Анализ судебной практики и приговоров (ст. 204 УК РФ)

Ивановская А.С.

Состав такого преступления как «коммерческий подкуп» выделен  в ст.204 Уголовного кодекса РФ [1, c.204 ].  Изменения в содержании данного состава, вызванные вступлением в силу Федерального закона от 03.07.2016 №324-ФЗ [2, c. 4257] привели к выделению  двух самостоятельных составов преступления. В частности выделяется  дача коммерческого подкупа (ч. ч. 1 -4 ст. 204 УК РФ).   Самостоятельным составом выступает  получение коммерческого подкупа (ч.ч. 5- 8 ст. 204 УК РФ).  Верховный суд неоднократно обращал внимание на особенности квалификации деяний по ст.204 УК РФ.

В частности отдельные вопросы квалификации данного деяния были раскрыты в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 [3]. Как отмечается в литературе,  особое значение имело разъяснение того, что понимается под коммерческой организацией. Таковой называлось юридическое лицо, которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыль.

Но данный документ утратил силу в связи с изданием нового ПостановленияПленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 (далее Постановление) [4]. Специалисты отмечают новизну данного Постановления, где составы, связанные со взяткой, были объединены с коммерческим подкупом были выделены в единое понятие «коррупционные преступления» [5, c. 54].  При этом в п.9  Постановления был выделен единый предмет взяточничества и коммерческого подкупа. Суд разъяснил, чтонаряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав. Особое значение имело выделение понятия «незаконное оказание услуг». При этом в п.11 даны разъяснения  о том, что в случаях, когда предметом коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод. Например, это может происходить  с момента уничтожения или возврата долговой расписки. Также это может, происходит с момента заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, либо с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости. В данном Постановлении разъяснены и другие спорные моменты, связаннее с квалификацией коммерческого подкупа.

Специалисты отмечают недостатки данного разъяснения. В п. 24 Постановления закреплено, что получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, следует квалифицировать как коммерческий подкуп вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействия) [6, c. 85-88].

По мнению А.А. Бакрадзе закрепление подобной практики противоречило бы требованиям закона. При отсутствии умысла на совершение действий (бездействие) содеянное при наличии других достаточных данных можно квалифицировать как покушение на мошенничество.  В целом практика судов по  вопросам квалификации коммерческого подкупа в целом соответствует разъяснениям Верховного Суда РФ.   По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 204  лица, привлеченные к уголовной ответственности за коммерческий подкуп, осуждаются в основном за незаконное получение вознаграждения за совершение действий в интересах дающего лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих организациях.

Имеют место и осуждение лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях, за незаконное получение предмета коммерческого подкупа за совершение действий в интересах дающего, в связи с занимаемым служебным положением, и за совершение незаконных действий. Так  Приговором Свердловского районного суда г. Перми от 14 марта 2016 года А. осужден по ч. 3 ст. 204 УК РФ, являясь ведущим инженером по обслуживанию холодильного оборудования крупной торговой сети и владея в связи со своим служебным положением информацией о проводимых тендерах по поставке и монтажу данного оборудования, обладая исключительными полномочиями по выбору фирм-контрагентов в указанной сфере, получил незаконные вознаграждения от руководства одной из этих фирм за оказание содействия в заключении договоров и принятии выполненных работ по данным договорам [7].  То есть в данном случае  основанием для осуждения стало выявление факта получения незаконного вознаграждения.

По другому делу приговором Индустриального районного суда г. Перми от 6 июня 2016 года начальник строительно-монтажного управления газораспределительной организации В. осужден по пп. "а", "б" ч. 4 ст. 204 УК РФ. В ходе личных встреч и переговоров с Л. с целью понудить его к передаче денежных средств В. неоднократно заявлял, что до момента передачи незаконного денежного вознаграждения действия по врезке и пуске газа со стороны сотрудников газораспределительной организации совершаться не будут, что повлечет негативные последствия для деятельности представляемой Л. коммерческой организации в связи с возможной порчей зерна при отсутствии газификации зерносушильного комплекса. После этого В. получил от Л. незаконное вознаграждение за совершение комплекса организационных и технических действий, включая врезку и пуск газа, дающих возможность подключаемому объекту капитального строительства (зерносушилке) использовать газ, поступающий из сети газораспределения [8].

Как показывает анализ приговоров, постановленных по уголовным делам данной категории, каких-либо трудностей при разрешении вопросов о содержании действий виновных лиц с точки зрения наличия или отсутствия в них признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьями 204 УК РФ, оконченности либо неоконченности преступлений у судов Пермского края не возникает.

Следует учесть, что особенностью возбуждения дел связанных с коммерческим подкупом является необходимость подачи заявления руководителем коммерческой  или иной организации о причинении вреда. Суды  и органы предварительного расследования не всегда это учитывают.

Как пример, можно привести выдержку из Апелляционного определения Пермского краевого суда от 15.01.2015 по делу N 22-26/2015: Из представленных материалов следует, что, по мнению органов предварительного расследования и суда первой инстанции, в результате совершенного М. деяния вред причинен исключительно интересам коммерческой организации. Однако на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении М. по ст. 204 УК РФ от 29 августа 2013 г., несмотря на то обстоятельство, что доследственная проверка проводилась достаточно длительный период времени с 26 июля по 29 августа 2013 г. и юридически значимые обстоятельства для принятия решения о возбуждении уголовного дела по данному преступлению были установлены, заявление руководителя коммерческой организации о привлечении М. к уголовной ответственности и согласие на возбуждение уголовного дела получены не были. Получение такого согласия 25 декабря 2013 г. от руководителя филиала ОАО  П. при том, что, как следует из ходатайства первого заместителя генерального директора ОАО, вред коммерческой организации действиями М. причинен не был, не может свидетельствовать о соблюдении процедуры возбуждения уголовного дела в отношении М. При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что уголовное дело в отношении М. возбуждено незаконно, а потому постановленный по данному делу обвинительный приговор подлежит отмене, а уголовное дело прекращению.

То есть в данном случае суд посчитал, что так как  заявления со стороны руководителя не было, то говорить о факте коммерческого подкупа не приходится. При этом следует учесть, что  Федеральным законом от 02.11.2013 №302-ФЗ пункты 2 и 3 примечаний к статье 201 УК РФ признаны утратившими силу. То есть в  настоящее время уголовное дело по делам о коммерческом подкупе могут быть возбуждены  и рассмотрены и без заявления руководителя коммерческой организации. Таким образом, прекращена практика, затрудняющая правоприменительную деятельность.

В целом изменение законодательства не привело к тому, что суды испытывают какие-либо особые проблемы, связанные с классификацией  коммерческого подкупа.

Литература

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. №25. ст. 2954.
  2. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 03.07.2016 N 324-ФЗ // "Собрание законодательства РФ", 04.07.2016, № 27 (часть II), ст. 4257.
  3. О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 (ред. от 22.05.2012) //Российская газета", N 38, 23.02.2000 (утратил силу).
  4. О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 (ред. от 03.12.2013) //Бюллетень Верховного Суда РФ", N 9, сентябрь, 2013.
  5. Грошев А. О проекте Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о взяточничестве, коммерческом подкупе и иных коррупционных преступлениях" // Уголовное право. 2013. N 5. С. 53 - 60
  6. Гришин Д.А. Освобождение от уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений в виде коммерческого подкупа и дачи взятки//Проблемы права. 2016. № 5 (59). С. 85 -88.
  7. Апелляционное определение Пермского краевого суда от 15.01.2015 по делу N 22-26/2015// СПС «КонсультантПлюс»
  8. Апелляционное определение Пермского краевого суда от 15.01.2015 по делу N 22-26/2015// СПС «КонсультантПлюс»

Ивановская А.С.

Анализ судебной практики и приговоров (ст. 204 УК РФ)

  • Правовое регулирование жизнедеятельности общества


Яндекс.Метрика