Некоторые аспекты участия защитника в допросе подозреваемого (обвиняемого)

Поспелова Е.С.

Уголовно-процессуальное законодательство содержит право защитника на активное участие в следственных действиях. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) адвокату-защитнику предоставлено право участия в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также иных следственных действиях, которые производятся с участием его подзащитного, либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника [1, ст. 53].

Участие защитника в следственных действиях направлено на достижение следующих целей: обеспечение законности проведения следственного действия, соблюдение прав и законных интересов доверителя, его психологическая поддержка, установление и сбор сведений по делу. Для обеспечения эффективной защиты своего доверителя адвокат должен грамотно и целенаправленно готовиться к участию в проводимых следственных действиях, а также вырабатывать наиболее успешную тактику поведения, и придерживаться её во время следственного действия.

Особенный интерес представляет деятельность адвокатов, чьими доверителями являются подозреваемые и обвиняемые, так как процессуальная роль защитника имеет намного большее значение для уголовного судопроизводства, чем роль адвоката, оказывающего юридическую помощь иным субъектам и участникам уголовного процесса.  Это обусловлено тем, что уголовное судопроизводство затрагивает такие основные права и законные интересы подозреваемых (обвиняемых), как право на свободу, честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни.  

Защитники принимают участие в разнообразных следственных действиях (обыск, допрос, очная ставка, проведение экспертизы, освидетельствование и другие). Однако одним из основных источников получения доказательств в уголовном процессе является именно допрос. Информация, ставшая известной в ходе допроса, нередко становится средством защиты от предъявленного обвинения.

УПК РФ не содержит легального определения допроса. В научной литературе предложены разные дефиниции данного понятия.  Так, В. Тертышник  определил допрос как следственное действие, в процессе которого следователь получает от допрашиваемого словесную информацию об обстоятельствах события преступления и других фактах, имеющих значение для установления объективной истины и обеспечения правильного применения закона [2,  с. 380].

В зависимости от стадии уголовного процесса различается объем и содержание компетенции защитника при участии в допросе. Так, защитник, представляющий интересы подозреваемого или обвиняемого на стадии предварительного расследования вправе задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам (ст. 53 УПК РФ). А в ходе судебного следствия защитник подсудимого при согласии своего доверителя вправе первым его допрашивать, т.е. задавать вопросы, не получая предварительного согласия следователя или суда (ст. 275 УПК).   

Для выявления тактических и психологических аспектов участия защитника в допросе, необходимо отметить, что защитник именно участвует в допросе, а не производит его. В большинстве случаев инициатива проведения допроса исходит от следователя.  Именно он определяет дату и время проведения допроса. Но в намеченное следователем время, защитник может оказаться занятым по другому делу или не иметь возможности участвовать в допросе по другим уважительным причинам. Если следователь не удовлетворил неформальную просьбу адвоката о переносе допроса, то защитник должен выбрать наиболее подходящий вариант действий. Во-первых, он может путём подачи соответствующего ходатайства требовать проведения допроса в другое время. Это соответствует ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя [3, ст. 14]. К ходатайству необходимо приложить документы, подтверждающие занятость защитника в назначенное следователем время. Вторым вариантом решения данного конфликта является предложение доверителю принять участие в допросе без защитника. При этом адвокату следует объяснить доверителю причины, по которым он нем может участвовать в допросе, а в случае получения согласия, он должен проконсультировать доверителя о линии поведения на допросе, которой наилучше всего придерживаться. Данная тактика может быть реализована только при одновременном наличии двух условий: полная уверенность адвоката, что его отсутствие на допросе не причинит вред интересам защиты, и согласие доверителя.

Следующий тактический вопрос, который стоит перед защитником, обусловлен тем, что его участие в допросе – не обязанность, а право. Защитнику следует определиться с целесообразностью своего участия в допросе. В большинстве случаев, участие адвоката в допросе позитивно сказывается на положении доверителя и способствует достижение целей, озвученных в начале исследования. Однако, на практике возможны ситуации, когда отсутствие защитника на допросе принесёт пользу для линии защиты. В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, являются недопустимыми доказательствами. Следовательно, присутствие защитника на допросе доверителя, являющегося подозреваемым или обвиняемым, презюмирует объективность показаний последнего. Но к моменту проведения допроса адвокат может не успеть сформулировать позицию по делу или собрать нужную информацию.  Наиболее часто такая ситуация возможна при проведении первого допроса. От позиции, которую займут обвиняемый и его защитник на первом допросе, во многом зависит направление расследования по делу. В таком случае отсутствие адвоката на допросе предоставит возможность сформулировать или в дальнейшем изменить позицию стороны защиты. Однако данный тактический приём может быть использован только при наличии юридической грамотности у доверителя, которая позволит ему реагировать на нарушение процедуры проведения допроса, а также высокого уровня психологической устойчивости. Окончательное решение о целесообразности участия адвоката в допросе остаётся за доверителем. Если он настаивает на присутствии защитника при проведении допроса, последний обязан принять в нём участие.    

При ответе на вопрос о целесообразности участия и иных вопросах большое значение имеет процессуальный статус доверителя на момент проведения допроса. Основное различие между подозреваемым и обвиняемым, и соответственно – подозрением и обвинением, состоит в том, что обвинение основывается на достаточных доказательствах (ч. 1 ст. 171 УПК РФ), а подозрение на предположениях.    

 Первый допрос подозреваемого является неотложным следственным действием, что обуславливает специфику его проведения. В таком случае защитник должен готовиться к допросу в очень сжатые сроки. Но и следователь к моменту допроса подозреваемого обладает лишь доказательствами, дающими основание только предполагать причастность к совершению преступления. Защитник должен быстро проанализировать исходную информацию, и выбрать наиболее правильную тактику поведения. Подозреваемый является вероятным участником совершения преступления, и грамотный подход к выработке позиции защиты на допросе может привести к снятию подозрений. Однако защитник должен быть морально подготовлен к возможному агрессивному настрою следователя, так как изобличение подозреваемого включает в себя требование скорейшего собирания доказательств его вины и привлечения его в качестве обвиняемого.  

Кроме того, защитнику следует уделить особое внимание психологическому настрою своего доверителя, который может быть растерян в связи с неожиданным задержанием либо, наоборот, возбужден и агрессивен. Адвокат должен успокоить доверителя, и настроить его на доброжелательную обстановку, что поможет избежать возникновения конфликтной ситуации на допросе.

Если на момент допроса доверителю уже представлены обвинения, защитник обладает большим количеством информации. При подготовке и участии в допросе необходимо уделять особое внимание обстоятельствам, оправдывающим обвиняемого или смягчающим ответственность. Защищая обвиняемого, адвокату следует настраивать доверителя на следование единой выработанной тактики (если, конечно, ими не было принято решение сменить тактику), чтобы обвиняемый не ухудшал ситуацию.

Для определения обстоятельств, которые благоприятно скажутся на положении подзащитного и которые подлежат выяснению в ходе допроса, защитнику необходимо провести предварительную беседу с подзащитным.     

В каждом конкретном случае адвокат определяет особую тактику беседы, зависящую от многих факторов: личность подзащитного с её индивидуальными физическими, психофизиологическими, социальными характеристиками, уровнем культуры и интеллекта; место, условия и обстановка беседы; характер обвинения и тяжесть расследуемого преступления, и личные качества самого защитника [4, с. 21].

Реакция каждого человека на уголовное преследование индивидуальна. В зависимости от особенностей личности, доверитель может занять как активную, так и пассивную позицию.

Когда подзащитный активно себя проявляет, предлагает собственные варианты по разработке позиции защиты, показывает инициативу в подготовке к допросу, адвокату необходимо грамотно использовать энергию доверителя. В одних случаях, активная роль подзащитного может быть полезна для линии защиты (например, когда существуют реальные доказательства защиты, либо когда доверитель признаёт вину и готов сотрудничать со следствием). А в других случаях энергия доверителя может пойти во вред его положению (например, когда линия защиты до конца не выработана, доказательства защиты не собраны, а доверитель не признаёт вину). В первом случае адвокату следует поддерживать инициативу подзащитного, а во втором попытаться доказать необходимость вести себя более сдержано и быть менее многословным.

Если доверитель занял пассивную позицию, адвокат не должен оказывать давление, дабы избежать ещё большей замкнутости. Если пассивная позиция может сказаться против интересов подзащитного, то адвокату следует эмоционально воздействовать на него с целью корректировки его поведения. Для этого защитник может описывать благоприятный исход дела, который, однако, будет недостижим без активного участия доверителя в отстаивании своих прав. Кроме того, адвокат должен попытаться выяснить причину закрытости доверителя, так как она может быть обусловлена не его психотипом в целом, а отдельными страхами или условностями. Возможно, что подзащитный не хочет говорить на допросе из-за страха перед «людьми в форме» или из-за страха «потерять лицо».  В таком случае, адвокат должен попытаться развеять эти страхи.

Место, условия и обстановка беседы имеют важное значение для налаживания эмоционального контакта. Наиболее благоприятными условиями для подготовки к допросу является офис адвоката или нейтральное место (например, кафе), отсутствие третьих лиц и наличие достаточного количества времени. Когда беседа происходит в следственном изоляторе, защитник должен убедиться в том, что разговор не подслушивается. Если доверитель находится в состоянии психологического напряжения, перед началом разговора его необходимо успокоить.

Личность защитника также играет большую роль для благоприятного исхода дела. В первую очередь, подзащитный должен доверять своему адвокату. Доверие между подзащитным и адвокатам является основой не только для успешного участия в допросе, но и для осуществления всей защиты в целом. Доверие основывается на честности и правдивости, а также точности и пунктуальности адвоката.

При выработке и обсуждении тактики участия в допросе, адвокату следует избегать ошибок, способных вызвать замкнутость или неискренность у доверителя. Для этого необходимо, во-первых, персонализировать разговор с доверителем, т.е. придать ему характер общения людей, симпатичных и приятных друг другу. Во-вторых, защитнику следует проявлять сочувствие и сопереживание доверителю, показывать искренний интерес и пытаться «поставить себя на место» своего подзащитного [5, с. 325].

После проведения беседы и выяснения значимых обстоятельств, защитник переходит к стадии формулирования вопросов, которые он планирует задать подзащитному во время допроса. Особенно важен этот этап для подготовки к допросу на стадии судебного следствия. Защитнику необходимо корректно сформулировать вопросы, чтобы обезопасить сторону защиты от отрицательных для себя ответов доверителя. После выявления сущности вопросов, надо определиться с их последовательностью. Для удобства адвокату следует составить письменный план. Предварительное обсуждение предполагаемых ответов на вопросы с доверителем не противоречит этике адвокатской деятельности. Обсуждение может указать на имеющиеся в плане защитника изъяны, и поможет подзащитному правильно формулировать свои мысли при даче ответов, что позволит избежать негативных результатов допроса.  

В ходе разработки тактики участия в допросе защитник должен представлять себе поставленную следователем цель и возможные способы её достижения. Для этого защитник мысленно воспроизводит предполагаемый ход рассуждений следователя, используя имеющуюся в его распоряжении информацию, а также применяя иные известные ему методики индуктивного и дедуктивного мышления, свои криминалистические познания и профессиональный опыт. После определения предполагаемой версии и цели следователя, защитнику следует под этим углом проанализировать выработанную им линию защиты. Это поможет выявить погрешности в обеих версиях, а значит, устранить возникающие противоречия.   

Однако составление плана и определение тактики участия в допросе не означает, что нельзя вносить корректировки по ходу проведения следственного действия. Защитник лишь предполагает, а не знает план расследования, по которому работает следователь. А доверитель может поддаться на тактические приёмы следователя или прокурора, или потерять контроль над своими чувствами и эмоциями. Таким образом, информация, открывающаяся в ходе допроса, может быть не известна защитнику. Поэтому, готовясь к участию в допросе, адвокату важно достичь правильного психологического настроя. Он должен быть морально готов вносить корректировки в ранее намеченную схему и менять свою тактику. Так, часть запланированных вопросов может задать сторона обвинения, другие вопросы могут стать излишними, а в зависимости от хода допроса формулировки некоторых вопросов следует изменить. Профессионализм и опыт, при их наличии, помогают защитнику нейтрализовать неожиданно появившеюся информацию, отягчающую ответственность или доказывающие вину, или усиливать доказательственный вес открывшихся благоприятных для защиты сведений. Начинающий адвокат может развивать этот навык, моделируя возможные отклонения от схемы защиты во время допроса по заданному кейсу. Это поможет ему в дальнейшем на практике не растеряться в ходе допроса. 

Интересам как защиты, так и следствия отвечает выполнение процессуальных обязанностей и реализация прав всеми участниками допроса. Достижению этой цели способствует благоприятная психологическая обстановка в ходе проведения допроса. Наличие взаимопонимания между следователем, допрашиваемым и защитником является основной установления благоприятной психологической атмосферы допроса [6, с. 502]. С одной стороны, это снижает риск того, что доверитель отойдёт от выработанной линии защиты (например, совершит самооговор или начнёт путаться в показаниях). А с другой стороны, если между сторонами не установится психологический контакт, следователь может стать более агрессивным или менее многословным, что создаст препятствия по уяснению линии обвинения. Ведь чем меньше следователь будет настроен на общение, тем меньше информации по делу сможет узнать сторона защиты. Кроме того, при отсутствии психологического контакта, следователь может не воспринять показания допрашиваемого, его доводы, аргументы и предъявленные доказательства.

В ходе допроса адвокат должен наблюдать за своим подзащитным и следователем. Во время допроса у участников может меняться поведение (например, они могут становиться более грубыми, настороженными, резкими), настроение (угнетенное, радостное, подавленное), манера речи (темп речи, оговорки, стиль) и внешний вид (мимика, жесты, поза) [7, с. 60].  Реагируя на физиологические реакции и эмоциональный настрой, адвокат может проводить консультации с доверителем (с целью успокоить, разрешить недоразумение т.д.), или же, воспользовавшись благоприятным моментом, получить разрешение следователя и задать вопрос и т.д. Если доверитель находится в раздраженном состоянии, грубит или мешают проведению допроса, адвокат должен пресекать подобное поведение, обращая на него внимание или делая прямые замечания. Как говорил известный адвокат Г.П. Падва: «высокий профессиональный долг защитника не должен вступать в конфликт с гражданской, человеческой совестью адвоката» [8, с. 26]. Защитник должен понимать, что нельзя создавать сложности стороне, производящей допрос.

Внимание защитника так же должно быть направлено используемые следователем тактические приёмы, которые влияют или могут повлиять на эмоциональный настрой допрашиваемого и характер его ответов. Несмотря на общее повышение профессионализма следователей, до сих пор нередки случаи, когда во время допросов следователи применяют различные формы психологического насилия, например, угрожают физической расправой, увеличением наказания, предъявлением обвинения в более тяжком преступлении, или иным недопустимым образом пытаются получить достаточные для обвинения показания. Если защитник видит, что следователь выходит за рамки закона или этики, то он обязан незамедлительно реагировать на подобные действия, делать заявление о недопустимости подобной тактики допроса. В ситуации, когда реакция адвоката не повлияла на поведение следователя, адвокату следует убедить доверителя в необходимости отказаться отвечать на вопросы следователя, а также может требовать прекращения или приостановления допроса [9, с. 79].  

При этом защитнику не следует опасаться негативной реакции следователя. Возможность появления подобных конфликтов между защитником и следователем предопределена различием их процессуальных функций. Между стороной защиты и стороной обвинения происходит постоянная борьба суждений, каждое из которых является отрицанием другого на праве состязательности, предоставленной сторонам ст. 15 УПК РФ [10, с. 172]. Однако, несмотря на присущее уголовному преследованию соперничество между сторонами, тактическое противоборство защитника не должно оказать отрицательного влияние на положение его подзащитного. Поэтому даже при грубом нарушении профессиональных и этических норм со стороны следователя, адвокат всегда должен оставаться в рамках правового поля.  

Во время проведения допроса адвокат должен быть максимально внимателен и собран. Цель его участия в допросе это не пассивное слушание, а активная вовлеченность. В ходе допроса защитник должен находиться в состоянии рефлексии. А.В. Карпов определяет способность к рефлексии, как «умение реконструировать и анализировать понимаемый в широком смысле план построения собственной или чужой мысли; как умение выделять в этом плане его состав и структуру, а затем объективировать их, прорабатывать соответственно ставящимся целям» [11, с. 21]. Применяя рефлексию, защитник как бы встаёт на позицию следователя и с его точки зрения смотрит на подзащитного и самого себя, весь процесс общения, анализирует прошлое и прогнозирует перспективу развития допроса. Это мышление о мышлении по поводу расследуемого дела, мысленное моделирование возможных рассуждений. Если следователь использует рефлексию, а защитник нет, последний автоматически оказывается в менее выгодном положении. Рефлексия является основой понимания скрытых целей другой стороны, её позиции в статике и динамики, а также минусов собственных аргументов и поведения.

Кроме психологической подготовки, адвокат должен быть готов распознать процессуальные ошибки проведения допроса. При нарушении уголовно-процессуального порядка проведения допроса, защитнику следует указать на нарушения следователю во время допроса. А перед окончанием  допроса необходимо сделать заявление о том, какие именно нарушения УПК допущены судом или следователем, и потребовать занести своё заявление в протокол допроса или судебного заседания.

Итогом проведения допроса является составление протокола - процессуального документа, отражающего ход и результаты допроса (ст. 190 УПК РФ). Согласно ч. 2 ст. 190 УПК РФ показания записываются по возможности дословно, а вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.  Кроме того, в протоколе отражаются все вопросы, включая отведенные следователем или оставленные без ответа. Одним из полномочий защитника, закрепленных ст. 53 УПК РФ является право на ознакомление с протоколами следственных действий и производство письменных замечаний по поводу правильности и полноты записей в протоколе.  Для того чтобы реализовать данное право в полном объёме, в процессе допроса защитнику следует в письменном виде фиксировать вопросы следователя или суда и ответы на них. В противном случае, он будет лишён возможности проверить точность их занесения в протокол. Проверка правильности и полноты записей должна производиться тщательным и детальным образом. Если протокол искажает ход и результаты допроса или является неполным, адвокату следует требовать внесение необходимых поправок в подготовленный протокол. Не выполнив этих действий, адвокат обесценит своё участие в допросе, так как искажение и неполнота протокола всегда направлены против стороны защиты.

Для обеспечения эффективной защиты своего доверителя адвокат должен охватить все психологические и тактические аспекты подготовки и участия в допросе. От его действий во многом будет зависеть то, в какую сторону будут отнесены показания подзащитного: в сторону обвинения или оправдания, смягчения или отягчения ответственности. Однако основным условием для качественного выполнения своих функций во время допроса является умение защитника использовать свои профессиональные навыки. Именно уровень развития приёмов профессионального мышления является отличительной чертой успешного адвоката.

Литература

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: N 174-ФЗ от 18 декабря 2001 (ред. от 13.07.2015). Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Тертышник В. М. Уголовный процесс: Учебное пособие / Харьков: Арсис, 1999. 528 с.
  3. Кодекс профессиональной этики адвоката: принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 (ред. от 22.04.2015). Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Шарапова Д. В. Участие защитника в допросе подсудимого в судебном заседании суда первой инстанции, проводимом в общем порядке // Адвокатская практика. 2013. № 4. С. 19-22.
  5. Образцов В.А., Богомолова Н.Н. Криминалистическая психология  / М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2002. 448 с. 
  6. Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. 718 с.
  7. Игнатенко Е.А. Критерии психологического воздействия на допрашиваемого в ходе производства допроса подозреваемого (обвиняемого) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 5 (19), ч. 2. С. 59-61.
  8. Падва Г. Этика и тактика допроса потерпевшего защитником обвиняемого // Советская юстиция. 1987. № 7. С. 26
  9. Баев М.О. Тактические особенности участия адвоката-защитника в производстве следственных действий // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 2. С. 78-84.
  10. Байчорова Ф.Х. Проблемы допроса и оценки показаний некоторых категорий потерпевших и свидетелей // Евразийский юридический журнал. № 4 (71) .2014 С. 172-174.
  11. Карпов, А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности / М.: Институт психологии РАН, 2004. 424 с.

Поспелова Е.С.

Некоторые аспекты участия защитника в допросе подозреваемого (обвиняемого)

  • Теория и практика юридической науки


Яндекс.Метрика