Актуальные проблемы правового регулирования механизма энергоснабжения

Милючева И.Ф.

Исследование действующей законодательной базы Российской Федерации, по поводу отношений, которые складываются в сфере энергоснабжения представляет возможным сделать выводы о том, что отсутствует единый научно-обоснованный механизм правовой регламентации.

В настоящее время механизм совершенно не соответствует специфике регулируемых отношений в энергетическом секторе. Построение механизма правовой регламентации в настоящее время идет не от причины, то есть особенностей экономических отношений, а от следствия - возникает путаница в правоприменительной деятельности, принимается нормативный акт или разъяснение, а комплексный подход отсутствует. Это негативно сказывается на реализации правовых норм.

В теории на протяжении многих лет искусственно создается такая схема общественных отношений, которая бы совпадала со сложившейся системой права. В Гражданском кодексе Российской Федерации законодателем дано определение, что энергоснабжение – это разновидность купли-продажи, значит, все отношения, связанные со снабжением энергией и схожими ресурсами, подстраиваются под эту договорную конструкцию. Следовательно, возникают конфликты публичных и частных интересов и непосредственно юридические конфликты, приводящие к принятию постоянных поправок или новых нормативных актов.

Необходимо направить внимание на то, в той ли системе законодательства находятся нормы об энергоснабжении? Уже пора дать объективную оценку правовым статусам субъектов этой экономической отрасли и правовому режиму объектов, по поводу которых возникают правоотношения, и вывести энергоснабжение и схожие с ним виды снабжения за рамки гражданского права.

Для подтверждения данных предположений о том, что отношения по энергоснабжению не вписываются в рамки системы гражданского законодательства, требуют специфического регулирования и предопределяют существование особой правовой формы, приведем несколько доводов.

Отношения по энергоснабжению представляют собой особый вид отношений, в регулировании и формировании которых большую роль играют органы государственной власти, правовой статус которых позволяет говорить о них как об особом субъекте правоотношений.

Одним из основных положений в обозначенной сфере является государственное регулирование цен на электроэнергию, которая поставляется населению, и на территориях, не включенные в ценовые зоны оптового рынка. Точнее сказать, отношения по снабжению энергетическими ресурсами характеризуются наличием субъекта, наделенного административной властью по отношению к другим участникам. Присутствие такого лица в правоотношениях, а соответственно, и механизм их построения, не совсем сочетаются с основами гражданского законодательства: в частности, с равенством участников регулируемых отношений, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, потребность в беспрепятственной реализации гражданских прав(ст. 1 Гражданского кодекса РФ).

Наделив государственные органы особыми правомочиями, законодатель исключил отношения по энергоснабжению из системы договорных отношений, основанных на равенстве и автономии воли (п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ).

Если общественные отношения выходят за рамки начал, на которых основывается гражданское законодательство, и не подпадают под признаки отношений, регулируемых гражданским законодательством, то насколько законно и обосновано использование для их урегулирования исключительно гражданско-правовые средства? Насколько это сочетается с принципом правового регулирования, закрепленным в п. 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ?

Наличие властного субъекта объективно требует применения, наряду с гражданско-правовыми средствами, административно-правовых. Переход к принципиально новому механизму правового регулирования, строящемуся на основе сочетания гражданских и административно-правовых принципов, позволил бы выйти из ситуации дисбаланса между фактически существующими экономическими отношениями (с особым публичным интересом) и системой права.

Немаловажное замечание можно сделать по поводу отсутствия четкого формулирования правового режима объект в энергоснабжении и снабжению схожими ресурсами.

Для примера обратимся к ст. 1 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике». Данная статья определяет предмет регулирования закона, а именно: установление правовых основ экономических отношений в сфере электроэнергетики, определение полномочий органов государственной власти на регулирование этих отношений, основных прав и обязанностей субъектов электроэнергетики при осуществлении деятельности в сфере электроэнергетики (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) и потребителей электрической энергии [1].

Актуальный недостаток понятийного аппарата в полном объеме можно проследить, обратившись  к ст. 1 Федерального закона РФ от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» [2] , где к предмету регулирования отнесено создание нормативно-правовой базы общеэкономических отношений, которые возникают  с производством, передачей, потреблением тепловой энергии и мощности, с применением систем теплоснабжения, создания, работы и развития таких систем; и выявление полномочий органов государственной власти, органов местного самоуправления муниципальных образований по управлению и проверке сферы теплоснабжения, прав и обязанностей потребителей тепловой энергии, предприятий теплоснабжения, тепловые компании.

Прежде чем квалифицировать договорные отношения, необходимо разобраться в понятии «энергия» с правовой точки зрения . Следует предположить, что данная категория должна иметь четкое нормативное определение, потому что она предопределяет содержание возникающего в отношении нее права, а соответственно, природу правоотношения и механизм правового регулирования.

Ни в одном нормативном документе не удалось найти легального определения «энергии» или «электрической энергии». Возникает вопрос: что является объектом правоотношений, регулируемых целым сводом нормативных актов, именуемым законодательством об энергоснабжении?

К сожалению, научных исследований правовой сущности электроэнергии как объекта гражданских прав, правоотношений или экономического оборота до сих пор нет.

С понятием «тепловая энергия» ситуация обстоит несколько иным образом. В п. 1 статьи 2 Федерального закона «О теплоснабжении»  содержится определение тепловой энергии: «энергетический ресурс, при потреблении которого изменяются термодинамические параметры теплоносителей (температура, давление)». В свою очередь определение понятия  «энергетический ресурс» содержится в Федеральном законе от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [3]: «…энергетический ресурс – носитель энергии, энергия которого используется или может быть использована при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, а также вид энергии (атомная, тепловая, электрическая, электромагнитная энергия или другой вид энергии)». Исходя из приведенного определения, попытаемся определить место энергоресурсов в системе объектов гражданских правоотношений.

Основные положения официальной теории классификации объектов гражданских прав находит свое отражение в ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Названные в статье типы объектов можно разделить на следующие группы:

  1. вещественные блага (вещи, имущество, имущественные права);
  2. деятельность (работа и услуги);
  3. невещественные блага (результаты интеллектуальной деятельности);
  4. нематериальные блага.

Если исходить из того, что энергоснабжение – это гражданские правоотношения, то правовой режим «энергии» как объекта должен совпадать с правовым режимом одной из указанных групп объектов.

Цивилистами отмечается, что перед современной наукой достаточно остро стоит юридическая проблема поиска адекватных правовых форм для вовлечения в правовую реальность различных видов энергии [4, С.340]

Так, С.М. Корнеев отстаивал позицию, согласно которой «энергия, в отличие от вещей, представляет собой определенное свойство материи» [5, С.118], а М.М. Агарков отмечал, что «электрическая энергия не является ни правом, ни вещью» [6, С.13-14].

Несмотря на то, что в настоящее время в качестве господствующего сохраняется мнение об энергии как о вещи, определенной родовыми признаками [7, С.219], в современной юридической литературе их вещная природа все больше ставится под сомнение [8, С.43].

Если провести сравнительный анализ свойств и качеств вещи, предопределяющих ее юридическую материю, и энергии, то следует вывод, что последняя представляет собой материально неосязаемое благо, то есть не является вещью. Раз энергия – это не вещь, то и вещно-правовые конструкции и присущие им механизмы правового регулирования здесь не применимы. Соответственно, необходимо определиться с правовым режимом объекта прав, а уже потом разрабатывать с учетом его специфики механизм правового регулирования.

Теоретики, рассматривающие проблемы правовой регламентации отношений, связанных с различными видами обслуживания, выделяют в качестве особого элемента содержания данных правоотношений именно «использование» [9, С.109]. Были сделаны попытки определить категорию "использование" применительно к правоотношениям, возникшим в отношении интеллектуальной собственности. Было предложено рассмотреть "использование" в качестве мер, направленных на использование объектов интеллектуальной собственности в гражданском обороте, в связи с их нематериальным содержанием и реализована в целях удовлетворения участников гражданского оборота их интеллектуальной собственности, предпринимательской, коммерческой и др. [10, С.134]

Сейчас в отдельных нормативно-правовых актах термин «использование» законодателем применяется в составе терминов «режим использования» или «право использования», хотя их содержание не раскрывается.

Полагаем, что в силу особых свойств энергии как объекта, к отношениям по энергоснабжению не применима вещно-правовая конструкция права собственности. Энергией невозможно владеть, пользоваться и распоряжаться в пределах, допустимых в отношении вещей.

Суммируя сказанное, хотелось бы отметить, что на сегодняшний день требуется, прежде всего, научное обоснование принципов и презумпций, на базе которых будет строиться механизм правового регулирования отношений по энергоснабжению с учетом особенностей функций всех групп участников данных отношений.

Литература

  1. Oб электpoэнеpгетике: Федеpaльный зaкoн oт 26 мapтa 2003 г. № 35-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2003. № 13. Ст. 1177.
  2. О теплоснабжении: Федеральный закон от 27 июля 2010 № 190-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2010. № 31. Ст. 4159.
  3. Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 23 ноября 2009 № 261-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2009. № 48. Ст. 5711.
  4. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 340.
  5. Корнеев С.М. Юридическая природа договора энергоснабжения // Закон. 1995. № 7. С. 118.
  6. Агарков М.М. Подряд (текст и комментарий к статьям 220–235 ГК РФ). М., 1924. С. 13–14.
  7. Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 86; Гражданское право: учебник / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.  2-е изд.  М., 1999. Т. 1. С. 219.
  8. Богданова Е.Е. Особенности защиты прав и интересов сторон в договоре энергоснабжения // Право и экономика. 2003. № 2. С. 43.
  9. Благодир А.Л. Правовое регулирование социального обслуживания граждан: дис. … к.ю.н. М., 2002. С. 109.
  10. Малышева Е.Ю. Элементы гражданско-правовых отношений в области интеллектуальной собственности: дис. … к.ю.н.  М., 1997. С. 134.

Милючева И.Ф.

Актуальные проблемы правового регулирования механизма энергоснабжения

  • Правовое регулирование жизнедеятельности общества


Яндекс.Метрика