Проблемы формирования и использования криминалистических методик расследования коррупционных преступлений

Кыкина А.В.

Достаточно явным фактом является то, что в последние годы меры, которые принимаются государством в направлении противодействия коррупции, хоть и усиливаются, но остаются недостаточно эффективными. Это утверждение подтверждается официальными данными. Председатель Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкин [1] отметил, что на фоне общего снижения преступности на 6%, число выявленных преступлений коррупционной направленности в 2012 г. существенно выросло. За 2012 год зарегистрировано 49 513 (в 2011 г. – 40 407, + 22,5 %) преступлений коррупционной направленности. Органами внутренних дел выявлено 44 993 (37 146) противоправных деяния, следственными органами Следственного комитета Российской Федерации  – 1 026 (942), органами федеральной службы безопасности – 740 (599), органами наркоконтроля – 134 (143), таможенными органами – 10 (14), органами и учреждениями уголовно-исполнительной системы – 125 (61). В первом полугодии в производстве следователей СК РФ находилось 15 852 уголовных дела коррупционной направленности. Это почти на треть больше аналогичного периода прошлого года.

По-прежнему многие криминалисты и криминологи говорят о достаточно высоком уровне латентности коррупционных посягательств. «Их удельный вес в общем количестве зарегистрированных преступлений составляет 1—2%, до суда доходит не более четверти выявленных преступлений, а реальное уголовное наказание несут всего 0,1—0,2% от числа совершивших преступления лиц. Изобличенных  коррумпированных лиц, занимающих высокую государственную должность, вообще единицы»[2, c.4]. В условиях высокой латентности коррупционных правонарушений большое значение имеют меры, которые принимают органы прокуратуры с целью их выявления и постановки на учет.

П.И. Иванов[3, c. 25] отмечает, что к числу основных факторов, которые негативно влияют на эффективность деятельности по раскрытию и расследованию коррупционных преступлений, следует относить такие как: совершение указанных преступлений организованной группой с четким распределением ролей; низкий уровень организации взаимодействия между следователями и оперативными сотрудниками, малочисленность подготовленных в профессиональном плане сотрудников, а также противодействие, оказываемое процессу расследования со стороны высокопоставленных должностных лиц.

К тому же следует добавить и такие факторы как: недостаточность разработанных криминалистических методик расследования коррупционных преступлений, недостаточное внедрение имеющихся в практику, а также теоретическую направленность методик.

По мнению А.В. Бычкова[4, c.4], к числу основополагающих причин столь печального состояния системы криминалистического обеспечения противодействия коррупции относятся: отсутствие единого мнения по поводу понятия и системы коррупционных преступлений для задач создания групповой (комплексной) криминалистической методики их расследования и частных методик;  недостаточная разработанность принципов формирования и использования таких методик.

С.Ю. Косарев [5, c.343], акцентирует внимание на том, что разработка групповых криминалистических методик должна быть осуществлена в соответствии со специальными принципами, некими основополагающими началами нескольких взаимосвязанных частных методик расследования, которые образуют единую группу криминалистических методических научных рекомендаций. В таком случае система криминалистических методик будет упорядоченно выстроена по принципу «от частного к общему». К тому же чем выше степень общности, тем более схематичной («методологичной») и менее подробной будет соответствующая групповая методика.

Позиция И.А. Возгрина [6, c 260-293]: все принципы любых методик расследования преступлений следует разделять на три группы.

К первой относят общие принципы, они формулируют ее базовые положения как особой системы научного знания об организации и осуществлении уголовного преследования лиц, совершивших преступные деяния. К ним относят следующие: принципы историзма, системности криминалистического методического научного знания, единства теории и практики[6, с. 260—268];

Ко второй  частные принципы, они же определяют исходные положения построения и использования частных методик расследования преступлений. К ним относят следующие: принципы законности, конкретности, теоретической обоснованности и практической ценности, плановой основы, ситуационности [6,  с. 270—287];

И в последнюю выделены специальные принципы. Они раскрывают  в целом важнейшие положения о структуре и содержании отдельных групп методик расследования преступлений.

Возгрин также  особо отмечает, что именно групповые методики расследования должны обязательно содержать в своей структуре особый раздел: исходные нормативные, организационные, психологические, методические, этические и иные принципы их построения и использования [6, c.293].

Целесообразно создать групповую методику расследования коррупционных преступлений, такую, которая будет включать в свою структуру множество частных.

Необходимо разработать, представить и внедрить в практику специальные принципы деятельностного характера — принципы применениякриминалистической методики расследования, то есть основополагающие идеи, которыми должен руководствоваться любой субъект уголовного преследования в рамках своей деятельности по выявлению, расследованию, поддержанию государственного обвинения по делам о конкретных преступлениях. Соблюдение этих принципов обеспечивает правоприменителю достижение целей уголовного судопроизводства.

В качестве таких принципов, применительно к общей (групповой) методике расследования коррупционных преступлений, можно выделить следующие положения: во-первых, принцип приоритета ОРМ в выявлении коррупционных преступлений; во-вторых, принцип выявления совокупностей преступлений и серийности их совершения; а также принцип прогнозирования энергичного, высокопрофессионального и эффективного противодействия уголовному преследованию, приоритета его предупреждения.

 В специальном обобщении практики, которое провели Ю.П. Гармаев и А.А. Обухов [7, c. 38-39], отражено, что примерно 80% всех обвинительных приговоров по делам о получении взятки основаны на доказательствах вины, добытых преимущественно в результате проведения оперативного эксперимента по изобличению взяткополучателя. В 56% случаев уголовное преследование прекращалось по основанию недоказанности мотива: корыстной либо иной личной заинтересованности должностных лиц, умысла на получение взятки, следовательно ввиду недоказанности тех обстоятельств, которые чаще всего устанавливаются оперативно-розыскными средствами. 95% опрошенных авторами респондентов из числа следователей и оперативных работников, которые принимали участие в следственных группах по расследованию дел этой категории, считают, что подобные обстоятельства являются наиболее сложными в доказывании.

По большинству коррупционных дел с обвинительными приговорами одним из решающих факторов успеха уголовного преследования было то обстоятельство, что оперативные работники не допустили существенных нарушений законодательства об ОРД, или если нарушение и было допущено,  его последствия были нейтрализованы следователем и/или государственным обвинителем. Многие ученые [8, c. 7] в области науки ОРД постоянно высказывают предложения о включении в перечень ст. 74 УПК РФ результатов ОРД как доказательств.

Существенным признаком коррупционных преступлений является то, что в практике они редко бывают единичными. Такие преступления в основном совершаются серийно, а при квалификации они чаще всего подпадают под признаки различных совокупностей составов преступлений.

В связи с чем, представителям стороны обвинения следует акцентировать внимание на следующем: если собран материал (проведены ОРМ, получено заявление, возбуждено уголовное дело) по признакам любого из коррупционных преступлений, то следует уже на первоначальной стадии расследования и далее в ходе следствия предпринять следующие действия:

  • выдвигать и проверять версии о систематическом характере преступной деятельности;
  • исследовать не один эпизод, а всю соответствующую профессиональную и иную деятельность коррупционеров — должностных лиц, их ближайшего окружения, третьих лиц, выдвигать версии о соучастниках преступлений; при наличии оснований — о деятельности ОПГ, ОПС.

Также необходимо помнить, что коррупционные преступления совершаются должностными лицами и «управленцами» в связи с их профессиональной деятельностью, в рамках правоотношений, в которых они, как правило, являются специалистами высокой квалификации. Это, в свою очередь, означает, что преступники часто обладают значительным объемом полномочий, навыков, опыта в определенных сферах деятельности. Соисполнителями и иными соучастниками преступлений являются должностные лица и государственные служащие, в том числе работники правоохранительной, судебной системы, органов юстиции, иные влиятельные люди, которые обладают властными полномочиями и авторитетом. Это становится серьезным препятствием на пути к объективному, полному и всестороннему исследованию обстоятельств дела, а значит, может предопределить активное, профессиональное и эффективное противодействие уголовному преследованию.

В качестве одного из тактических приемов преодоления противодействия разумно и целесообразно было бы использовать возможности привлечения к дисциплинарной ответственности отдельных лиц на основании норм ФЗ «О противодействии коррупции».

Полагаю, что для целей создания криминалистических методик расследования ее необходимо формировать на основании критерия сферы коррупционной деятельности, учитывать реальную распространенность таких  преступлений в стране, по регионам. Внедрение методики расследования подобной категории преступлений,  их применение способствует выведению расследования таких уголовных дел на новый уровень.

Литература

  1. «Кривая роста»: коррупционных преступлений в России стало больше // Рос. газ. — 2012.
  2. Городилов А.А., Куликов А.В., Таранин Б.А. Документирование взяточничества и коммерческого подкупа. — Калининград, 2007.
  3. Иванов П.И. Актуальные проблемы использования результатов ОРД при расследовании преступлений коррупционной направленности // Рос. следователь. — 2012. — № 1.
  4. Бычков А.В. Принципы формирования и использования криминалистических методик расследования коррупционных преступлений// Криминалистика.-2013.-№2(52).
  5. Косарев С.Ю. История и теория криминалистических методик расследования преступлений /под ред. В.И. Рохлина. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2008.
  6. Возгрин И.А. Введение в криминалистику: история, основы теории, библиография. — СПб. :Юрид. центр Пресс, 2003.
  7. Гармаев Ю.П. Основы методики расследования и поддержания государственного обвинения по делам о взяточничестве. — Улан-Удэ : Изд-во БГУ, 2006.
  8. Марзаев Э.В. Оперативно-розыскные меры по борьбе с экономическими преступлениями в сфере государственных внебюджетных фондов (по материалам подразделений БЭП) : автореф. дис. .канд. юрид. наук. — М., 2009.

Кыкина А.В.

Проблемы формирования и использования криминалистических методик расследования коррупционных преступлений

  • Правовое регулирование жизнедеятельности общества


Яндекс.Метрика