Институционнальные инновации в системе особо охраняемых природных территорий, как фактор развития регионального общества РФ

Звягина Е.С.

Безграничные просторы, самобытная история и культура представляют Россию по истине уникальной страной. Но основа каждого государства опирается на общество проживающее на его территории. Потенциал русской нации на протяжении многовековой истории проявлялся на высшем уровне в самые сложные для страны периоды. Изменения мирового пространства, глобализация, информатизация формируют новую реальность, актором которой является новый индивид, обладающий знаниями и навыками инновационной формации. Передовое общество развитых стран Запада и Европы ориентировано на устойчивый экономический рост, ответственное отношение к ведению предпринимательской деятельности, защиту природы и сохранение природных ресурсов. Организация работы по созданию механизмов для перехода российского общества на инновационных уровень развития, наращиванию человеческого потенциала, социально-экономического и культурного капиталов является одной из первоочередных задач федерального масштаба.

Формирование инновационных методов региональных преобразований открывает перспективы к кристаллизации уникальных черт русской личности и созданию инновационного общества, действующего в векторе сохранительного природопользования и «зеленой» экономики. Развитая региональная система, которую характеризует высокий уровень устойчивого жизнеобеспечения, образования и здоровья населения, действие рациональных государственных программ возводит на новую ступень общий уровень гармонии и процветания страны достойной жизни в которой заслуживает каждый ее гражданин.

В настоящее время во многих регионах наблюдается негативная ситуация. Добывающая промышленность превышает мыслимые пороги допустимой эксплуатации природных ресурсов, устарели программы экономического обеспечения регионов, новые методики социально-экономического управления не адаптируются на местах, человеческие ресурсы эксплуатируются в суровых условиях, общий уровень жизнеобеспечения при этом занимает невысокие позиции. Общество переферийных регионов, местные жители, коренные малочисленные народы теряют мотивационные ориентиры для активного участия в экономической жизни родных территорий. Истощение природного ресурса в сочетании с обнищание человечского капитала ведет к гибели региональных систем. Их деградация наблюдается уже многие годы, в перспективые тенденция не изменится пока Россия не потеряет данные территории. На фоне активной пропаганды среди политологов и экономистов Запада идеи о том, что Российская Федерация не может контролировать огромные площади принадлежащие ей, складывается неблагоприятная ситуация.

Российская федерация расположена в нескольких климатических поясах, отличается разнообразием форм рельефа, биоразнообразием, в ней проживают сотни больших и малых народов. Богатое историческое культурное наследие ставит Россию на значимое место в мире среди стран с потенциальным ростом туризма.  За 2011 год было принято порядка 20 млн международных визитёров (13-е место в мире). Доходы России от международного туризма в этот период составили $11,4 млрд. [1]. C 1995 года по 2011 год иностранный туризм в Россию вырос на 27%: число иностранных туристов увеличилось с 1,8 до 2,3 млн человек в год [2]. Экономика нашей страны принимает масштабный финансовый поток мировой туриндустрии. Его переориентация, по крайней мере частичная, в русло региональных экономик позволило бы стимулировать соцально-экономические системы многих регионов.

Туризм на территории России неразрывно связан с охраняемыми приодными территориями (ООПТ). Данная система в нашей стране носит масштабный характер. За последние 20 лет региональная природная охраняемая территория  увеличилась на 80 процентов, и на данный момент, включая региональные заказники, составляет, 11% территории страны. Подобные показатели сопоставимы с лучшими мировыми практиками. На 2012 год площадь ООПТ федерального значения занимают 3% площади страны. Система особо охраняемых природных территорий в России представлена 244 федеральными территориями и более 11500 ООПТ регионального и местного значения различных категорий, на долю которых приходится 84% от общего числа ООПТ и 58% от суммарной площади [3].

В условиях советской системы управления институциональное поле исследуемого объекта сформировалось в очень специфических рамках изолированности и запретности. Хотя по большиснтву определений на территории нашей страны находятся различные категории ООПТ в деятельность которых законодательно включена экопросветительская и экологотуристическая деятельность, на практике рекреационная нагрузка воспринимается как дополнительная сложность, а не как многофункциональный универсальный ресурс, который может быть использован во благо населения и региона в целом. Институациональная память диктует определенную модель управления данными территориями, так же как и определенную модель поведения на них резидентами близлежащих территорий,  и приезжих. В частных случаях возможно проявление экологического экстремизма.А именно приверженность управленческих структур отдельных национальных парков к чрезмерным научно не обоснованным запретительным мерам по отношению к любым формам социально-экономического развития, вне зависимости от потребностей местного населения, владельцев, пользователей и собственников, хозяйствующих на территории природоохранного комплекса. Что приводит к практически полной изоляции от социально-экономической системы региона, игнорированию планов ее развития, конфронтации с местным населением. По сути, это неконструктивная оппозиция любым формам социально-экономического развития, включая устойчивые его формы под лозунгом строгой охраны дикой природы. К основным институциональным практикам на охраняемых территориях в этом контексте традиционно относится:  сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем.

Данный подход Г.А Фоменко трактуется как «изоляционистский» [4]. Он подразумевает полное изъятие природоохранных земель из хозяйственного пользования, минимизацию вмешательства человека в существование данных территорий. Институциональный и организационный аспект системы управления ООПТ базируется преимущественно на заповедниках.  Национальные парки, биорезерваты, памятники природы воспринимаются, как ограниченные, малые формы строгих охранных резерватов, их экономические и социальные функции рассматриваются как второстепенные, вспомогательные. В советский период он был в значительной степени институализирован, его практики применялись на наибольшем числе охраняемых территорий.

Однако изоляционистский подход к управлению ООПТ, существоваший многие десятилетия в настоящее время теряет свою актуальность по целому ряду причин, среди которых глобализация, ориентация на мировые стандарты и внедрение международных практик в интересах населения территорий сопредельных с особо охраняемыми.

Л. Склер в своей трактовке глобализации основное значение предает формированию системы транснациональных практик, автономизирующихся от условий внутри национальных государств и национально-государственных интересов в международных отношениях [5]. Теория глобальной системы в ракурсе изучаемого нами процесса институальных изменений ООПТ дает возможность описать процесс принятия институциональных изменений системой особо охраняемых природных территорий, как формирование транснационального, глобального пространства. Функционирование, эксплуатация, поддержание которого регламентируется глобальными практиками разработанными в ядре глобального дизайна посредством транснациональных неправительственных организаций. Наиболее значимыми из которых являются МСОП, ЮНЕСКО, ООН и многие другие.

Глобализация мирового пространства, в том числе и экологического, диктует новые правила эксплуатации охраняемых территорий, интеграции их в социально-экономическую жизнь в рамках региональной экологической политики. Ее основные задачи: активизация инновационной деятельности в регионе, технологическая и экологическая модернизация, так как мы говорим о регионе, чей максимальный процент занимают природные и национальные парки, особо охраняемые территории и заповедники.

Последние годы стали знаковыми для равития познавательного, экологического туризма на особо охраняемых природных территориям. В связи с принятием в 2011 году ряда принципиальных поправок в ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях». К основным задачам возложенным на заповедники помимо экологического просвещения стало относиться развитие познавательного и экологического туризма. Идея развития подобной экологической практики для отечественных заповедных территорий носит инновационный характер. Однако она имеет большое значение в целях преодоления моно-сырьевой экономической зависимости крупнейших регионов, богатых природным капиталом, который подвергается расточительному эксплуатированию без учета долгосрочных стратегий. Необходимо позиционирование практик экологического туризма, как возможного ресурса для развития социального капитала и достижения практических целей по поддержанию устойчивого жизнеобеспечения населения в районах особо охраняемых природных территорий. В мире существует большое количество примеров внедрения инновационных моделей развития регионов посредством организации активной деятельности в местах охраняемых территорий, подтверждающих не только высокий природный капитал ООПТ, но и наличие еще не реализованного потенциала для экономического, социального и культурного скачка. При устойчивом управлении природный туризм обладает ресурсами для поддержания жизнеобеспечения населения районов ООПТ, способствует формированию рабочих мест и служит источником дополнительных заработков для местного населения. Что заключается в возможности рационального устройства жизни, самостоятельном использовании доступных местных ресурсов, позволяющих удовлетворять основные биологические и социальные потребности на уровне не ниже средних показателей, существующих в стране. В конечном итоге развитие региона в целом определяется возможностью каждой личности использовать природные богатства таким образом, чтобы сохранить и поддерживать приемлемый уровень собственных доходов и потребления на неопределенно долгий срок в рамках неистощительного природопользования.

Интеграционный подход к ООПТ как к социальному институту открывает возможности для создания просветительской социальной структуры, обучающей принимать  решения, в рамках формирования устойчивого жизнеобеспечения населения и как следствие устойчивого развития региона в целом. Процесс конструирования подобной социальной структуры включает в себя разработку основы системного мышления резидентов региона в контексте современной естественнонаучной картины мира, а также знание основных действующих экономических законов для ведения эффективной хозяйственной деятельности.  Разработка социального механизма экологического туризма способствует формированию социально-экологического капитала среди путешественников на основании трансляции знаний об объектах и явлениях природы, о закономерностях природных процессов; способности к наблюдению, выработке четкой ориентации в системе отношений «природа - человек», и понимания сущности глобальных проблем современности. А так же способности формулировать проблемы и находить экономически верные и устойчивые пути их решения в свете глобальны экологических изменений.

Таким образом, экологический туризм, обладающий всеми критериями устойчивости и рациональности, позиционируется как один из механизмов новой вехи развития ООПТ, в рамках инновационного управления и «зеленой» экономики. А так же является новой институциональной нишей для практической реализации концепций долгосрочного природоориентированного регионального развития, что в перспективе дает возможность выхода России на новый социально-экономический и экологический уровень, диктуемый передовыми мировыми тенденциями нового тысячелетия.

Литература

  1. Лебедева А. Россия стала одним из ведущих игроков на арене международного туризма [электронный ресурс]. URL: http://www.biztass.ru/news/id/3872 (дата обращения 23.09.2013).
  2. Въезд в Россию иностранных граждан и выезд за границу российских граждан по целям поездок 1995—2003 гг. [электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b04_42/IssWWW.exe/Stg/d010/i010040r.htm (дата обращения 23.09.2013).
  3. Материалы «круглого стола» Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии от 19 ноября 2012 года. [электронный ресурс]. URL: http://zmdosie.ru/resursy/les/1287-pravovoe-obespechenie (дата обращения 23.09.2013)
  4. Фоменко М.А. Местные программы в сфере природопользования для устойчивого развития. Ярославль: НПП «Кадастр», 2001. 160 с.
  5. Sklair L. Sociology of the Global System. Hemel Hempstead, 1991.
  6. Соловьев В. П. Инновационная деятельность как системный процесс в конкурентной экономике (Синергетические эффекты инноваций) / К.: Феникс. 2004. . Т. 560. 213 с.
  7. Опыт и перспективы интеграции охраняемых природных территорий в социально-экономическое развитие регионов РФ. Сб. материалов / Под ред. В.Н. Тырлышкина, Т.Ю. Минаевой. Тула: Гриф и К°, 2001. 132 C.
  8. Кортелайнен Я., Котилайнен Ю., Тысячнюк М. Транснациональное управление лесами: ядра глобального дизайна, сети управления, форумы, места реализации // Журнал социологии и социальной антропологии. 2010. Т. XII. Специальный выпуск. С .12-34.

Звягина Е.С.

Институционнальные инновации в системе особо охраняемых природных территорий, как фактор развития регионального общества РФ

  • Институты территориального развития


Яндекс.Метрика