Политика городского развития и сохранение социально-исторической памяти горожан

Андрианова В.А.

Политика городского развития должна придерживаться новых моделей управления, и направлена на повышение уровня информированности жителей, в том числе, с использованием системы ИКТ и развитием политики прямого участия. Для любого города необходимо решение следующих проблем:

  1. Отсутствие развитой публичной жизни и соответствующей инфраструктуры. Нужно преодолеть загруженность жителей повседневными заботами.
  2. Проблема активности и свободного времени. Преодоление культивирования исключительно потребительского поведения к жизни и обеспечение государственной поддержкой.
  3. Проблема историчности и сохранения целостности и идентичности жизни в городах [1, с. 11]. 

В данной статье хотелось бы заострить внимание именно на последней проблеме. Причины, порождающие подобную проблему:

  1. Правовой нигилизм жителей.
  2. Социальная разобщенность населения города.
  3. Отсутствие комплексной политики городского развития.
  4. Неэффективность общественных институтов.
  5. Неразвитое местное самоуправление.

Фактически во всех городах проявляются многочисленные разрывы на всех уровнях. Общественная апатия порождает ряд других проблем, например, понижение культурного уровня взаимодействий «власть-жители». Немаловажным является разрыв в межличностной и межинституциональной коммуникации. Ярко проявляется данная проблема зачастую в культурных конфликтах национального характера. Все эти конфликтные составляющие не позволяют сформировать город как целостный объект в коллективном сознании жителей. Барьеры и различия наблюдаются и между различными социальными группами, между поколениями, и даже между отдельными индивидами.

Для городской власти эти проблемы могут казаться настолько глубокими, что власть может посчитать их решение невозможным. «Так, например, жители Вены, почувствовав, что перестали жить как город, потратили 4 года только на то, чтобы поставить эту проблему перед заинтересованными в возрождении города субъектами и договориться о начале работ» [1, с. 12]. Власть имеет колоссальное влияние на сознание людей. Она часто использует механизмы манипулирование электоратом, и «мерчандайзинг», когда единственный путь к нужному товару в магазине предполагает знакомство со всем ассортиментом, а запах кофе или корицы с яблоками в магазине побуждает к импульсивным покупкам [2, с. 29]. 

Коллективная социально-историческая память стала исследоваться относительно недавно. Коллективное обитание – активная практика, в ходе которой мир «интериоризируется» в ходе бесконечных интерпретаций так, что на окружающей среде запечатлеваются следы случайных изобретений, иногда меняющих ее социальную функцию [2, с. 25]. Коллективной памятью являются маркированные площади, на которых во многих городах устанавливают сакральные места («места памяти»). Такие особые изолированные места являются воплощением мемориального сознания. Существует термин «комеморация» – многочисленные способы, с помощью которых в обществе закрепляется, сохраняется и передается память о прошлом [3, с. 2]. К ним можно отнести городские погосты, братские могилы, памятники культуры и архитектуры, в том числе памятники в честь знаменитых личностей. Такие «призрачные» места оживляют призраки людей, мест и событий, из которых состоят наши биографии и взаимодействие с освоенной частью города.

Городской социум должен испытывать чувство самоидентичности с городом, в котором живет (со своей малой родиной). Понятно, что коллективная память может иметь локальный характер и принадлежать к отдельной социальной группе. Например, молодежь представляет собой своеобразную городскую совокупность и ассоциируется с местами сборов и «тусовок» молодежи, преступные группировки имеют свои места «разборок», как правило, пустыри.

Общегородская же совокупность формируется, прежде всего, из повседневной активности горожан. «Воспоминания и предвосхищения вплетены в пространственный опыт и повседневные практики, делая каждого из нас носителем «длинного» времени повседневности и сообщая нам чувство укорененности в обжитом пространстве» [2, с. 36]. Например, значимо чувство культурной идентичности горожан определенного город, особенно ярко оно проявляется, когда люди находятся вдали от родины, например на отдыхе, и очень рады встречать людей из своего города.

Включенность индивидов и групп в повседневную жизнь того или иного квартала неразрывна с их осведомленностью о том, как дела здесь обстояли прежде, кто чем владел, кто где жил, кто чем занимался. Это, во-первых, заостряет их историческое сознание, во-вторых, позволяет им видеть противоречия и сформировать адекватное социальное сознание [2, с. 31]. Что касается названия улиц – это тоже коллективная память. Часто мы можем наблюдать процессы стирания коллективной памяти при постоянном переименовании городов (Санкт-Петербург – Ленинград), которые рушат сложившийся уклад городской жизни людей, порою просто зачеркивая прошлое и историю.

«Реконструирование» городского ландшафта было частью пропаганды идеологии, и ее насаждения в умах граждан в советский период [4, с. 121]. Временные изменения приурочивались, как правило, к советским праздникам и были важным элементом советской праздничной культуры. К ним можно отнести, например, праздничное убранство и освещение городских улиц и площадей [4, с. 123]. В этот период происходила повсеместная «советизация» городской жизни.

Например, православная «столица» России – город Сергиев Посад, был основан Преподобным Сергием Радонежским, в разные столетия носил разные названия, то Сергиевский Посад (примерно 1845 год), в 1919 году город назвали Сергиев, он стал центром Сергиевского уезда. В 1930 году был переименован в Загорск в честь революционного деятеля В.М. Загорского, вот так в одночасье город потерял святые корни. Но уже 23 сентября 1991 года городу было присвоено наименование Сергиев Посад. И подобных примеров можно приводить целое множество.

Ослабление индивидуальной памяти  может повлечь распад структуры личности, ведь человек, который утратил память,  не способен  к самоидентификации [3, с. 2]. Изменение исторического ландшафта города тоже может нанести ущерб городской идентичности жителей. Чаще подобная ситуация состоит в том, что происходит столкновение интересов уникальности места и унитарности политики. В результате чего пострадавшим чаще всего оказывается историческое тело города, а также идентичность городского сообщества. Историческая среда центральной части города разрушается строительством примитивных «коробок», какие и в советские времена ставить в этих местах не решалось [3, с. 1].   

Жизнь города слишком стремительна для сохранения коллективной памяти. Она часто исчезает вместе с теми местами, которые были дороги городу: культурные памятники, которые сносят; базары сменяются более организованными формами торговли и т.д. Городским властям необходимо  сохранить локальную идентичность жителей города. Она вовлекается в контакты с новымивнешними структурами социально-исторической памяти.  Чаще всего это связано с миграционными потоками. Властям необходимо «защитить» неизменную историческую уникальность городов от унификации глобальных процессов мирового общества.

 

Литература

  1. Развитие городов в Беларуси: концептуальные основания и организация деятельности / Курс лекций. 117 с.
  2. Трубина Е. Видимое и невидимое в повседневности городов // Визуальная антропология: городские карты памяти. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2009. С. 17-45.
  3. Дахин  А.В. Город как место памятования // Гуманитарная география. М.: Институт культурного наследия им. Д.С. Лихачёва. 2006. № 4.С. 1-9.
  4. Малышева С., Сальникова А. Российский провинциальный город1920-х годов: визуализация «советскости» // Визуальная антропология: городские карты памяти. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2009. С. 121-143.

Андрианова В.А.

Политика городского развития и сохранение социально-исторической памяти горожан

  • Государственное и муниципальное управление


Яндекс.Метрика