Нематериальные блага как объект гражданско-правовой защиты

Гусельникова О.Ю.

В связи с формированием различных форм общественных отношений и динамичным развитием постперестроечного государства в целом, возникла объективная предпосылка для урегулирования вопросов о нематериальных благах в российском законодательстве.

Последние десятилетия доказали многогранность существующих отношений, развитость институциональной системы, в связи с чем актуализировались вопросы личностных отношений, и, как следствие повысился интерес к проблемам правовой защиты нарушенных или оспариваемых личных неимущественных прав гражданина. Как отмечал российский правовед, профессор, И. А. Покровский, развитие общества обуславливает возникновение следующей потребности для государства: «помимо охраны человека в его общей, родовой сущности, в его типичных интересах, дать охрану конкретной личности во всем богатстве ее своеобразных особенностей и творческих проявлений… Первое, в чем человек нуждается, это, конечно, охрана его самых элементарных благ – жизни, телесной неприкосновенности, свободы» [5].

Итак, особую группу объектов гражданских прав, согласно ст. 128 ГК РФ, составляют нематериальные блага. Законодатель не дает четкого определения данного понятия, в связи с чем на сегодняшний день сохраняются дискуссии о природе и содержании данного термина.

После принятия Федерального Закона от 2 июля 2013 года № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [9]  в ГК РФ произошли значительные изменения, которые требуют более подробного изучения.

В новой редакции статьи 150 ГК РФ [1, ст. 150] личные неимущественные права (право на свободное передвижение, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства) «модифицировались» в категорию нематериальных благ: свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство. Более того, из предшествующей редакции пункта 1 статьи 150 ГК РФ исключено указание на «иные личные неимущественные права», действующая редакция сохранила в тексте закона указание лишь на «иные нематериальные блага» [1, ст. 150]. С одной стороны, такая трактовка снижает остроту теоретических диспутов в части разграничения понятий «нематериальное благо» и «личные неимущественные права», однако вопрос  о теоретической интерпретации  и  практическом  содержании понятия нематериальных благ остается открытым, что порождает многообразие форм толкования данного определения.

В ст. 150 Гражданского кодекса РФ на сегодняшний день все еще прослеживается смешение понятий «нематериальные блага» и «личные неимущественные права». При этом, мнения исследователей по данному вопросу расходятся: одни склонны полагать, что законодатель разводит эти понятия, другие – настаивают на отождествлении рассматриваемых понятий.

На смешение понятий «нематериальные блага» и «личные неимущественные права» в ст. 150 ГК РФ указывал П.В. Крашенинников, подчеркивая, что категория «личные неимущественные права» содержится в числе названных в п. 1 ст. 150 ГК РФ нематериальных благ [12, ст. 150]. М.Н. Малеина считает, что нематериальные (духовные) блага, а также результаты интеллектуальной деятельности могут выступать объектами личных неимущественных прав, и, в то же время, отмечает, что редакцию ст. 150 ГК РФ следует уточнить, «исключив из перечня нематериальных благ неимущественные права» [3]. По мнению В.В. Долинской, в действующем законодательстве не имеется четкого разграничения между нематериальными благами и личными неимущественными правами, в качестве доказательства данного довода она ссылается на то, что в ст. 150 ГК РФ говорится о жизни, здоровье и иных нематериальных благах как об однопорядковых явлениях, в то же время входящих по ст. 128 ГК РФ в число объектов гражданских прав, и о правах - свободного передвижения, на имя и т. д. Автор подчеркивает, что такой подход влечет смешение объектов прав и содержания правоотношения [6].

Однако многие авторы называют некорректным смешение объектов прав (нематериальных благ) и содержания правоотношения (неимущественных прав), в частности так считают В.В. Долинская, М.Н. Малеина, В.П. Мозолин и др.

На отсутствие ясности в данном вопросе указывает И.А. Михайлова, которая считает, что нематериальные блага не только отличаются от личных неимущественных прав, но отличаются друг от друга, что дает основание для противоположного вывода о том, что нематериальные блага и личные неимущественные права можно объединить и назвать их нематериальными ценностями [11].

Теоретический анализ специальной литературы приводит к выводу о том, что нематериальное благо, также как и личное неимущественное право, представляет собой самостоятельное правовое явление. Положения статьи 128 ГК РФ устанавливают,  что именно нематериальные блага относятся к объектам гражданских прав [1, с. 128]. В юридических источниках под объектами гражданских прав понимают «материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают определенные общественные отношения, выступающие предметом гражданского права, а также имеют место правовые связи вследствие урегулирования этих отношений» [1].

Будучи признанными объектами гражданских прав, нематериальные блага обладают присущими им свойствами: во-первых, дискретностью, то есть определенностью и обособленностью от всех других объектов, а, во-вторых, обеспечивается нормативно гарантированная возможность закрепления нематериальных благ за субъектами гражданского права.

Исходя из основания последнего свойства можно установить связь нематериального блага с личным неимущественным правом как частный случай связи объекта гражданских прав с субъективным правом. В том случае, если нематериальные блага вовлекаются в конкретное правоотношение, то речь уже может идти об объектах конкретных субъективных  (личных неимущественных) прав. Лишь с этого момента нематериальные блага и личные неимущественные права функционируют в рамках гражданско-правового отношения, представляя собой при этом различные его структурные элементы – содержание и объект. Таким образом, следует определить, что нематериальное благо и личное неимущественное право представляют собой самостоятельные правовые явления, имеющими различную правовую природу, при этом являясь отдельными, хотя и взаимосвязанными, элементами гражданского правоотношения.

Обратимся также к рассмотрению признаков нематериальных благ как объектов гражданских прав. В первую очередь, данную категорию прав отличает неэкономический характер, важна и самостоятельная ценность блага для его носителя. Нематериальное благо характеризуется тем, что оно отождествляется с непосредственной принадлежностью личности и неотделимость от нее. Исследователи данного вопроса отмечают среди признаков функциональное свойство нетоварности. Важно оговориться, что перечисленные признаки носят весьма условный характер, что непременно должно быть учтено в каждом конкретном случае при их трактовке. Так, к примеру,  нечуждаемость и нетоварность не следует отождествлять с невозможностью причинения носителям нематериальных благ экономических последствий. В свою очередь, неотчуждаемость нематериальных благ не исключает того, что осуществление и защита прав могут быть поручены третьим лицам (законным представителям несовершеннолетнего или адвокату).

Детальное изучение главы 8 подраздела 1 раздела 1 Гражданского кодекса РФ  позволяет построить классификацию нематериальных благ, защищаемых гражданским законодательством. В отношении рассмотрения данного вопроса следует согласиться с позицией Л.О. Красавчиковой: она предлагает двухуровневую систему личных неимущественных прав, основанную на разделении нематериальных благ в зависимости от их направленности: «нематериальные блага, связанные с физическим существованием человека, и нематериальные блага, связанные с социальным существованием человека» [10].

Статья 19 ГК РФ определяет, что гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона и (или) национального обычая. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации, т. е. человек становится гражданином, участником гражданского оборота с момента регистрации его имени. Авторство также является нематериальным благом. В статье 128 ГК РФ произведено отграничение охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (интеллектуальная собственность) и нематериальные блага, к которым ст. 150 ГК РФ относит право авторства.

3. Честь, доброе имя и репутация – группа благ, которые возникают и сохраняют свой статус в силу поведения индивида или отношения к нему в гражданском обществе. Данному виду нематериальных благ посвящена статья 152 Гражданского кодекса РФ.

4. Свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства. В отличие от предыдущей редакции ст. 150 ГК РФ данный вид нематериальных благ сейчас называются не правом, а «свободой» гражданина. Вероятно, такое трактование значительно расширяет возможности гражданина в реализации материальных благ, возникающих у гражданина в силу закона, поскольку свободу человека необходимо рассматривать как более широкое, емкое понятие.

Особое значение имеет изучение способов защиты нематериального блага, ведь человек, не обеспеченный возможностью защиты принадлежащих ему основных прав - права на жизнь, здоровье, неприкосновенность личности и т. д. - не может быть свободен и в имущественном обороте. Как отмечает, В. К. Андреев,  «нарушение физической и интеллектуальной неприкосновенности гражданина как человека влечет за собой установление специфической ответственности – компенсации морального вреда» [8, с. 31]. Отметим, что под нарушением нематериальных благ следует понимать физические и нравственные страдания личности. Важным является замечание о том, «моральный вред отличается от убытков (прямого ущерба и упущенной выгоды) (ст. 15 ГК РФ), поэтому денежную компенсацию морального вреда нельзя рассматривать по правилам имущественной ответственности» [2, с. 31]. Касаясь  практического применения данных норм права, обратимся к исследованию В.А. Холодова, который отмечает, что «в судебной практике последних лет нередки случаи исков по компенсации морального вреда за причиненные гражданам нравственные страдания» [2, с. 94]

Исходя из существа нематериальных благ, их защита производится в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренными. Данная формулировка означает, что в случае защиты нематериальных благ применяются лишь те нормы разд. I ГК РФ, в которых есть прямые указания на нематериальные блага и личные неимущественные права (например, п. 2 ст. 2, ст. 19, гл. 8, ст. 208 ГК РФ) [1]. Использование способов защиты, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, возможно в случаях и пределах, вытекающих из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. Так, к примеру, для защиты нарушенных нематериальных благ не может использоваться такой способ, как изменение и прекращение правоотношения, поскольку они возникают и существуют вне правоотношения [1].

Помимо общих способов защиты нематериальных благ выделяют и специфические – при нарушении и угрозах посягательств на нематериальные блага граждан. В случае установления судом факта распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, должно последовать их опровержение тем же способом, которым были распространены эти сведения. Подчеркнем, что «юридическая практика свидетельствует о том, что иски о защите чести и достоинства относятся к числе способов защиты, получивших в последнее время большое распространение и достаточно четкое правовое регулирование» [2, с. 96].

В случае, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (абз. 2 п. 2 ст. 150 ГК РФ) [1].

Таким образом, на сегодняшний день существуют различные способы защиты нематериальных благ, предусмотренные законодательством. В то же время нельзя не обратить внимания на то, что возникает все большая потребность в четкой регламентации и установлении норм защиты более широко круга нематериальных благ, поскольку происходит постепенное развитие общественных отношений в сторону формирования личных неимущественных отношений.

Резюмируя изложенное, можно сделать следующие выводы. Изучение природы нематериальных благ приобретает все большую актуальность, требуется системное обобщение теоретико-практических данных. Действующие нормы Гражданского кодекса не в полной мере определяют юридическое значение нематериальных благ, поэтому, на наш взгляд, целесообразно внести некоторые коррективы в части регулирования рассматриваемого вопроса.

Во-первых, юридическое закрепление понятия «нематериальное благо» позволило бы решить проблему многозначного трактования его природы. Более того, четкое закрепление его содержания не вызывало бы существующие диспуты в научной среде.

Во-вторых, обращаясь к Концепции развития гражданского законодательства РФ, мы можем встретить замечания по поводу урегулирования вопроса о нематериальных благах: «Главу 8 ГК РФ следует дополнить развернутой системой детальных правовых норм, имеющих целью регулирование и (или) защиту конкретных видов нематериальных благ и личных неимущественных прав граждан» [4]. Безусловно, данное направление деятельности должно являться основополагающим, поскольку лишь понятное и доступное изложение норм о нематериальных благах как объектах гражданско-правовой защиты позволит говорить об их гарантии и беспрекословной реализации. Отметим, что на сегодняшний день существуют некоторые несовершенства правового регулирования защиты нематериальных благ: к примеру, в перечне статьи 150 ГК РФ не указано урегулированное статьей 152.1 ГК РФ право на охрану изображения гражданина [1].

И, наконец, «в юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о выделении самостоятельной главы в ГК РФ, посвященной личным неимущественным правам» [12]. На наш взгляд, данное предложение становится все более актуальным, что вытекает из возникновения разнообразных форм правоотношений, а также из возросшей общественно-практической значимости личности в условиях становления современной российской действительности.

Подводя итог, можно сказать, что нематериальные блага являются самостоятельной правосубъектной формой, принадлежащей гражданину как человеку. Свой смысл и содержание они черпает в нормах Конституции РФ, в гражданском законодательстве, а также иных законах, регулирующих вопросы обеспечения нематериальных благ. Таким образом, нематериальное благо как объект гражданско-правовой защиты представляет собой «идеальный», не имеющий имущественного выражения объект субъективного гражданского права, способный принадлежать как физическому, так и в юридическому лицу, для которого характерны свойства неотчуждаемости и непередаваемости от рождения или в силу закона от одного лица к другому, а также имеющий сугубо индивидуальную направленность, не имеющий возможности его полного восстановления в случае нарушения.

 

Литература

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 октября 1994 года  N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016).Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Холодов В.А. К вопросу о защите нематериальных благ и личных неимущественных прав в России: по материалам судебной практики // Вестник государственного и муниципального управления. Изд.: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Москва). 2014. 2-1. С. 94-97.
  3. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 13 -14.
  4. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07 октября 2009 года). Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2013. 351 c.
  6. Долинская В.В. Предмет гражданского права: тенденции и проблемы развития // Цивилист. 2011. N 4. С. 19.
  7. Зинченко С.А. Развитие субъективного права гражданина на физическое, социальное и духовное воспроизводство в условиях социализации российского государства // Северо-Кавказский юридический вестник.  Изд.: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Москва).  2014. 1.  С. 69-73.
  8. Андреев В.К. Существо нематериальных благ и их защита // Журнал российского права. 2014. № 3. С. 27-33.
  9. О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 02 июля 2013 года N 142-ФЗ Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  10. Красавчикова Л. О. Понятие и система личных неимущественных прав граждан в гражданском праве РФ: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург, 1994. С. 14 - 25.
  11. Михайлова И. А. Личные неимущественные права и нематериальные блага: традиционное понимание и новые подходы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 4.
  12. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года ) Федеральный закон от 02 июля 2013 года N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».
  13. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. П.В. Крашенинникова. Статут, 2011.
  14. Слипченко С.А. Некоторые вопросы теории и практики личных неимущественных прав // Цивилист. 2011. 2.

Гусельникова О.Ю.

Нематериальные блага как объект гражданско-правовой защиты

  • Теория и практика юридической науки


Яндекс.Метрика