Борьба с организованной преступностью: к вопросу установления ответственности юридических лиц

Мальцева Т.В.

Организованная преступность – многовековое явление. Она несет свое начало с древнего мира. Организованная преступность многие десятилетия «сопровождает» экономическое и политическое развитие большинства стран мира. Эта проблема актуальна для западных стран – США, Германии, Франции, в которых борьба с организованной преступностью ведётся наиболее эффективно, для развивающихся стран, эта проблема мешает их развитию. Россия не стала исключением из этого списка.

По мнению многих авторов, входя в мировое сообщество, Россия берет на себя обязательства учитывать международные стандарты и рекомендации, в частности непосредственно касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с правонарушениями, совершаемыми юридическими лицами [1].

В Уголовном кодексе Российской Федерации не предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц, несмотря на то, что такие попытки предпринимались при его разработке.

На сайте Следственного комитета РФ был обнародован проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц» [2] .

В нем причастность юридического лица к преступлению определяется как совершение преступления в интересах юридического лица либо использование юридического лица в целях совершения, сокрытия преступления или последствий преступления. При этом причастность будет иметь место лишь в случаях совершения таких преступлений специальным субъектом, в качестве которого предусмотрено физическое лицо, выполняющее в юридическом лице управленческие функции[3].

Структура предложенного законопроекта в полной мере отвечает мировым стандартам уголовной ответственности юридических лиц, на ней построено большинство зарубежных институтов уголовной ответственности юридических лиц. 

В соответствии с законом организованной группой признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ). Основным признаком организованной группы, отличающей ее от группы лиц по предварительному сговору, является устойчивость. Законодатель не объясняет содержание этого признака. По мнению некоторых ученых, определяющим признаком организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие организатора или руководителя группы, так как организатор создает группу, осуществляет подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает направленную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника [4. c.9].

Вопросы уголовной ответственности юридических лиц обсуждается как на российском, так и на международном уровне. 27 января 1999 г. Совет Европы принял Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию [5, ст. 2394] (ETS № 173), которая предусматривает обязательства стран-участников по криминализации коррупционных деяний, в том числе введение ответственности не только для физических, но и юридических лиц. При этом в самой Конвенции (подпункт «d» ст. 1) дается разъяснение, что понимается под юридическим лицом: это «любое образование, имеющее таковой статус в силу применимого национального права, за исключением государств или других публичных органов, действующих в осуществление государственных полномочий, а также межправительственных организаций» [6, c. 318].

Согласно статьи 18 Конвенции, содержит положение о том, что «каждое государство принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для обеспечения того, чтобы юридические лица могли быть привлечены к ответственности в связи с совершением уголовных преступлений, заключающихся в активном подкупе, злоупотребление влиянием в корыстных целях и отмывании доходов, признанных в качестве таковых  в соответствии с настоящей Конвенцией и совершенных в интересах каким-либо физическим лицом, действующем в своем личном качестве или в составе органа юридического лица и занимающим руководящую должность в юридическом лице, в процессе выполнения представительских функций от имени юридического лица; или осуществления права на принятие решений от имени юридического лица; или осуществления контрольных функций в рамках юридического лица; а также в связи с участием такого физического лица в вышеупомянутых правонарушениях в качестве соучастника или подстрекателя».

Международно-правовые документы, посвященные сплоченности государств в борьбе с организованной преступностью, создает условия для развития таких опасных социальных явлений, как коррупция (особый ее вид - корпоративная коррупция), экологическая преступность, финансирование терроризма и организованной преступности.

Статья 10 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, предлагает каждому государству-участнику принимать «такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в серьезных преступлениях, к которым причастна организованная преступная группа, и за преступления, признанные таковыми в соответствии со ст. 5, 6, 8 и 23 настоящей Конвенции» [7, cт. 3882].

Перечисленные документы ратифицированы Российской Федерацией без заявлений или оговорок касающихся ответственности юридических лиц. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ гласит: «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

По мнению  профессора кафедры бизнеса Канзасского университета  Дугласа Хьюстона, коррупция порождает негативные внешние последствия; тем не менее, совокупность таких издержек может быть значительно меньше краткосрочных экономических выгод, возникающих за счет того, что коррупция способствует развитию производства и торговли [8, cт. 3882].

3 декабря 2013 года – Международное движение Transparency International представило Индекс восприятия коррупции (ИВК) за 2013 год. В этом году в рейтинг вошли 177 стран, которые ранжируются по шкале от 0 до 100 баллов. Ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто – наименьший. За год Россия поднялась в списке со 133-го на 127-е место, однако абсолютные показатели не изменились: наша страна удостоилась от экспертов 28 баллов из 100 возможных [9]. Столько же получили Азербайджан, Пакистан, Никарагуа, Мали, Мадагаскар, Ливан, Гамбия и Коморские острова [10].

В развивающихся странах процессы против коррупционеров могут стать источником дохода для инвесторов, которые не боятся принять участие в судебных разбирательствах. Инвестиции в различные разбирательства в расчете на компенсацию ущерба через суд стали особенно по­пулярны после финансового кризиса 2008 года. Как правило, хедж-фонды выделяют юридическим фирмам деньги на ведение потенциально беспроигрышных процессов, получая за это часть средств, которые суд впоследствии обязывает выплачивать ответчиков.

Больше всего вложений, как правило, требуют международные дела, в рамках которых необходимо изъять средства с офшорных счетов фирм-однодневок. Чтобы раскопать всю цепочку фиктивных компаний, могут потребоваться расходы в размере 1-3 млн долл., говорит глава Martin Kenney & Co Мартин Кенни [11].

Российскому уголовному праву так же известен институт уголовной ответственности юридических лиц, на примере Нюрнбергского процесса Международного военного трибунала, проходившего в ноябре 1945 г. октябре 1946 г., рассматривая дела о виновности главных военных преступников Второй мировой войны, вновь поставил вопрос об уголовной ответственности юридических лиц [12, c. 82]. Выдвинуто два критерия преступности организации как таковой, т.е. организации в целом: во-первых, организация должна быть добровольной; во-вторых, преступные цели организации должны быть настолько широко известны, что все ее члены должны были и могли отдавать себе отчет в них [13, c. 195-197].

Так же неоднократно возникал вопрос о необходимости введения в отечественное законодательство института уголовной ответственности юридических лиц за налоговые, экономические, экологические правонарушения.

Например, экологические правонарушения  можно изложить в следующем виде:

  • уголовная ответственность предполагает другой уровень оценки общественной опасности поведения - не как хозяйственного правонарушения, а как общественно опасного деяния, вредного для здоровья людей и живых ресурсов (флоры, фауны) природы;
  • невозможно возложить на юридическое лицо гражданско-правовую ответственность в случаях, когда последствия деяния нельзя оценить в денежном выражении по существующим методикам (постепенное усыхание лесов от выбросов в воздух вредных веществ, загрязнение водоемов, почвы), когда истинные размеры экологической катастрофы можно определить лишь по прошествии длительного времени; когда трудно или невозможно установить вину конкретного физического лица, так как она обусловлена халатностью, недобросовестностью, незнанием и ошибками других работников производства или ошибками проектировщиков;
  • уголовно-правовые санкции, применяемые за экологические преступления, должны сделать экономически невыгодным для всего предприятия занятие экологически вредной производственной деятельностью;
  • привлечение юридических лиц к уголовной ответственности поможет восполнить пробел уголовного закона в тех случаях, когда физические лица «прячутся за спину» юридического лица, собственниками или участниками которого они являются [14.c. 7-10].

 

Сложности возникают при разграничении административной и уголовной ответственности. По административному праву разрешена эксплуатация окружающей среды, которая крайне вредна для экологии.

Сторонники введения уголовной ответственности юридических лиц подчеркивали значительный ущерб, причиняемый такими правонарушениями, когда в рамках гражданского и административного законодательства применяемые штрафные санкции к организациям не соответствуют размеру причиненного вреда [15, c.5].

Российское уголовное право и уголовное законодательство руководствуется тем, что субъектом преступления, может быть только физическое лицо, и это положение прописано в ст. 19 УК РФ.

Организованной преступностью активно используются организационно-правовые формы юридического лица, интересы преступности продолжают перемещаться в экономику, а юридические лица становятся субъектами подкупа должностных лиц.

Мировой практике известно множество примеров того, что субъектами коррупционных преступлений являются не только отдельные физические лица, но и корпоративные (коллективные) образования. Корпорации очень часто предоставляют нелегальные вознаграждения высокопоставленным чиновникам, например, за возможность получить крупный контракт [16, c.32].

На основании ч. 1 ст. 60 УК РФ любому (в том числе юридическому) лицу, признанному виновным в совершении преступления, должно назначаться справедливое наказание в пределах, предусмотренных УК РФ. При назначении наказания коллективному субъекту преступления:

  1. следует руководствоваться принципом равенства перед законом, на основании которого юридические лица подлежат уголовной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности;
  2. необходимо учитывать следующие обстоятельства: характер и степень общественной опасности преступления; экономическую выгоду, полученную от незаконной деятельности; имущественное и финансово-экономическое положение коллективного субъекта; осуществление коллективным субъектом социально значимой деятельности; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

 

Установление уголовной ответственности корпоративных (коллективных) образований, в том числе за коррупционные, экономические, экологические преступления и т. п., поможет привести в соответствие меры борьбы организованной преступностью, представляющих повышенную степень общественной опасности, и обеспечит более полную реализацию принципа неизбежности ответственности.

Литература

  1. Антонова Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц в  международной практике // Юридический мир. 2008. № 7.

  2. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). М., 1997. С.9.

  3. Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (заключена в г. Страсбурге 27.01.1999) Конвенция ратифицирована Федеральным законом от 25.07.2006 N 125-ФЗ. // СЗ РФ, 2009. № 20. ст. 2394.

  4. Международное уголовное право в документах: В 2 т. / сост. Р.М. Валеев, И.А. Тарханов, А.Р. Каюмова. Казань, 2005. Т. 1. С. 318.

  5. Конвенция против транснациональной организованной преступности (Принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000 Резолюцией 55/25 на 62-ом пленарном заседании 55-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3882.

  6. Способна ли коррупция улучшить состояние дел в экономике? [сайт]. URL: http://polit.ru/article/2008/02/21/houston/ (дата обращения  09.12.2013).

  7. Застряли [сайт]. URL: http://www.transparency.org.ru/   (дата обращения 01.12.2013).

  8. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Преступления против мира и безопасности человечества / науч. ред. А.В. Наумов. СПб., 2004. С. 82.

  9. Нюрнбергский процесс: право против войны и фашизма / под ред. И.А. Ледях, И.И. Лукашука. М., 1995. С. 195 - 197, 206 - 213.

  10. Фаткулин С.Т. Уголовная ответственность юридических лиц за экологические преступления // Законность. 2012.№ 11. С. 7-10.

  11. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998. С.5.

  12. Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствие, реформы / пер. с англ. О.А. Алякринского.  М.: Логос, 2003.  356 с.

  13. Обсуждение законопроектов [сайт]  URL:   http:// www.sledcom.ru/ discussions/ (дата обращения 05.12.3013).

  14. Быстрыкин А. К вопросу о введении в России уголовной ответственности юридических лиц [сайт] URL: http://www.sledcom.ru/blog/detail.php?ID=46194 (дата обращения 05.12.2013).

  15. Россия оказалась в рейтинге коррупции на уровне Мадагаскара и Ливана [сайт]. URL: http://top.rbc.ru/economics/03/12/2013/892427.shtml (дата обращения 01.12.2013).

  16. Как заработать на борьбе с коррупцией [сайт]. URL: http://www.rbcdaily.ru/world/562949989899783 (дата обращения 09.12.2013) 

Мальцева Т.В.

Борьба с организованной преступностью: к вопросу установления ответственности юридических лиц

  • Уголовно-правовая ответственность за посягательства на интересы личности и общественной безопасности


Яндекс.Метрика