Уголовная ответственность за коммерческий подкуп при соучастии в преступлении

Брусницына А.А.

С точки зрения теории уголовного права квалификация соучастия в коммерческом подкупе отвечает общим правилам учения о соучастии, при этом, однако, имеет и некоторые специфические черты.

Согласно теории уголовного права соучастие в преступлении является особой формой преступной деятельности, в которой находит свое отражение объединение усилий нескольких лиц в целях достижения единого для соучастников преступного результата. В соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении «признаётся умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления». Соучастниками преступления могут быть только лица, отвечающие общим условиям уголовной ответственности, то есть вменяемые лица, достигшие возраста, установленного Уголовным кодексом РФ (ст. 19-23 УК РФ).

Необходимым признаком, без которого невозможно соучастие, является совместность действий соучастников и их согласованность. Совместное участие в совершении преступления по мнению Е. Строгоновой, предполагает:

  • взаимную осведомлённость соучастников о преступной деятельности друг друга (двусторонняя связь, включающая обмен информацией в любой знаковой форме);
  • единое намерение совершить преступление (цели и мотивы соучастников  могут быть при этом различными);
  • объединение усилий соучастников преступления [1].

Приведенные признаки совместности позволяют рассматривать  соучастие как определённую целостность и тем самым обосновать причинную связь между действиями соучастников и наступившим преступным последствием.

Состав совместного участия в совершении преступления является формальным. Преступления с формальным составом могут быть совершены, гак правило, с прямым умыслом (косвенный умысел исключается). Соучастник преступления осознаёт общественную опасность своих  действий и одновременно осознаёт суть и общественную опасность действий других соучастников, с которыми он соглашается. Умыслом соучастников охватывается возможность или невозможность наступления преступных последствий совместно совершаемого преступления. Волевой момент умысла соучастников характеризуется желанием и сознательным допущением наступления преступного результата.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" сказано: "Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе хотя бы одним из входящих в преступную группу должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации" [2]. Таким образом, такая форма соучастия, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору при коммерческом подкупе, полностью соответствует характеристике этой формы соучастия в общей теории уголовного права.

Организованную  группу отличают от группы лиц по предварительному сговору признаки устойчивости и объединенности. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях", повторяя, что организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, добавляет и новое отличительное свойство – наличие организатора и руководителя: "Исходя из положений статьи 35 УК РФ организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и (или) руководителя. В организованную группу (пункт "а" части 4 статьи 204 УК РФ), кроме одного или нескольких должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут входить лица, не обладающие признаками специального субъекта получения взятки или коммерческого подкупа" [2].

Однако, организатора может и не быть, т.к. группа образуется спонтанно, а потом в ней выделяется лидер – руководитель.

Такое лицо, как не обладающее специальными признаками субъекта преступления, не может быть признано исполнителем преступления и несёт уголовную ответственность  за данное преступление в качестве организатора, подстрекателя либо пособника. Его действия квалифицируются по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ. В этом случае субъект, обладающий специальными признаками и участвовавший в совершении преступления, будет нести ответственность как исполнитель, совершивший преступление посредством (посредственный исполнитель).

Пленум  Верховного Суда РФ в своём постановлении  от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" указывает: "должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, поручившие подчиненному по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконное вознаграждение, несет ответственность по части 1 или части 2 статьи 204 УК РФ (как исполнитель), а работник, выполнивший его поручение, - по части 5 статьи 33 и части 1 или части 2 статьи 204 УК РФ" [2], т.е. как пособник.

В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия незаконного  вознаграждения при коммерческом подкупе  хотя бы одним из должностных лиц  или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

С.В. Изосимов отмечает, что при оценке действий соучастников при коммерческом подкупе необходимо учитывать квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и др.), если эти обстоятельства охватывались умыслом соучастников [3].

На  это же указывает и п. 20 постановления  Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях": "Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом" [2].

Чтобы более точно проанализировать проблемы наступления уголовной ответственности за коммерческий подкуп, совершенный в соучастии необходимо рассмотреть юридическую природу института соучастия. В соответствии с одной теорией соучастие имеет акцессорную природу (от латинского слова accessorium – «дополнительный», «несамостоятельный»). Сущность акцессорности соучастия выражается в том, что главным действующим лицом соучастия признается исполнитель, деятельность же остальных соучастников является дополнительной по отношению к действиям исполнителя. Уголовная ответственность соучастников полностью зависит от характера действий исполнителя и привлечения его к ответственности. Если в действиях исполнителя содержится состав преступления и он подлежит наказанию, то и действия соучастников считаются наказуемыми, если же исполнитель не привлекается к ответственности, то не может наступать ответственность и соучастников.

Сторонник акцессорной природы соучастия М.И. Ковалев считает,  что состав преступления выполняется  непосредственным исполнителем, остальными  же соучастниками «сам состав преступления не выполняется», а в действиях подстрекателей и пособников есть некий «общий состав преступления», который и определяет их ответственность [4]. Главным выводом теории акцессорности соучастия можно считать положение о том, что соучастник подлежит ответственности за свои действия только в случае наказуемости действий исполнителя. Также в соответствии с этой теорией квалификация действий соучастника производится по той же статье УК РФ, по которой подлежит ответственности исполнитель.  По сути это означает, что акцессорная теория по сути оставляет за пределами наказуемости ряд действий организаторов, подстрекателей и пособников. Поэтому, чтобы в какой-то мере смягчить это положение, впоследствии она была дополнена учением о посредственном исполнении преступления.

Сторонниками другой теории соучастия являются Гришаев П.И., Кригер Г.А., Бурчак Ф.Г., которые рассматривают соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности. Ф.Г. Бурчак считает, что соучастие является акцессорным, если существует зависимость организатора, подстрекателя и пособника от степени осуществления исполнителем преступного умысла [5].

Таким образом, в теории уголовного права сложились две сформировавшиеся конструкции соучастия. Одна из них признает акцессорный (несамостоятельный) характер соучастия, другая – рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности.

Тумаркина Л.П. говорит о том, что «весьма важным является вопрос об уголовной ответственности соучастников коммерческого подкупа при освобождении от ответственности исполнителя на основании положений, указанных в примечании к ст. 204 УК РФ» [6]. Весьма справедливо утверждение, что характер ответственности соучастников изменяться не должен. Акцессорная теория, описанная выше, связывает наступление ответственности соучастника с действиями исполнителя при совместном совершении преступления. Основания освобождения от уголовной ответственности, указанные в примечании к ст. 204 УК РФ, применимы только на стадии оконченного преступления, то есть после фактического совершения преступления, закрепленного в ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ. Соответственно данные основания должны применяться индивидуально по отношению к конкретному лицу и не должны влиять на характер ответственности других лиц, способствовавших совершению преступления. Таким образом, при освобождении от уголовной ответственности исполнителя преступления, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ, по основаниям, закрепленным в примечании к ст. 204 УК РФ, действия иных соучастников коммерческого подкупа подлежат квалификации как соучастие в оконченном преступлении.

Литература

  1. Организованная преступность, законодательные, уголовно-процессуальные, криминалистические аспекты.: Учебник / Под ред. Е. Строгоновой. СПб.: Питер, 2003. 214 с.
  2. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24 (ред. от 03.12.2013) // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 9. сентябрь. 2013.
  3. Изосимов С.В. Коммерческий подкуп, его организованность и другие характеристики // Криминальная экономика и организованная преступность, 2007. С. 52.
  4. Ковалев М.И. Уголовное право. Общая часть. М.: ИНФРА М-НОРМА, 2005. 544 с.
  5. Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и  правовые проблемы. Киев, 1986. 231 с.
  6. Тумаркина Л.П. Уголовная ответственность за коммерческий подкуп. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М.: Ин-ут межд. права и эк-ки, 2007. 28 с.

Брусницына А.А.

Уголовная ответственность за коммерческий подкуп при соучастии в преступлении

  • Уголовно-правовая ответственность за посягательства на интересы личности и общественной безопасности


Яндекс.Метрика