Досудебное соглашение о сотрудничестве: некоторые проблемы правового регулирования

Брусницына А.А.

В западных странах давно практикуются сделки с правосудием. Например, в американском уголовном процессе заключаются два типа сделок - о признании вины и о сотрудничестве со следствием[1]. Такие словосочетания, как "заключение соглашения", "заключение сделки", в сфере уголовно-процессуальных отношений ассоциируются с чем-то незаконным, нелегальным и аморальным, хотя, как правильно указывает А. Каретников, "в этих сделках всегда заложены компромисс, сотрудничество, а эти явления выработаны и апробированы в течение веков в качестве необходимых инструментов, используемых человеком в социальной деятельности... И нет никаких оснований исключать указанный инструментарий и из уголовно-процессуальной деятельности"[2].

Федеральным законом № 141-ФЗ от 29 июня 2009 г. в Уголовно-процессуальный кодекс РФ была введена глава 40.1, регламентирующая условия, порядок, форму и правовые последствия заключения обвиняемым (подозреваемым) досудебного соглашения о сотрудничестве. Тем самым идея "сделки с правосудием", первым шагом к которой является введенный ранее особый порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (глава 40 УПК), получила дальнейшее законодательное развитие.

Досудебному соглашению о сотрудничестве посвящено множество публикаций, анализ которых позволяет выявить наиболее дискуссионные вопросы. Рассмотрим некоторые актуальные проблемы рассматриваемого института.

Статья 317.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ возлагает инициативу заключения досудебного соглашения о сотрудничестве на подозреваемого (обвиняемого), который подает на имя прокурора соответствующее ходатайство. Однако статьи Уголовно-процессуального кодекса РФ, устанавливающие права подозреваемых и обвиняемых (ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 47 УПК РФ) не содержат указания на данное право, предоставленное им.  Таким образом, при предъявлении обвинения (ст. 172 УПК РФ) и уведомлении о подозрении (ст. 223.1 УПК РФ) следователь либо дознаватель не обязаны разъяснять обвиняемому и подозреваемому их права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако, как отмечают Степаненко и Днепровская разъяснение сущности и правовых последствий заключения досудебного соглашения о сотрудничестве уже на первом допросе будет повышать вероятность возникновения у подозреваемого и обвиняемого мотивации к сотрудничеству со следствием и сообщения сведений, способствующих раскрытию и расследованию преступлений[3]. Необходимо дополнить ч. 4 ст. 46 УПК РФ и ч. 4 ст. 47 УПК РФ положением о праве подозреваемого (обвиняемого) на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Также в нормы, регулирующие порядок первого допроса подозреваемого и обвиняемого следует внести дополнение об обязанности следователя либо дознавателя выяснить у них наличие желания заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. При наличии такого желания следствие может получить доступ к ценной информации на начальных этапах расследования.

Другим важным вопросом, прямо не урегулированным в законодательстве и вызывающим определенные трудности в судебной практике является возможность заключения соглашения о сотрудничестве с обвиняемым, если по своему уголовному делу он привлекается к ответственности один, в отсутствие соучастников.

Статья 317.1 УПК РФ говорит о возможности заключения досудебного соглашения в целях изобличения других соучастников преступления. К этому утверждению приводит и содержание пояснительной записки к закону, дополнившему УПК РФ главой, в которой указано, что институт досудебного соглашения вводился для борьбы с организованной преступностью и коррупцией, т.е. для борьбы с групповыми преступлениями.

Кроме того, содержание всей главы 40.1 УПК ориентирует на преступления, совершенные соучастниками. Указанный вывод можно сделать из содержания ч. 4 ст. 317.6 УПК РФ, в которой закреплено: "Положения настоящей главы не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности".

Многие специалисты в области уголовного процесса в публикациях указывают на то, что соглашение о сотрудничестве не должно заключаться и особый порядок в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не должен применяться по делу о преступлении, совершенном единолично подозреваемым, обвиняемым[4].

Однако, подобное толкование представляется ограничивающим возможности содействия следствию со стороны лиц, совершивших несколько преступлений, в том числе имеющих серийный характер. При наличии желания лица, совершившего несколько преступлений заключить досудебное соглашение о сотрудничестве, но отсутствии надлежащего нормативного механизма, такие преступления могут оказаться нераскрытыми вовсе либо по нескольким эпизодам.

Можно указать на возможность применения в подобных случаях главы 40 УПК РФ, однако для подозреваемого (обвиняемого) глава 40.1 УПК РФ является более предпочтительной, т.к. здесь вправе рассчитывать на назначение ему наказания, не превышающего 1/2 от максимального размера наиболее строгого вида наказания, в то время как при особом порядке судебного разбирательства наказание снижается только до 2/3 этого размера. При этом особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением допускается лишь по делам о преступлениях, максимальная ответственность за которые не превышает 10 лет лишения свободы, в то время как для заключения досудебного соглашения о сотрудничестве таких ограничений не установлено.

Часть 1 статьи 317.4 УПК РФ предусматривает обязательное выделение уголовного дела в отношении подозреваемого или обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, в отдельное производство. Подобное требование обусловлено необходимостью обеспечения безопасности подозреваемого (обвиняемого) в ходе производства предварительного расследования и предстоящей процедурой судебного разбирательства, которая не предусматривает исследования доказательств судом в режиме судебного следствия. В таком контексте положение п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК РФ,  указывающего на право следователя выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, представляется весьма неточным. Толкуя ч. 4 ст. 154 УПК РФ как право, следователи не всегда принимают решение о выделении такого уголовного дела в отдельное производство, в связи с чем суд, получивший уголовное дело с обвинительным заключением и представлением прокурора об особом порядке проведения судебного заседания, лишен возможности его рассмотреть.

Следует остановиться также на преюдициальном значении приговора, постановленного в особом порядке в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, так как два уголовных дела, несомненно, остаются связаны между собой и одно из них будет рассмотрено раньше другого.

В данном контексте вероятно, что уголовное дело в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, будет рассмотрено раньше, т.к. особый порядок принятия судом решений значительно короче по сравнению с традиционным судебным процессом.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 "О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве"[5], вступивший в законную силу приговор, постановленный в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, не может предрешать вопрос о виновности соучастников, совершивших преступление совместно с таким лицом. Но, несмотря на подобное указание Постановления о досудебном соглашении, преюдициальность приговора в отношении иных обвиняемых очевидна[6].

Также при рассмотрении выделенного дела ранее, чем  общего, представляется проблематичным определение роли лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, в изобличении других соучастников преступления, раскрытии и расследовании преступления, розыске имущества, добытого преступным путем. Следовало бы дождаться приговора по другому делу.

Поэтому представляется необходимым установить запрет в ст. 317.7 на проведение судебного заседания в отношении обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, до вступления в законную силу приговора по основному уголовному делу. Подобный подход может исключить несколько неблагоприятных последствий. Во-первых, исключается ситуация, когда лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, будучи осужденным в особом порядке по вступившему в законную силу приговору, по какой-либо причине изменит свою позицию или изменит показания в отношении соучастников преступления по делу, рассматриваемому позднее, или вообще откажется давать показания, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ. Во-вторых, исключается ситуация, когда при наличии вступившего в законную силу приговора в отношении лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, сторона обвинения по общему делу неосновательно получит преимущества в доказывании. Полагаем, что в силу ст. 90 УПК РФ обстоятельства будут признаны установленными вступившим в законную силу приговором, несмотря на то, что он вынесен в особом порядке, когда исследование и оценка доказательств не проводились[6]. В-третьих ограничивается возможность оговора других соучастников лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве. И наконец, намного проще представляется задача определения характера и пределов содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Литература

  1. Кувалдина Ю.В. Предпосылки и перспективы развития компромиссных способов разрешения уголовно-правовых конфликтов в России. Диссер. …канд. юрид. наук. Самара: СамГу, 2011. 272 с. [сайт]. URL: http://www.kalinovsky-k.narod.ru/b/kuvaldina_2011/ (дата обращения 23.11.2014 г.).
  2. Каретников А. Сделки в российском уголовном процессе [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Степаненко Д., Днепровская М. Досудебное соглашение о сотрудничестве // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Саркисянц Р.Р. К вопросу о реализации условий досудебного соглашения при расследовании уголовного дела // Российский следователь. 2012. № 1. С. 48; Овчинников Ю.Г. Процессуальный порядок разъяснения прав подозреваемому или обвиняемому на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. N 15. С. 29 - 31; Тимошенко А. Досудебное соглашение о сотрудничестве: оценка эффективности процессуального института // Уголовное право. 2011. № 4. С. 105 - 111.
  5. О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  6. Степаненко Д.А., Днепровская М.А., Шумилина Н.Ю.. Досудебное соглашение о сотрудничестве: некоторые вопросы практики применения // Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Брусницына А.А.

Досудебное соглашение о сотрудничестве: некоторые проблемы правового регулирования

  • Правовое регулирование жизнедеятельности общества


Яндекс.Метрика