Особенности развертывания банковского кризиса: отечественная и зарубежная модели

Гройсер И.Б.

В первой половине 2013 года вероятность банковского кризиса подскочила до уровня ноября 2008 года. В первую очередь на это повлиял рост просроченной задолженности по кредитам населения и предприятиям, к концу 2013года  стабилизировалась, но в первый месяц 2014 года подскочила снова.

По мнению экспертов все началось со второго квартала 2013 года, когда кредитные средства, выдаваемые банками, превысили суммы депозитов населения. В связи с этим у банков растет доля невозвратов, а их собственные долги перед ЦБ достигли почти 5 трлн. рублей (из них 735 млрд рублей заняты в марте 2014 года по одним только операциям РЕПО).

Новые кредиты не увеличивают покупательную способность населения – их все чаще берут только для того, чтобы рассчитаться со старыми долгами. По состоянию на  2013 год россияне взяли кредитов на 1,55 трлн. рублей, из них почти 1,3 трлн. рублей отдали банкам в уплату взятых ранее. В результате этого обмена расходы на конечное потребление выросли только на 0,3 трлн. рублей – это меньше чем на 1% от всех расходов на потребление.

Второй причиной, является борьба ЦБ с девальвацией рубля. Пытаясь укрепить рубль на мировом рынке и не привести к полному обесцениванию, в первом квартале 2014 года Центробанк скупил на рынке 41,5 млрд. рублей – соответственно, именно этих денег не досчитались банки. Со стороны финансистов такая ситуация называется снижением ликвидности, то есть нехваткой быстрых денег, которые не вложены в долгосрочные инструменты, а доступны для текущих операций.

Для стабилизации своей ликвидности, банкам приходится брать займы друг у друга и продавать ценные бумаги, в связи с этим страдают их доходы, потому что чем выше ликвидность активов, тем ниже их доходность. Об этой тенденции говорят показатели прибыльности банков к их активам. «Банки не могут повысить ликвидность, не уронив прибыльность ниже уровня привлекательности для инвесторов. По этой же причине они не могут нарастить капитал, чего требует от них Центробанк», – объясняют аналитики.

По итогам 2012 года, номинальная прибыль банков упала с 1,1 трлн. рублей  до 0,9 трлн. рублей в 2013 году. А основной показатель рентабельности снизился с 19,7% до 16,7%. По мнению экспертов в банковском секторе рентабельность должна быть выше, чем в реальном секторе. В Европе у многих банков она выше 30%. Низкая рентабельность в России наряду с коррумпированностью рынка объясняет полное отсутствие интереса к российской банковской системе со стороны иностранцев.

Также по оценке экономистов, ужесточение политики Центробанка за последний год уже поставило на грань банкротства примерно 5% российских банков. Но есть и другая сторона, которую можно оценить по косвенным признакам, и именно она намного больше. Экономисты выделяет три глобальные группы риска.

  1. «Карманные» банки, то есть банки, которые нужны владельцам не как самостоятельный бизнес, а для обслуживания других фирм выдавая им кредиты на выгодных условиях себе в убыток.
  2. Вторая группа риска – банки с аномально низкой долей просроченных кредитов. Особенно те, у кого просрочка не росла во время кризиса 2008–2009 годов. По оценке аналитиков, это 25% российских банков. Отсутствие просроченной задолженности также может указывать на недостоверную отчетность и на то, что банк служит прикрытием для другого бизнеса.

Третья группа – это банки, которым в 2014 году не хватит собственных средств для соблюдения текущего норматива достаточности капитала. Таких банков (по оценке ЦМАКП) 267. Из них 63 банка входят в топ-100 по активам или по кредитованию населения. Таким банкам в этом году понадобится 309 млрд. рублей от государства и еще столько же от собственников. Если же не такая сумма им не будет предоставлена, то они просто лопнут. При этом возникает другая проблема, при отзыве лицензии у таких банков из топ-50 по активам нынешних средств Агентства по страхованию вкладов уже не хватит, и государству придется искать дополнительные деньги, чтобы возместить вклады».

Аналитики напоминают, что из 45 банков, у которых уже Центробанк отозвал лицензии с июля 2013 года по конец 2014 года, 30 поплатились вовсе не за противозаконные операции, а слишком рискованную кредитную политику.

По прогнозам ЦМАКП, банковский кризис будет недолгим, но на нас он отразится повышением ставок по кредитам и депозитам. Но будет ли стагнация или оздоровление систем, никто не может на это вопрос ответить. Так как все зависит от сегодняшний действий государства.

Пока действия государства трудно назвать успешными, отстреливая нарушителей в случайном порядке. Это уже привело к оттоку средств из средних и малых частных банков и сокращению межбанковских кредитов для них.

Все финансисты и аналитики в один голос предлагают государству сосредоточиться на позитивных стимулах, а именно:

  • снижать стоимость кредитов для тех, кто соблюдает нормативы,
  • поощрять кредитование предприятий вместо физических лиц,
  • рекомендовать корпорациям открывать счета в «прозрачных» банках и помогать банкам больше зарабатывать на новых услугах – безналичных расчетах населения, финансовом консультировании, обслуживании пенсионных программ.

Из-за девальвации рубля инфляция в 2014 году в первые достигла двухзначного числа и составила 11,4 %, вместо планировавшихся 5%. Скользящая годовая инфляция, повысившаяся с 8,0% в сентябре 2014 г. до 16,9% в марте 2015, с апреля начала медленно снижаться и по итогам июня составила 15,3%.

В 2015 году наиболее подорожали непродовольственные товары – показатель был самым высоким за последние 14 лет, с 2001 года, из-за высокой импорт зависимости рынка и значительного ослабления рубля.

В первое половине 2015 года стоимость минимального набора питания возросла более чем на 15%, причем цены на продукты питания в общем выросли на 11%.

В 2014 году из-за введённого Россией эмбарго на ввоз продуктов из стран , которые ввели в ответ на санкции в отношении России , а также из-за девальвации рубля, импорт в Россию сократился почти на 10% по сравнению с предыдущим годом. В первом полугодии 2015 года импорт продолжил сокращаться, упав до 40%  (91 млрд.$). Во втором квартале нисходящая динамика импорта резко замедлилась – до 5% к первому кварталу текущего года.

Российский экспорт начал стабильно снижаться со второй половины 2014 года. В 2014 году наибольшее влияние на сокращение экспорта оказало уменьшение поставок за рубеж сырой нефти, природного газа и жидких топлив. В целом за третий квартал 2014 года экспорт упал на 4%, а в четвертом квартале - на 7%.

Основными задачами для государства в банковский кризис являются восстановление доверия к системе, решение проблемы долгов и восстановление кредитования. Успешные программы по преодолению последствий банковского кризиса в разных странах в различные периоды включают в себя две основные компоненты:

  1. Своевременную оценку будущих потерь с использованием стрессовых сценариев развития событий.
  2. Создание стимулов для банков в короткие сроки очистить балансы от «плохих» активов и рекапитализироваться с использованием государственных и частных средств.

В зависимости от ситуации в стране дополнительно могут понадобиться меры по расширению государственных гарантий, увеличению количества каналов предоставления ликвидности и поддержке процессов реструктуризации задолженности заемщиков.

Сравнивая способы спасения банковской системы в периоды кризиса в различных странах, можно выделить три типа действий государства.

1 тип. Скандинавские страны в начале 1990-х гг. ( Норвегия, Швеция, Финляндия) В целом успех политики Скандинавских стран по выходу из кризиса можно отнести на следование первому принципу и оперативности принятия решений. Стратегия по выходу из кризиса включала в себя:

  • национализацию крупнейших банков;
  • создание компаний по работе с плохими долгами и введение гарантий по банковским обязательствам (Швеция, Финляндия).

Особенно успешной оказались программы, проводившиеся в Швеции, хотя важно учитывать особенности экономической ситуации в данной стране. В то же время, как показывает пример Норвегии, при сравнительно небольшом объеме плохих активов (16% в Норвегии) преодолеть кризис можно и без создания специальных структур для работы с ними.

2 тип. Чили (1981г.) и Корея (1997г.). Чили удалось избежать национализации, сохранить платежеспособность банков и создать у них стимулы для выявления и работы с плохими долгами с помощью программы временного выкупа долгов по номинальной стоимости. Часть долга  выкупалась за наличность, которую банки могли использовать для платежей по обязательствам ЦБ, на оставшуюся сумму они должны были приобретать у ЦБ не торгуемые долговые расписки, по которым выплачивался 7%-ый купон. Оставшуюся часть долга ЦБ покупал за беспроцентную долговую расписку. Обязательства выкупа долга у ЦБ включали 5%-ый платеж на сумму, полученную в виде наличности, и 0%-ый платеж на сумму, которую ЦБ оплатил долговой распиской. Несмотря на положительные стороны такой программы, затраты на выход из кризиса в Чили оказались весьма высокими ввиду того, что помимо высоких издержек на программы по поддержке заемщиков реалистичная оценка была проведена с промедлением и программа была введена уже после того, как банки накопили внушительный объем плохих кредитов.

Корея лишь частично национализировала банки, а с проблемой плохих активов справилась благодаря созданию Корейской компании по управлению активами. Корея выкупала «плохие» долги по стоимости существенно ниже балансовой, что способствовало возникновению частного рынка «плохих» долгов. Дефицит капитала, образовавшийся за счет продажи долгов по цене ниже балансовой, восполнялся за счет рекапитализации с использованием средств государства. Благодаря оперативной оценке потерь выход из кризиса произошел быстрее и оказался дешевле, чем в Чили.

Обе страны принимали меры для помощи заемщикам. В Чили государство спонсировало реструктуризацию долгов, в Корее были разработаны программа реструктуризации 5 крупнейших чеболей и соглашение о реструктуризации кредитов малому и среднему бизнесу, которые подписывали кредитные организации.

3 тип. Мексика (1994г.), Индонезия (1997г.), Япония (1997г.), Аргентина (2001г.). Политика выхода из кризиса в этих странах оказалась неуспешной. Причиной являлось то, что либо вообще не были найдены эффективные инструменты избавления от «плохих» долгов, либо это сделано слишком поздно (а в Аргентине и Индонезии все осложнялось еще и политическим кризисом).

Выводы для России. Первоначально глобальный финансово-экономический кризис отразился на России несколькими волнами кризиса ликвидности. В этой ситуации помогло создание Банком России и правительством дополнительных инструментов предоставления банкам ликвидности (расширение ломбардного списка, предоставление кредитов без обеспечения и проч.), удлинение действия уже существующих инструментов.

В настоящее время все большую обеспокоенность вызывает проблема роста объема плохих долгов. Хотя данные по просроченной задолженности в российской банковской системе не выглядят угрожающими на фоне мирового опыта, но темпы роста кредиторской задолженности ускоряются и составляют около 20% в месяц.

Правительство и Банк России считают угрозу кредитного сжатия гораздо более серьезной проблемой. Вследствие чего ослаблены нормы регулирования банковской системы, что дало возможность банкам безболезненно пролонгировать проблемные займы, и начала реализовываться программа предоставления банкам субординированных кредитов. Весной 2009г. было объявлено о предоставлении дополнительного капитала ВТБ и ВЭБ и возможной либерализации условий предоставления кредитов частным банкам.

Опыт других стран показывает, что такой сценарий является рискованным с точки зрения объема средств, которые в конечном счете придется потратить на поддержку банков. Для предотвращения системного кризиса российской банковской системы необходимо сконцентрировать внимание на проблеме плохих долгов и симметричной ей проблеме цивилизованной реструктуризации задолженности заемщиков. Если правительство хочет избежать национализации банков, то ему придется вернуться к идее выкупа или секьюритизации части проблемных кредитов. Но и в этом случае не удастся полностью избежать национализации, так как придется проводить дополнительную рекапитализацию не только государственных, но и многих частных банков. Альтернатива – предоставление государственных гарантий.

Положительным моментом сложившейся сегодня в России ситуации можно считать возможность государства стимулирования консолидации банковской системы и преодоления ее фрагментарности. Таким образом, из кризиса Россия может выйти с существенно более крепкой банковской системой, чем она имела до кризиса.

Литература

  1. Доронкин М. Обзор RAEX («Эксперт РА»): «Банковский сектор в 2015 году: голодные игры» / М. Доронкин, С. Волков, П. Самиев. 2015.
  2. Егоров, А. В. Российский банковский сектор в 2014 г.: проверка на прочность / Банковское дело. 2015. № 1.
  3. Иванов, А. Кризис, банки и fintech / Банковское обозрение, 2014. № 9.
  4. Статистический бюллетень банка России: журнал. М.: Центральный банк РФ, 2015.
  5. Тетерятников, К. С. Экономическая политика и системно значимые банки в период глобальной и внутренней турбулентности: мировой и российский опыт // Международная экономика, 2015. № 3.
  6. Яковенко Д. Нищие, злые и мертвые / Эксперт, 2015. № 4.

 

Гройсер И.Б.

Особенности развертывания банковского кризиса: отечественная и зарубежная модели

  • Государственная социально-экономическая политика в условиях глобальной социально-политической нестабильности


Яндекс.Метрика