государственной антикоррупционной политики в оборонном секторе Россия отнесена к группе «D – » (высокий уровень), в эту группу также входят такие страны, как Бангладеш, Беларусь, Китай, Эфиопия, Грузия, Гана, Иордания, Казахстан, Малайзия, Пакистан, Руанда, Танзания, Турция. Индекс группирует страны в соответствии с уровнем коррупционных рисков в каждой из них. Коррупционные риски обуславливаются опасностью коррупции, степенью ее распространения и частотой. По словам директора оборонной программы британского отделения TransparencyInternational Марка Паймана: «Коррупция в оборонном секторе опасна, вызывает разногласия в области принятия важных решений и способствует нерациональному использованию ресурсов. За нее платят граждане, военнослужащие, компании и правительства. Тем не менее, большинство правительств делает очень мало для предотвращения этого, оставляя многочисленные возможности для сокрытия коррупции от общественного контроля и расходуя средства, которым можно было бы найти лучшее применение» [12].

В наибольшей мере подвержены коррупции сферы распределения и использования средств федерального бюджета, в первую очередь выделяемых на государственный оборонный заказ. По словам заместителя председателя комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Анатолия Бондарука, «откаты в оборонной промышленности составляют 2–5% для государственных предприятий и 20% – для коммерческих компаний» [11]. Аффилированность должностных лиц, заказывающих органов и военных представительств с коммерческими организациями, а также несовершенство законодательства о государственном оборонном заказе предопределили увеличение более чем в 1,5 раза число криминальных деяний, что негативно сказалось на оснащении войск современными образцами вооружения и военной техники. Распространены факты незаконного перечисления бюджетных средств за фактически невыполненные работы с использованием различных мошеннических схем [13].

Органы военной прокуратуры систематически вскрывают всё новые и новые факты преступлений коррупционной направленности в сфере реализации государственного оборонного заказа. Так, военной прокуратурой Ракетных войск стратегического назначения, при проведении проверки исполнения контракта по изготовлению элементов космического ракетного комплекса федеральным государственным унитарным предприятием «Конструкторское бюро Мотор» установлено, что директор этого предприятия Алексей Варочко без согласования с головным исполнителем привлек к работам закрытое акционерное общество «Промышленные технологии» и выплатил им 98 миллионов рублей. Впоследствии Варочко с ведома начальника военного представительства Александра Приймака представил для оплаты заведомо недостоверные сведения об общей сумме понесенных расходов в размере 200 миллионов рублей. Похищенными таким образом 102 миллионами рублей Варочко распорядился по собственному усмотрению [14]. Таких примеров можно привести множество.

Главный военный прокурор Сергей Фридинский, рассматривая сложившуюся ситуацию в отношении хищения бюджетных средств, выделяемых на реализацию государственного оборонного заказа, заявил: «Из года в год на цели обороны выделяется все больше денег, а успехи невелики. Зато совершенствуются схемы их незаконного изъятия у государства. Подлоги и фиктивные отчеты за якобы выполненные работы, «откаты» при реализации государственных контрактов – все это в арсенале мошенников. В результате расхищаются громадные деньги, практически – каждый пятый рубль, а в войска продолжают поступать некачественные техника и вооружение» [15].

Участившиеся факты прямого хищения средств федерального бюджета, направленных на укрепление обороноспособности и безопасности государства, приводят к невыполнению в установленные сроки заданий государственного оборонного заказа, к поставке в войска некачественных образцов вооружения и, как следствие, к отставанию от вероятного противника в современных и наукоемких системах вооружения и военной техники. Показательный пример срыва государственного оборонного заказа является невыполнение контракта по производству самонаводящихся торпед для нужд ВМФ России открытым акционерным обществом «Завод «Дагдизель». Получив от государства аванс в размере 2,7 миллиарда рублей предприятие по прошествии более года так и не преступило к его выполнению. Кроме того, функционеры этого завода не только не озадачились исполнением договора, но и решили получить дополнительную «выгоду». При сборке новых торпед они планировали использовать старые комплектующие с истекшими сроками хранения, некоторые из них неизвестного происхождения. В итоге на флот могло попасть оружие сомнительной боеготовности. По иску военного ведомства, внесенного по инициативе Главной военной прокуратуры, миллиарды рублей, которыми коммерсанты необоснованно распоряжались более года, возвращены по решению арбитражного суда Министерству обороны России. Кроме того, суд удовлетворил требование военных прокуроров о взыскании с предприятия процентов за пользование чужими деньгами на сумму более 122 миллионов рублей [16]. Следует отметить, что проверка данного предприятия проводилась в рамках исполнения поручения Президента Российской Федерации.

Следует коснуться и сферы проведения опытно-конструкторских работ. Заместитель директора Центра АСТ Константин Макиенко высказывает мнение, что научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы являются самой коррупциогенной частью государственного оборонного заказа [11]. Здесь сложно прогнозировать результат заранее, а значит, и отличить добросовестных, но неудачливых, экспериментаторов от циничных расхитителей государственной собственности. Отказ от проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ без получения конечного совершенного продукта и обеспечение максимальной прозрачности ценообразования на продукцию военного назначения на предприятиях – ещё одна необходимая мера в борьбе с коррупцией в сфере государственного оборонного заказа. Нужно наладить конструктивный диалог представителей армии и предприятий ОПК, они «должны, что называется, слышать друг друга, работать в единой связке, тем более что сейчас приходится решать задачи качественно иного уровня» [8].

Таким образом, необходимо согласиться с мнением главного редактора журнала «Национальная оборона» Игоря Коротченко, что «главным источником коррупции при выполнении гособоронзаказа являются схемы увода денег от целевого назначения. Поэтому ликвидация таких схем – задача номер один при реализации госпрограммы вооружений до 2020 года» [17].

В 2010 году Министерство обороны Российской Федерации выставило предприятиям ОПК 6889 рекламаций, что было на 20% больше, чем в 2009 году. А за 2011 год таких претензий стало уже 7119, что на 3,3% больше, чем в 2010 [4]. Кроме того, если в 2011 году военные представительства 336 раз приостанавливали приемку финальной продукции военного назначения, то по итогам первого полугодия 2012 года таких фактов было уже 188 [18]. В конце ноября 2012 года директор Департамента размещения государственного заказа Министерства обороны Андрей Вернигора сообщил, что военное ведомство с начала 2012 года выставило оборонным предприятиям претензии на 20 млрд. рублей по исполнению оборонного заказа. За весь 2011 год Минобороны выставило претензий на 24,2 млрд. рублей [19]. Все это свидетельствует о резком понижении качества выпускаемой и поставляемой в войска предприятиями ОПК продукции.

По итогам 2012 года аудиторы Счетной палаты Российской Федерации выявили финансовые нарушения при расходовании средств из федерального бюджета по статье «национальная оборона» на сумму 117 млрд. 487 млн. рублей. «В том числе, нецелевое и неэффективное использование бюджетных средств составило соответственно 10,6 миллиона рублей и 23 млрд. 173 млн. рублей», - отмечает заместитель главы комитета Госдумы по обороне Виктор Заварзин. Кроме того, значительную часть нарушений в сумме 70 млрд. 350 млн. рублей составляют нарушения, связанные с превышением денежных обязательств по заключенным государственным контрактам над утвержденными лимитам, при этом возмещено в федеральный бюджет всего 114 млн. рублей [20].

Столь негативное положение дел в сфере государственного оборонного заказа вызвало ряд громких политических заявлений. Так, в своей предвыборной статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» Владимир Путин заявил: «Мы будем решительно пресекать коррупцию в военной промышленности и Вооруженных Силах, неуклонно следуя принципу неотвратимости наказания. Коррупция в сфере национальной безопасности – это, по сути, государственная измена» [21]. Данной позиции придерживается и Дмитрий Рогозин: «Поскольку это ущерб обороноспособности страны, ее безопасности, а значит, взяточник – осознает он это или нет – является прямым пособником потенциального врага. Любители погреть руки на госбюджете и «оборонке» должны зарубить себе на носу, что коррупционные проявления в сфере выполнения гособоронзаказа должны и будут наказываться по «верхнему пределу» [22].

Борьба с коррупцией в сфере государственного оборонного заказа должна носить комплексный характер. В связи с этим будет эффективна реализация комплекса следующих мер:

  1. Необходима максимальная открытость военного бюджета, включая Государственную программу вооружения и государственный оборонный заказ. Широкое обсуждение его обоснованности и отраженной в нем военной политики, расширение роли и участия в этом процессе парламента, независимых научных и общественных организаций. Закупки в сфере обороны должны находиться под пристальным общественным контролем. Атмосфера повышенной секретности при реализации оборонных контрактов лишь способствует и так ужасающим масштабам коррупции в данном сегменте. Если в России закрытая часть государственного оборонного заказа составляет 30%, то в США лишь 2,5% [11]. Чрезмерная закрытость уже привела к снижению конкуренции, взвинчиванию цен на продукцию военного назначения, получению сверхприбылей, идущих не на модернизацию производств, а в карманы отдельных коммерсантов и чиновников [21]. Выступая на встрече с представителями патриотических организаций по случаю Дня защитника Отечества Дмитрий Рогозин заявил, что «секретность пресловутая является просто способом сокрытия конкретных корыстных интересов по продвижению своих посредников» [23].
  2. Следует выстроить продуктивный механизм допуска частного бизнеса к государственному оборонному заказу. Самая лучшая борьба с коррупцией – это конкуренция частных и государственных предприятий в получении ГОЗ и создании современных производств. Не надо исключать опыт успешных коммерческих производств, как российских, так и зарубежных [24]. По заявлению председателя Комитета Государственной Думы по промышленности Владимира Гутенева в деятельности исполнительной власти по развитию государственно-частного партнёрства предполагается реализовать меры по увеличению доли частного капитала в оборонно-промышленном комплексе до 30-35% [25].
  3. Государственный оборонный заказ должен стать наиболее приоритетным вектором развития не только Вооружённых Сил, но и всего государства, к реализации которого должны активно подключиться не только Министерство обороны Российской Федерации и предприятия оборонно-промышленного комплекса, но и силовые ведомства, прокуратура, а также представители общественности. В противном случае все это так и останется «закрытым междусобойчиком», а денежные средства выделенные на перевооружение в лучшем случаи приведут к созданию «тысяч и тысяч металлических коробок», которые впоследствии будут утилизированы, а в худшем – уйдут в песок коррупции.

Таким образом, коррупция в сфере государственного оборонного заказа представляет собой серьезную угрозу для развития современного российского государства. Непринятие экстренных и кардинальных мер по противодействию данной угрозе может привести к негативным последствиям в области национальной безопасности.

Литература

  1. Расширенное заседание коллегии Министерства обороны [сайт]. URL: http://президент.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/17588 (дата обращения 30.03.2013).
  2. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. №537 // Российская газета. 19 мая. 2009.
  3. Рогозин Д. Интервью телеканалу «Вести» по итогам селекторного совещания о гособоронзаказе [сайт]. URL: http://government.ru/vice_news/296  (дата обращения 30.03.2013).
  4. Литовкин В. Узкое место гособоронзаказа [сайт]. URL: http://nvo.ng.ru/realty/2012-02-03/1_gosoboronzakaz.html (дата обращения 27.03.2013).
  5. Рогозин доложил об улучшении исполнения гособоронзаказа [сайт]. URL: http://www.bfm.ru/news/211408 (дата обращения 29.03.2013).
  6. Десять предприятий не выполнили обязательства по гособоронзаказу в 2012 году [сайт]. URL: http://www.mk.ru/economics/news/2013/01/21/800762-desyat-predpriyatiy-ne-vyipolnili-obyazatelstva-po-gosoboronzakazu-v-2012-godu.html (дата обращения 27.03.2013).
  7. Медведев раскритиковал проведение кампании Гособоронзаказа-2013 [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/04/15/oboronzakaz-anons.html (дата обращения 20.03.2013).
  8. Совещание о состоянии и перспективах развития боевой авиации в Российской Федерации [сайт]. URL: http://www.kremlin.ru/news/17634 (дата обращения 30.03.2013).
  9. Дворкович А. Гособоронзаказ в России может стать драйвером развития инноваций [сайт]. URL: http://www.rbc.ru (дата обращения 29.03.2013).
  10. Стройнова О. В Совете Федерации выступают за усиление наказания за коррупцию в оборонном комплексе страны [сайт]. URL: http:// http://www.pnp.ru/news/detail/11271  (дата обращения 28.03.2013).
  11. Сколько «зарабатывают» на оборонзаказе [сайт]. URL: http://slon.ru/economics/skolko_zarabatyvayut_na_oboronzakaze-807097.xhtml (дата обращения 28.03.2013).
  12. Правительства 70% стран оказываются неспособными защитить себя от коррупции в оборонном секторе [сайт]. URL: http://www.transparency.org/news/pressrelease/russian_70_of_governments_fail_to_protect_against_corruption (дата обращения 28.03.2013).
  13. В Главной военной прокуратуре состоялось координационное совещание по противодействию коррупции в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах [сайт]. URL: http://gvp.gov.ru/news/view/232/ (дата обращения 01.04.2013).
  14. Военные прокуроры пресекли злоупотребления при создании космического ракетного комплекса [сайт]. URL: http://gvp.gov.ru/news/view/729/ (дата обращения 01.04.2013).
  15. Ямшанов Б. Оружие дает «откаты» [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2011/05/24/fridinskij.html (дата обращения 20.03.2013).
  16. Три миллиарда рублей возвращены военной прокуратурой в программу госвооружений [сайт]. URL: http://gvp.gov.ru/news/view/722/ (дата обращения 01.04.2013).
  17. Причина коррупции при оборонзаказе – увод денег от целевого назначения [сайт]. URL: http://www.army.russiaregionpress.ru (дата обращения 26.03.2013 г.).
  18. Божьева О. Минобороны РФ забраковало оружия на миллиарды рублей [сайт]. URL: http://www.mk.ru/politics/article/2012/08/08/734884-minoboronyi-rf-zabrakovalo-oruzhiya-na-milliardyi-rubley.html (дата обращения 30.03.2013).
  19. Минобороны выставило оборонным предприятиям претензий на 20 млрд рублей [сайт]. URL: http://www.vz.ru (дата обращения 30.03.2013).
  20.  Счетная палата выявила финансовые нарушения в сфере обороны на 117,5 млрд рублей [сайт]. URL: http://www.kommersant.ru/news/2122092 (дата обращения 30.03.2013).
  21. Путин В.В. «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2012/02/20/putin-armiya.html (дата обращения 20.03.2013).
  22. Заремба С. Качество оружия – основа побед [сайт]. URL: http://www.arms-expo.ru/053049049048124051048049051057.html (дата обращения 30.03.2013).
  23. Рогозин планирует активно бороться с махинациями при госзакупках [сайт]. URL: http://news.mail.ru/economics/12102881/ (дата обращения 28.03.2013).
  24. Швабауэр Н. Наладят диалог с исполнителями ГОЗ [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2012/04/20/reg-urfo/rogoz.html (дата обращения 30.03.2013).
  25. Мамонова Е. Бизнес займет оборону [сайт]. URL: http://www.rg.ru/2013/01/22/kapital.html (дата обращения 25.04.2013).

Климович В.А.

Противодействие коррупции в сфере государственного оборонного заказа

  • Контрольно-надзорная деятельность


Яндекс.Метрика